1 2 3 4 5 6 >>

Марина Сергеевна Серова
От судьбы не уйдешь

От судьбы не уйдешь
Марина С. Серова

Частный детектив Татьяна Иванова

Марина Серова

От судьбы не уйдешь

Глава 1

Утро понедельника

Как говорится, утро добрым не бывает.

Я убедилась в этом в очередной, который уж раз в нынешнее утро понедельника. Ночь накануне была какой-то прямо-таки сумасшедшей. Дело в том, что буквально вчера погода резко изменилась и выходные, можно сказать, были испорчены сильным порывистым ветром, который грозил перерасти в ураган. Мне не спалось уже две ночи подряд.

Я стояла на балконе, поеживаясь под хлесткими порывами ветра и гадая, случится наконец ураган или и на этот раз пронесет? Думать мне было больше не о чем. Последние две недели я пребывала в состоянии, близком к кататонии, – я бездельничала и спала. Спала и бездельничала. Выспалась наконец. Да, двух недель безделья для моей ой какой деятельной натуры было предостаточно. Можно сказать, что это был уже край. Тот самый край, после которого – провал.

Я уже нервничала. Я ждала дела. Хоть какого-нибудь запропащего, только бы выйти из этого мерзкого состояния бурундука! Хотя почему бурундука? Бурундуки, как известно, большие любители поспать, чего не скажешь обо мне, по крайней мере в последние две ночи.

Да, со сном мне тоже не везло. Я не единожды делала попытки заманить в свою спальню Морфея, но всегда благоволивший ко мне бог отчего-то теперь не желал посещать мою девичью опочивальню.

Часов до двух я еще чем-то развлекалась, а потом просто стояла на балконе, подставив лицо буйствующему ветру, в слабой надежде, что он сможет подействовать – немного утомить. Настолько, чтобы я, утомленная, смогла уснуть. Но тщетно. Я вернулась в теплое лоно моей квартиры и поплотнее закрыла балконную дверь. Будет все-таки ураган или нет?

Вздохнув, я потянулась к мешочку с двенадцатигранниками в надежде, что мои драгоценные кости напророчат мне, разнесчастной, хоть какое-нибудь дельце. Увы, мне и тут не «подфартило», поскольку выпавшее на мою долю пророчество было, я бы сказала, несколько не о том. Не о предстоящем деле, как мне хотелось. Однако пророчество было многообещающим, и выглядело оно так: «7+20+25». Здорово, правда?

А расшифровывалось как: «Не думайте, что вся жизнь – ошибка. Вам не стоит так мрачно смотреть на происходящее». Ну разве не многообещающе? Я еще раз вздохнула, сунула кости обратно в мешочек и поплелась в спальню.

Удобно расположившись на своей постели, я предалась размышлениям по поводу собственных ощущений и того, что напророчили мне кости. К какому, собственно, боку можно прилепить сей великолепный перл? За этим занятием и застал меня смилостивившийся наконец бог сна. Не знаю, сколь долго я смогла бы пробыть в его сладком плену, но утром в половине девятого меня разбудил телефонный звонок. Прямо-таки по-армейски вскочив с постели, я помчалась к аппарату.

– Татьяна Александровна? – услышала я в трубке тихий приятный женский голос.

– Она самая, – отрапортовала я, уже предчувствуя, что этот звонок обещает мне такое вожделенное дело.

– Мы могли бы встретиться? Простите, я не представилась, – спохватилась собеседница, – меня зовут Старцева Наталья, у меня к вам дело. Точнее, наверное, работа… Словом, мне нужно с вами увидеться. – Голос в телефонной трубке дрогнул, собеседница замолчала.

– Конечно же, мы можем встретиться, – я попыталась подбодрить Наталью Старцеву. – Когда и где?

– Если можно, то у вас… – тихо сказала она, и я уловила в голосе какие-то умоляющие нотки. – Если можно…

– Конечно же, можно, – я снова придала своему голосу бодрость, – адрес у вас имеется?

– Да, да, конечно, имеется. Можно мне подъехать, скажем, через час? – Снова в голосе прозвучала мольба. Что же случилось у этой госпожи Старцевой?

– Отлично! – произнесла я довольным тоном. – Я буду вас ждать. До встречи.

– До свидания, – сказала мне Старцева. А затем, немного помолчав, добавила: – И спасибо…

– Да еще вроде как не за что, – ответила я и положила трубку.

Так, отлично. Похоже, наклевывается дело. Дело долгожданное. С чем бы ни было оно связано, я за него возьмусь. Пусть даже нужно найти «прыщик на теле у слона», ведь я же гениальный, гениальнейший сыщик города Тарасова. «Не правда ли, Татьяна Александровна?» – спросила я у собственного отражения в зеркале, когда приводила себя в божеский вид, готовясь к встрече с клиенткой. А я уже была уверена, что это клиентка. Ну кому еще, скажите, придет в голову звонить частному детективу рано утром, да еще и в понедельник, кроме как потенциальному клиенту? Правильно, больше некому.

Поэтому, когда без двадцати пяти минут десять я услышала звонок в дверь, я была во всеоружии, я была готова ринуться в бой. Я просто была готова взяться за дело. За то дело, разумеется, с которым и пришла ко мне госпожа Старцева Наталья. Дело оказалось «мокрым». Я ведь говорю, что утро добрым не бывает.

Клиентка была молодой и очень красивой женщиной. Она была красива той необыкновенной красотой, которая не потрясает с первого взгляда, но постепенно словно окутывает, словно затягивает. Словом, у нее была такая красота, которая манит… Нашла наконец-то слово – у нее была притягательная красота. Наталье Старцевой едва ли было тридцать, скорее – около того. У нее были большие и светлые глаза, приятные черты лица и длинные густые волосы пепельного оттенка. Она была хорошо сложена. Словом, мне она ужас как понравилась. Правда, выражение ее лица было едва ли не «каменным», синяки под глазами выдавали бессонные ночи, а припухшие веки – выплаканные слезы. Одета она была в длинное черное шифоновое платье, на лице ее не было ни грамма косметики. Лицо было очень бледным.

В общем, глядя на нее, я решила взяться за дело не только по собственным меркантильным соображениям, но и из желания помочь этой женщине, державшейся с таким достоинством, несмотря на постигшее ее, видимо, большое горе. Я пригласила ее в комнату и предложила занять кресло, затем спросила, могу ли я закурить, и после короткого кивка закурила, приготовившись выслушать свою собеседницу.

– Я вас слушаю.

– Татьяна Александровна, – начала Старцева, – мне рассказали о вас весьма уважаемые люди, давно еще… – Она вздохнула и опустила глаза. – Правда, я никогда не думала, что когда-нибудь придется к вам обратиться…

– Что ж, человек, как известно, предполагает, а бог – располагает. Многие из моих клиентов так не думали, однако… – я постаралась подтолкнуть ее к началу разговора о деле.

– Да, вы, наверное, правы, – вновь вздохнула Наталья. – Я вот теперь здесь, у вас… Но разговор не обо мне… – Она с минуту помолчала, затем, словно набравшись сил, подняла глаза и стала рассказывать. Честно говоря, то, как она рассказывала об этом, восхитило меня в ней еще больше. Не всегда можно встретить человека, который так умеет собой владеть. – Вчера утром был убит мой муж, Старцев Сергей. Его нашла я. Я и друг нашей семьи. Семь ножевых ран. В нашей квартире. Милиция сказала, что дверь он открыл сам. Я была на даче, Сережа должен был приехать еще в субботу вечером, но не приехал. Я звонила ему пару раз, но трубку никто не поднимал. А утром я не выдержала, попросила Андрея отвезти меня в город. Я словно чувствовала, буквально места себе не могла найти. Когда приехала, поняла… – Она сглотнула, видимо, вспомнив о том, что ей пришлось найти вместо мужа.

Тело с семью ножевыми ранениями. Зрелище, согласитесь, не для слабонервных. Да и человеку с крепкими нервами не приведи господь такое увидеть, а уж если это тело твоего мужа… Да-а-а, действительно, не приведи господь. Я предложила Наташе кофе (почему-то с этой минуты я про себя стала звать ее не иначе как Наташей), она согласилась, и мы прошли на кухню. Пока кофе готовился, мы обе молчали. Наконец я поставила на стол две чашечки и села напротив Наташи.

– Словом, как вы понимаете, я хотела бы, чтобы вы взялись за это дело, – Наташа посмотрела мне в глаза.

– Возможно, – кивнула я. Признаюсь, не в моих правилах было сообщать клиенту после пяти минут разговора о том, что я готова взять его дело. Даже в том случае, когда я действительно была готова его взять. И даже тогда, когда нуждалась в работе. И даже тогда, когда просто хотела помочь человеку. Ну не могла я сказать сейчас Наташе, что я за ее дело уже взялась еще до ее появления в моей квартире, не могла. – Расскажите мне, пожалуйста, чем занимался ваш муж. И вообще, расскажите мне, пожалуйста, все, что покажется вам важным. Это поможет мне быстрее решить, смогу ли я вам помочь. Договорились?

Наташа кивнула и стала рассказывать. Ну что за женщина!

– Наверное, можно было бы сказать, что наша семья принадлежит к числу так называемых «новых русских». Хотя не знаю, так ли это. Да, Сережа уже лет пять крутится в коммерции. Начинали вместе с Андреем, его однокурсником, как обычно – с челноков. Затем взяли в аренду киоск, затем – магазин, потом – другой. Теперь у Сережи с Андреем два магазина, а год назад они взяли в аренду помещение и решили заниматься производством ликеро-водочной продукции. Насколько я знаю, дела у них шли неплохо.

Правда, последний месяц он был словно сам не свой, все нервничал, даже Димке, сыну, не уделял прежнего внимания. Но вот только в чем дело – не говорил и Андрею запретил говорить мне об этом. – Наташа вздохнула, пожалуй, даже всхлипнула, но тут же взяла себя в руки и продолжила: – А неделю назад он отправил нас с Димкой на дачу, просил, чтобы я была осторожна и за Димкой внимательно смотрела. Однако потом и этого ему показалось мало – он уговорил поехать с нами одну семейную пару, наших приятелей, и тоже просил, чтобы они за нами присматривали, как он выразился. Он явно нервничал, но, как я уже говорила, сказал, что приедет через неделю, то есть в субботу… Остальное вы уже знаете… – она опустила глаза.

Мы обе помолчали. Затем я предложила еще кофе. Наташа согласилась. Я разлила кофе по чашкам и, закурив, снова села напротив.

– Позвольте задать вам еще несколько вопросов. – Наташа кивнула. – Вот вы сказали, что в последнее время ваш муж очень нервничал, но вам не говорил о причине его дурного настроения. А как с телефонными звонками? Звонил ему кто-нибудь в последний месяц? Возможно, вы замечали, что он после некоторых разговоров по телефону особенно взвинчен?

Наташа на минуту задумалась, затем отрицательно покачала головой и ответила:

– Нет. Пожалуй, я не смогу ответить на эти вопросы. Во-первых, потому что у Сергея был сотовый и все деловые переговоры он вел исключительно по нему, всегда в своем кабинете. Во-вторых, потому что я сама никогда особенно не интересовалась, кто и зачем ему звонит. Если он хотел посвятить меня в свои дела, он делал это сам.

– Хорошо, – сказала я, чувствуя, однако, что далеко не все так хорошо. – Если вы совершенно не интересовались, кто и зачем ему звонит, позвольте задать личный вопрос. – Наташа кивнула. – Вы, должно быть, и не особенно интересовались его знакомствами? Какими были ваши семейные отношения? Я хочу узнать – не возникали ли у вас какие-то подозрения? Не мог ли он вам изменять?

Наташа сверкнула на меня глазами и ледяным тоном, не терпящим возражений, произнесла:

– У него не было любовницы, если вы это хотели знать.

– Поймите, Наталья, – я постаралась объяснить свою бестактность, – меня навел на этот вопрос исключительно способ убийства. – Она тут же сникла и снова опустила глаза. – Согласитесь, – продолжила я, – семь ножевых ранений – это, скажем так, отнюдь не банальный способ. Это кровавая расправа, похожая на месть. Вам так не кажется?

– Возможно, – Наташа сглотнула. – Возможно, вы правы. Вам виднее. По-моему, в милиции сказали то же самое. – Она вскинула голову. – Но у Сергея не было любовницы. Я уверена. У нас с ним всегда были замечательные отношения. Мы познакомились еще в институте, он недолго за мной ухаживал. Можно даже сказать, что он совсем за мной не ухаживал. Просто отношения так складывались, что какое-то время мы относились друг к другу просто как очень хорошие друзья. Мы действительно были отличными друзьями друг для друга.

А потом, – Наташа смотрела куда-то мимо меня и в глубь того времени, – потом мы просто поняли, что уже друг без друга не можем существовать. Но до этого момента мы совершенно не испытывали друг к другу никакой страсти. Она появилась позже, и уже через полгода знакомства и спустя месяц после того, как мы посмотрели друг на друга иначе, мы поженились. Это было восемь лет назад. С тех пор наши отношения мало изменились. Мы все так же в первую очередь друг для друга друзья. – Наташа смахнула с ресниц появившуюся слезу и посмотрела на меня. – У него не было любовницы. Он просто не стал бы притворяться, если бы таковая появилась.

– Хорошо, – кивнула я. – Но вот вы говорите, что доверяли друг другу, и в то же время говорите, что в свои дела он посвящал вас крайне редко.
1 2 3 4 5 6 >>