Принесенный ветром
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 12 >>
– Затем, что я профессиональный фотограф и могу сделать для твоей Ольги классные снимки. И у меня отличная фотокамера. Только она в сумке осталась, а та, как тебе известно, в камере хранения. Времени у нас полно, так что ты пока красоту на личико наведи, а я за сумкой сгоняю, туда и обратно, – он собрал грязную посуду со стола и отправил все это в мойку.

А я взяла свою косметичку, пошла в ванную и вскоре услышала голос Олега:

– Я ушел, закрой за мной дверь.

Дверь хлопнула, и в этот момент в мою голову пришла неожиданная мысль. А что, если этот мужчина, с которым я познакомилась при таких необычных обстоятельствах, и есть моя судьба? «Я ушел, закрой за мной дверь» – эти обыденные слова, не задумываясь, повторяют тысячи мужей, отправляясь по утрам на работу. Что, если Олег и есть мое будущее? То, о чем я давно и страстно мечтаю? Супруг, возлюбленный, друг, человек, которого хочется каждый день, каждую минуту видеть рядом, ощущать всеми фибрами своей души.

А кстати, что это за зверь такой – фибры? Может, что-то вроде жабров? Или правильно «жабер»? Нет, наверное, все же «жабр».

Господи, о чем это ты, Таня? Тебе нужно думать о предстоящем интервью. Выброси все эти глупости из головы и займись делом. Ты ведь разумная женщина!

Как могла, я уложила свои непослушные волосы. Сделала вечерний макияж, надела платье и уселась за компьютер, чтобы поискать какую-нибудь информацию о Жучкине. Ничего компрометирующего поисковики не выдавали, Жучкинская жизнь оказалась благопристойной и до зубовного скрежета правильной. Она уложилась в несколько строчек:

Вениамин Жучкин подарил детскому дому компьютер и плазменный телевизор.

Вениамин Альфредович Жучкин принял участие в благотворительном марафоне ко Дню защиты детей.

В. А. Жучкин вместе с другими тарасовскими бизнесменами побывал на межрегиональном форуме «Бизнес-Успех».

Хотя зачем мне много информации о нем? Мое дело маленькое – задать добропорядочному гражданину и меценату Жучкину Олечкины вопросы и получить на них ответы. После чего передать материалы Ольге и спокойно отвалить на отдых в экзотический рай.

Глава 3

Из квартиры мы вышли за полтора часа до назначенного срока. Вообще-то, от моего дома до жучкинской усадьбы ехать не более часа, но, учитывая безумные тарасовские пробки, ничуть не уступающие столичным, я на всякий случай решила накинуть еще тридцать минут.

Стараясь не помять коктейльное платье и жалея, что не надела привычные джинсы, я осторожно уселась на водительское сиденье. Олег устроился рядом. Он был все в тех же джинсах, однако ради торжественного случая надел серый пиджак. На коленях у него лежала сумка с фотокамерой.

Честно признаюсь: общество Олега меня нисколько не напрягало, напротив, доставляло громадное удовольствие. Мой спутник оказался интересным собеседником, о котором водитель, вынужденный черепашьим шагом тащиться в потоке таких же бедолаг, может только мечтать.

Всю дорогу Олег рассказывал смешные истории из своей репортерской жизни – работал он на одном из каналов красноярского телевидения. Я смеялась и одновременно думала, как выведать у него информацию о семье. Интересно, есть ли у него жена? Или подружка? Не может быть, чтобы не нашлось женщины, до сих пор не прибравшей этого мужчину к рукам.

Когда до владений Жучкина оставалось всего ничего и в нашей беседе возникла пауза, я начала издалека:

– Олег, у тебя в Красноярске своя квартира?

– Да, а что? – он повернул голову и посмотрел на меня.

– Да так… Хотелось бы знать, насколько дороже у вас коммуналка. Просто интересно, сколько стоит в Сибири содержание однушки вроде моей.

Он пожал плечами:

– Не знаю, у меня двушка. Не слишком-то просторная, но нам с сестрой хватает.

Ага, значит, живет с сестрой, подружкой там и не пахнет. Я постаралась не показать свою радость:

– У тебя есть сестра? Младшая?

– Да.

– Сколько ей лет?

– Заканчивает одиннадцатый класс, – ответил он, и по его тону я поняла, что развивать эту тему у него нет желания.

Развивать ее и не пришлось: мы уже приехали.

Поселок, где обосновался Жучкин, был охраняемым, но никаких проблем с Ольгиными корочками не возникло: охранник бросил на них ленивый взгляд, скользнул глазами по нашим физиономиям, записал что-то у себя в будке и поднял шлагбаум, пропуская мою давно не мытую «девятку».

Трехэтажный домишко Жучкина поражал своим великолепием. Башенки, шпили, колонны и полуколонны, балкончики и балюстрады – всего этого было так много, что дом производил впечатление дворца турецкого султана. Олег даже присвистнул от восторга. Вынул из машины камеру, но не успел расчехлить ее, как дверь рядом с воротами открылась и из нее вывалился амбал с блестящим черепом. Камера в руках Олега охраннику очень не понравилась, но когда я объяснила, кто мы такие, и показала Ольгино удостоверение, он слегка подобрел и пригласил нас внутрь. Олег замешкался снаружи, видимо, все еще рассчитывал сделать хотя бы пару снимков. Однако охранник снимать не дал, заявив, что некрасиво заставлять такого человека, как Жучкин, ждать. В этот момент до меня, наконец, дошло: фотографировать дом снаружи нам не позволят ни при каких обстоятельствах. Даже если ты наичестнейший владелец кафе и чего-то там еще, не задолжавший налоговикам ни копейки, добрый благотворитель, поддерживающий сирот и талантливых деток, тебе все равно не следует раздражать небогатое тарасовское население чересчур роскошным видом своей султанской хоромины.

В огромном холле с множеством дверей и широкой лестницей, ведущей на второй этаж, нас встретил тощий молодой человек со светло-голубыми, почти прозрачными глазами.

– Юрий Николаевич, секретарь Вениамина Альфредовича, – представился он. – Можно просто Юра. А вы Ольга Васильевна, да?

– Можно просто Оля, – кивнула я, понимая, что не помню Ольгиного отчества, хотя в удостоверении оно написано. Но раз он сказал «Васильевна» – значит, так оно и есть. На всякий случай добавила: – Издательство «Тарасовский бомонд».

Секретарь вопросительно посмотрел на Олега, и тот вышел из-за моей спины, протянул ему руку и назвал свое имя.

– Олег со мной, он должен сделать несколько снимков для нашего журнала, – торопливо пояснила я, понимая, что никакого фотографа в программе визита заявлено не было. Олечка отлично управлялась с фотоаппаратом сама.

Юрий чуть расслабился и улыбнулся тщательно отработанной дежурной улыбкой:

– Пойдемте, Вениамин Альфредович вас ждет. У него всего пятнадцать минут, так что постарайтесь уложиться.

Пока мы поднимались по лестнице на третий этаж, а потом шли по длинному коридору, я попыталась прояснить обстановку:

– Скажите, Юра, а Волочкова приехала?

– Нет, – секретарь вздохнул, и я догадалась, что он огорчен. Ему, наверное, очень хотелось встретить сегодня вот так, как нас, на пороге сверкающего огнями дома экс-балерину всея Руси. – Ее ждали к восьми вечера, но, к сожалению, у Анастасии Юрьевны поменялись планы. Она прилетит завтра, прямо к открытию балетной школы.

– А министр?

– Министра, похоже, тоже не будет, – равнодушно ответил Юрий, на этот раз ничуть не огорченный отменой визита высокого лица. – Приедет его зам, Галина Сергеевна.

Мне хотелось узнать как можно больше о тех, кого еще ждут и кто уже прибыл: на площадке возле забора, окружавшего жучкинский дом, стояло, помимо моей грязненькой «девятки», несколько роскошных авто. Без этой информации Олечке никак не обойтись.

– Юра, а не могли бы вы дать мне списочек гостей? – попросила я. – Со всеми регалиями. Чтобы никого не обойти вниманием в статье.

– Дам, конечно, – согласился секретарь, останавливаясь перед солидной деревянной дверью. – Подождите.

Он юркнул за дверь, плотно прикрыв ее за собой. Олег сжал мой локоть и шепнул:

– Боишься?

– Еще чего! – возмутилась я. Если бы ты знал, дорогой, в каких передрягах мне довелось побывать, ты бы не спрашивал, боюсь ли я какого-то жалкого интервью.

Тут дверь распахнулась, и мы предстали перед хозяином дома. Это был довольно высокий подтянутый мужчина лет сорока пяти, одетый в дорогой темно-синий костюм. На его худом смуглом лице выделялись густые черные брови и глубоко посаженные серые глаза, внимательно нас изучавшие. Жучкин обменялся коротким рукопожатием с Олегом и приглашающим жестом указал на стоявшие у левой стены низкие темно-коричневые кресла, окружавшие маленький стеклянный столик:

– Прошу сюда.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 12 >>