<< 1 ... 5 6 7 8 9 10 >>

Как снять миллионера
Матильда Старр

Проследив за ее траекторией, я пришла ужас. Моя новая подруга быстрыми шагами направлялась к неприятностям. Точнее, к портьере, за которой скрывался столик Романа.

– Стой! – закричала я.

Но раскаты музыки заглушили мой голос. Тогда я бросилась догонять девушку. Схватить ее за руку удалось только в тот момент, когда она уже вцепилась в край занавески. Дверь была приоткрыта. Раз – и бархатная ткань отлетела в сторону, открывая сцену, явно для нас не предназначенную.

На диванчике в углу вип-зоны сидел Роман. Он удобно откинулся на спинку, задрав голову голову и прикрыв глаза. Видимо, от наслаждения.

Наслаждение ему дарила одна из участниц шоу. Та самая брюнетка, которой так легко давался образ роковой женщины. Она прильнула к нему близко-близко. Я успела рассмотреть только руку с ярко-красными ноготками, которая мелькала на смуглой коже груди Романа. Рубашка его была расстегнута, и не чинила в этом никаких препятствий.

Оттолкнув Вику, я быстренько задернула портьеру и потащила ее подальше от этого места, пока нас не заметили.

– Вот это да! – выдохнула Вика, когда мы пересекли половину клуба и остановились отдышаться. – Это не она ли говорила про родство душ сегодня? Кажется, мы только что наблюдали родство несколько иного плана.

Вика рассмеялась, а мне стало как-то не очень весело. В горле появился комок, который никак не удавалось проглотить. И откуда он только там взялся? Наверное, это следствие стрессов, которые в последние дни сыплются на меня как из рога изобилия.

– Ну, каждый добивается победы, как может, – философски сказала я. – Конкуренция за место в шоу набирает обороты.

Глава 11

Меня всегда восхищали люди, которые умеют нечто такое, чего не умею я. Вот, например, отплясывать всю ночь в клубе, вернуться домой под утро, поспать несколько часов, а утром выглядеть так, словно всю ночь посапывала на мягкой перинке – это талант. Мои соседки по комнате им обладали сполна. Мне же не досталось ни малой толики.

Поэтому утром, разглядывая себя в зеркало, я вспоминала грандиозный кулак Валентины и ее обещание покончить с каждой, кто будет плохо выглядеть. Обидно, что это буду я, всю ночь просидевшая за колонной.

Судя по всему, жить мне оставалось считанные минуты:

– Лана, срочно к Валентине! – закричала ее вездесущая ассистентка, приоткрыв дверь нашего номера.

– Мчусь! – пообещала я и предприняла последнюю попытку исправить что-то в своем опухшем лице.

На удивление наша грозная режиссер не обратила никакого внимания на мой внешний вид.

– Заходи, скорее, – вполне приветливо обратилась она, завидев меня на пороге своей комнаты. – Вот, твой контракт.

Она протянула мне пачку листков, и я погрузилась в изучение. Аха, здесь есть все цифры, которые меня интересовали. Итак, за съёмки в каждой серии мне причитается…

Сколько-сколько?

Я протерла глаза и посмотрела еще раз. Все правильно. Астрономическая по моим понятиям сумма никуда не исчезла. Я быстро прикинула в голове порядок цифр. Получалось, чтобы открыть свою собственную студию, мне надо продержаться всего пять серий! За это время я не только заработаю денег, но и на экране примелькаюсь…

Легко сказать – пять серий! А ведь не отснято еще ни одной! И все мои достижения на данный момент – три минуты молчания в кадре. Конечно, я справлюсь (где моя табличка «сарказм»?).

С другой стороны, пять серий – это не так уж и много. Если выбрать правильную линию поведения, то цель вполне реальная. Впрочем, есть одно обстоятельство, которое учесть невозможно – Роман. Никогда не знаешь, что творится у него в голове. Решит, что фотограф ему нужнее – и тут же выставит.

Да и девчонки готовы на все, чтобы выдержать конкуренцию. Я вспомнила красные коготки, царапающие смуглую кожу завидного жениха и темноволосую головку на его могучем и уже почти свободном от рубашки плече. И что я могу противопоставить таким аргументам? Умение делать отличные снимки?

Эх, будь что будет! Я поставила закорючку в конце документа. В любом случае этот проект делал меня ближе к мечте. Даже если я вылечу в первой серии, у меня будет одна пятая необходимой мне суммы. Это все же лучше, чем ничего.

– Ну вот и отлично! – обрадовалась Валентина. – А теперь пора на съемки, там уже должен скандал начаться, а какая драка без меня?

Она спрятала договор и неожиданно быстро для своей комплекции побежала к месту действия. Когда я подходила к фойе второго этажа, где, по сценарию, должны были ссориться участницы, она уже громыхала в своей обычной манере:

– Софочка, ну кто так злится? Ну никакого же драйва. Кинь в нее хоть чем-нибудь!

На площадке послышались возмущенные крики. Я хоть и не Станиславский, но в этот момент на языке вертелась одна фраза: «Не верю». Девочки визгливо спорили, то и дело выдавая в пространство фальшивые нотки.

На всякий случай я сделала шаг в сторону. Мало ли что подвернется разъяренной Софочке под руку. И сама не заметила, как оказалась за диванчиком, на котором шептались две девицы. Они были так увлечены разговором, что не заметили моего вторжения в их личное пространство.

– Так он ее отшил? – заговорщически спросила пышная блондинка, моя соседка по комнате.

– Да! Из клуба исчез быстро – она еще не успела к активным действиям перейти. Сказал – дела. Но она решила не сдаваться – и рванула к нему в «люкс». И вернулась почти сразу, – затараторила другая девушка, с которой мне пока не довелось пообщаться. – Злая, как черт в юбке. Видимо, отфутболил. Да ты сама посмотри, у нее на лице же все написано.

Она махнула рукой в сторону, и я машинально перевела взгляд на объект их сплетни. В углу, вытянувшись по струнке, сидела роковая красавица, которую в последний раз я видела в довольно двусмысленном положении. Теперь ее черные волосы были собраны в высокий хвост, губы вытянуты в линию. Глаза скрывали большие солнечные очки, совершенно неуместные в помещении. По всему было понятно, что девушка очень расстроена.

Значит, вчерашнее приключение в вип-зоне не имело продолжения. Почему-то от этой новости стало немного веселее. Наверное, потому что при таком раскладе мне будет легче продержаться здесь пять серий.

– Ну дела, – хмыкнула блондинка, которая также успела оценить состояние соперницы. – А Аллка-то вон как убивается. Она ж уже себя победительницей видела, а тут эта, откуда ни возьмись. Ну ничего, попозже ей расскажу, а то вон как у нее хорошо страдать получается.

Алла действительно страдала великолепно. Пожалуй, она была единственной, в искренности чьих чувств сомневаться не приходилось. Из глаз двумя потоками лились самые настоящие слезы. Она судорожно вздыхала и вытирала их, не забывая дать возможность оператору снять процесс слезоточения крупным планом.

Я принялась тихонечко отступать. Еще не хватало, чтобы сплетницы увидели, как я подслушиваю их разговор. Чего доброго, придется вместо одного скандала снимать сразу два. На этот раз с моим участием.

Я сделала маленький шажок назад, второй, третий… и громко ойкнула. Спина наткнулась на что-то очень большое и мягкое. Я осторожно повернулась и оказалась лицом к лицу с вчерашним разговорчивым портье.

– Здравствуйте! – ляпнула я от неожиданности. Хотя, что еще можно сказать человеку, которого ты чуть не сбила, передвигаясь задним ходом?

– Добрый день, – не растерялся он. – Роман отправить меня. Сказал: ждать в машине.

Конечно! Я хлопнула себя рукой по лбу. Как я могла забыть про съемки в соседнем отеле. Хорошо хоть, что моя камера всегда находится в состоянии полной боевой готовности: аккумуляторы заряжены, объективы собраны.

Роман бросил на меня равнодушный взгляд и кивнул на заднее сидение. Я устроилась с большим комфортом. Интересно, если бы наши дамы узнали, что у нас с главным женихом проекта практически свидание – наедине, вдали от посторонних глаз и назойливых камер, и не какие-то жалкие три минуты – а часы, на сколько тоненьких лоскутков меня разрезали бы? Мне представлялось какое-то астрономическое количество, соизмеримое с гонораром за роль в шоу.

И вряд ли мне удалось бы доказать, что это просто фотосъемка. И едем мы ни капли не романтично: шофер рулит, Роман не отрывает взгляда от своего смартфона, видимо, переписываясь с кем-то очень важным. Обстановка была довольно официальной, и я уже не пыталась разрядить ее как при нашем первом знакомстве. В конце концов, в последнее время все вокруг как-то решается без моего участия.

– Приехали! – возвестил Роман.

Что-то как-то быстро. Тут и пешком можно было дойти!

– Вот это красота!

Глава 12

– Нравится? – спросил Роман.

В его голосе чувствовалась гордость за свое детище. Я решила от души побаловать его самолюбие:

– Очень.

– То ли еще будет!

<< 1 ... 5 6 7 8 9 10 >>