Шлюха
Maxime

1 2 3 4 >>
Шлюха
Maxime

Братья Космылёвы узнают, что сводная сестра любит групповой секс. Это история о том, как растлённая отцом девушка становится заложницей чужих прихотей.

Шлюха

Maxime

© Maxime, 2018

ISBN 978-5-4493-0372-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

– Братики у тебя красивые, – Павел Валерьевич масляным взглядом оценивает сексуальный наряд дочери.

Катя ловит его взгляд в зеркале, расплывается в улыбке:

– Да, они хорошие.

Папины пальчики бережно поправляют ленты подвязок на упругих ягодицах, чёрные резинки чулок тянутся вверх. Его взгляд прикован к промежности, где стринги едва прикрывают расщеплённые контуры писи.

– Хочешь их? – кладёт руку на её попу, полностью захватывает ближайшую к себе правую ягодицу, сжимает её.

Катя выгибает спину, прозрачное ажурное платье-вуаль, вышитое цветами, колышется на голом теле. Соски загрубели, топорщатся толстыми шариками на бурых ареолах.

– Хочу, – срывается с приоткрытых губ. Она опускает веки, во рту быстро пересыхает. Папина ладонь ныряет под вуаль, толстые пальцы щепоткой стягивают стринги в сторону, находят губы влагалища. Средний перст погружается в горячую дырочку, выходит и разглаживает мокрые губки, скользит вперёд к выбритому лобку. Папа растирает клитор, подготавливает её к мальчикам.

– Ты сделаешь всё, что они попросят, – он ласкает её, заигрывает с горячим влагалищем.

– Да, папа, – она шире раздвигает ноги, стройные бёдра расходятся в стороны под тазом. Двумя руками она облокачивается на стену, алые ногти-лодочки со стразами скребут обои.

– А потом вернёшься ко мне, когда закончишь, – делает усилие, и два пальца ныряют во влагалище.

Катя дрожит в коленках, силиконовые шпильки отрываются от пола. Она готова кончить здесь и сейчас, но пока не время. Зелёные зрачки расширяются, губки, напомаженные вишней, разлипаются. Катя движется навстречу, требуя продолжения. Но он неумолим. Возвращает трусики на место, сдавливает упругую ягодицу, полностью помещающуюся в ладонь.

– Да, папочка, – Катя улыбается, в этот раз выдыхает с облегчением. Они ещё успеют развлечься, а пока она должна доставить удовольствие двум красавцам, которые с недавнего времени положили глаз на её достоинства. Они ждут её в спальне, два братика – Иван и Тимур.

Покачивая бёдрами, Катя идёт по коридору. Папин взгляд прикован к её попе. Она чувствует желание отца, знает его любовь. Останавливается перед дверью, закидывает подол платья на талию и двумя руками растягивает ягодицы в стороны. Стоит так, выгнув спину, коварно улыбаясь. Он не видит её улыбки, может только догадываться. Наклонившись вперёд, она виляет задом, растягивает попу пальчиками, играет напряжёнными ягодицами. Наконец открывает дверь, и яркий солнечный свет на мгновение заполняет коридор, ослепляет её. Лишь на короткое мгновение полумрак коридора заливается светом.

1

Иван первый заподозрил неладное. Ритмичный скрип кровати, приглушённые стоны, доносившиеся из комнаты сводной сестры, да ещё в три часа ночи, быстро привели его в чувство. Пропало желание сходить по-маленькому, он весь превратился в слух. За Катиной дверью продолжалась знакомая игра звуков: пружины в старом диване предательски попискивали. Он представил Катю, лежавшую на спине. Как она развела ноги в стороны, поджимает коленки. Двумя руками она ласкает себя, растягивает губы разомлевшего влагалища, гоняет скользкие пальцы в розовой дырочке. Ваня тут же возбудился, запустил руку в трусы. Он улыбался, думая о сестрёнке. До сих пор он воздерживался от фантазий, слишком уж близко она находилась в семейной иерархии по отношению к нему. Но теперь Катя сама дала зелёный свет, позволила себе неосторожность мастурбировать среди ночи. Может, она в наушниках, представил он, слушает плеер? Это ещё больше раззадорило Ивана. Фантазировать о сводной сестре, с которой едва знаком, казалось неприличным. Но всё же… Он обернулся, в коридоре стоял шкаф. Нашёл носок в нижнем ящике, разогнался и кончил, прислушиваясь к усилившимся скрипам за дверью. Сперма лилась в мягкую плотную ткань, его член, торчащий рогом, влетал в Катино горячее влагалище. Так он представлял себе секс, подслушивая в темноте под Катиной дверью.

В этот момент кровать в комнате заскрипела сильнее, Катя вставала, и Ваня запрыгал на цыпочках по коридору в зал, где он спал до этого. Дверь оставалась приоткрытой, он только успел прошмыгнуть внутрь, прикрыть за собой не плотно, так, чтобы не хлопать. Ему хотелось взглянуть на Катю. Скорее всего она пойдёт в туалет или ванную, думал он. Если пойдёт на кухню, то он успеет отскочить и нырнуть под одеяло. Все его мысли крутились вокруг голенькой Кати в халатике, она только что задорно мастурбировала у себя в комнате, в фантазиях он кончил в неё. Теперь она, расслабленная, вышла сделать пи-пи или попить водички. Или и то, и другое.

Щёлкнул выключатель света в ванной, дверь приоткрылась, и Ваня со всей отчётливостью увидел грузную фигуру Павла Валерьевича, отчима, в длинном махровом халате. С выдающимся вперёд животом он стоял, понурив голову. Мужчина нырнул в ванную и, не прикрывая плотно двери, скинул с себя халат. Тот опустился на стиралку. Под волосатым животом Ваня увидел поникшую палку члена в презервативе. Павел Валерьевич быстро стянул резинку с провисшим мешочком спермы, завязал конец в узелок и, отложив презерватив на халат, начал смывать сперму с члена. Он стягивал кожу с толстого негнущегося члена одной рукой, другой набирал в пригоршню воды и поливал бледно-фиолетовую головку. Тёр её пальцами. Закончив, он вновь накинул халат и вышел. Член к тому моменту уже висел вялой колбасой. Щелчок выключателя тихо кликнул, отчим замер в коридоре. Ваня, дрожа от возбуждения, нырнул под одеяло. Медленные шаги Павла Валерьевича по коридору воровато проследовали мимо зала. Он шёл на кухню избавляться от улик, выкинуть использованный презерватив в мусорную корзину.

Засыпая, Ваня думал о стройной восемнадцатилетней Кате под боровом-отцом. Как отчим медленно жарит девчонку на старом диванчике в маленькой комнате. Как тихо и ритмично скрипят пружины, как женское приглушённое кряхтение нарушает тишину.

«Как давно они занимаются этим?» – Ваня перевернулся на другой бок. Чувство неприязни к отчиму, озлобление охватили юношеский разум.

2

Ваня жил наедине с тайной много дней. Мама всё так же купалась в любви отчима, новоявленные родители ворковали голубками, тёрлись носами, как подростки. Если бы она знала, что муж обманывает её, спит с родной дочерью, мучился Ваня, она бы так не радовалась.

Ночью он часто просыпался, прислушивался к звукам в квартире, прежде чем идти в туалет. Скоро его бдительность была вознаграждена: он вновь услышал шаги в коридоре, потом шёпот, свист прикрываемой двери. Опять крался Ваня к Катиной комнате, слушал скрип кровати, нежный шёпот и мяукающие стоны. Опять он возбудился и кончил.

Отчим и сводная сестра днём ничем не выдавали интимной связи, хоть и проявляли щенячьи нежности по отношению друг к другу. Мама во всей этой ситуации оказалась крайней, рассуждал Ваня.

Он хотел рассказать кому-нибудь, поделиться переживаниями. Выбор пал на старшего брата.

3

Тимур был на год старше Ивана, сообщение об отчиме вызвало недоверие:

– Фигня какая-то.

– Не веришь?

– Да ладно. Может, тебе приснилось? Или показалось?

Они сидели в зале, «комнате для мальчиков», как шутила мама. После переезда Хомичей к Космылёвым пришлось потесниться.

– А презерватив? – надулся Ваня.

Тимур пожал плечами.

– Всё равно нужны доказательства, – сказал он, немного погодя, прищурившись.

– Зачем тебе доказательства? – Ваня переключал в этот момент каналы. Ничего интересного кроме футбола не показывали. Он вернулся к скучной игре.

– Ну, чтобы маме сказать, – Тимур, похоже, сам сомневался в правильности выбора.

– Думаешь, стоит? – Ваня оценивающе посмотрел на брата. Как он, готов разбить сердце матери?

Тимур вздохнул и нахмурился:

– Конечно, лучше не говорить.

– Но с другой стороны, если не сказать, тоже плохо.

– Чего?

– А ты бы сам хотел, чтобы тебя обманывали? – Ваня встретился глазами с Тимуром.

Тот хмыкнул, посидел, задумавшись, поглядывая в окно.
1 2 3 4 >>