<< 1 ... 3 4 5 6 7

Николай Игнатьевич Конюхов
Психоэкономика: глобализация, рынки, кризис


Общественное разделение труда – важнейший элемент развития человечества, определяющий существенно и состояние современной экономики, общественного развития.

Можно выделить естественно-географическое разделение труда и технологическое. В рамках технологического разделения труда можно выделить общественное разделение труда, обусловленное научно-техническим прогрессом и технологическим разделением операций.

Разделение труда, обусловленное научно-техническим прогрессом, многоплановое. И в большинстве своем оно связано с ростом профессионализма населения, работников с хорошо развитым аппаратом замыкания – размыкания условных рефлексов, с элементами творческого мышления. Население стран с высоким уровнем такого типа общественного разделения труда легко осваивает новые производства и относительно легко меняет профессии.

Технологическое разделение операций рождает работников с более развитым аппаратом проведения нервных импульсов, с менее разветвленными динамическими стереотипами в структуре профессионализма. Эффективность такого разделения труда известна давно. Так, простое производство булавок. Кто-то из работников разрезает проволоку. Кто-то загибает концы, кто-то затачивает их и т. д. Это ведет к росту производительности труда. Но населения стран, регионов, где более развито технологическое разделение труда с большими усилиями, трудностями осваивает новые производства, так как у работников конвейеров автоматически отработанными становятся отдельные динамические стереотипы выполнения простейших технологических операций (проведения нервных импульсов), но как бы «коксуется» развитие механизма переключения нервных процессов. Во всяком случае, работников, успешно проработавших на конвейере более 2–3 лет архисложно переобучать на профессии, связанные с быстрым переключением условных рефлексов, с перестройкой динамических стереотипов, то есть на новые виды профессиональной деятельности, особенно творческих.

Естественно-географическое разделение труда ведет к снижению цены продукции так же. Но чаще одновременно и к росту логистических, а иногда и маркетинговых издержек. Рост логистических и маркетинговых издержек повышает роль и значимость в производстве соответствующих специалистов. Эти специалисты вынуждены быть не только предметниками, но и общественниками, так как обеспечение продвижение товаров и их доставку до места назначения требует самых различных контактов.

Рост технологического разделения труда на основе научно-технического прогресса ведет к уменьшению цены товара, росту квалификации работников, повышению требований к организации производства, к менеджменту, построенному на основе динамических стереотипов управления, изменения условных рефлексов, к росту способности населения к овладению новыми знаниями, к восприятию новой, более прогрессивной культуры, к внедрению в этих регионах наукоемких производств…

Рост общественного разделения труда на основе разделения, упрощения технологических операций, наоборот, ведет к появлению работников с упрощенной системой трудовых динамических стереотипов. Это и понятно, привыкнув выполнять одну – несколько технологических операций, человек теряет способность к развитию способности к изменению трудовых динамических стереотипов, а следовательно и своего мышления, теряет способность воспринимать новую культуру производства.

В такой среде уменьшается количество лиц, склонных к изменениям, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Данные разновидности общественного разделения труда как бы сосуществуют порождая порой противоположные социальные, социально-психологические явления. Но в целом можно говорить и об общих тенденциях, связанных с ростом общественного разделения труда и с появившейся тенденцией снижения спроса, падения рынков и неизбежных сопутствующим этим процессам явлений.

По теории М. Хазина, В. Кобякова (см.: Закат империи доллара и конец Pax Americana) по мере развития экономики возникали и распадались экономические кластеры, миры-экономики, мировые технологические центры. С распадом СССР на нашей планете остался один ведущий экономический центр – США. Это ведет к тому, что за счет расширения рынков сбыта уже нельзя повышать общественное разделение труда, так как единым рынком стала вся Земля. Других рынков у человечества нет. Расширяться уже некуда, захват других рынков просто исключен. А расширение рынков был одним из важнейших факторов научно-технического прогресса. И он перестает действовать. Отсюда развитие экономики не будет столь быстрым за счет научно-технического прогресса, как раньше. Такое положение дел – один из важнейших факторов развития кризисных явлений современной экономики. Авторы делают и иные экономические выводы.

Наряду с экономическими выводами, связанными с распадом экономических центров современного мира, с ограничениями в росте международного разделения труда, напрашиваются и психоэкономические.

Рост общественного разделения труда как социально-экономический процесс уменьшения числа национальной и увеличение числа компрадорской буржуазии, элиты на периферии мира-экономики.

Появление единого экономического центра, а сейчас это США, привело к тому, что большая часть стран, включая Китай, Европу, ориентируются в своей внешней торговле на США. Начался процесс изменения этой ситуации. Но изменение структуры торговли влечет за собой и ценностные переориентации.

Элита стран, которая торгует с ведущей страной мира, все больше и больше, год за годом, день за днем, сделка за сделкой ориентируется на ценности элиты, экономически активного населения той страны, с которой она торгует. Так было в истории экономики, в истории человечества всегда. Культура, язык, ценности, брэнды, пристрастия элиты к тем или иным товарам ведущей страны мира распространялись постепенно на элиту стран, с которыми шла интенсивная торговля, в отношениях с которыми получали доход, прибыль. Сейчас такой страной пока является США. Привычка использовать доллар как международное платежное средство, привычка получать прибыль через торговлю с США рождает в массовом масштабе элиту в других странах, ориентирующуюся на получение образования своими детьми в США, на приобретение там недвижимости, на овладение английским языком, на принятие американской культуры и т. д. Где прибыль, там и душа бизнесмена, во всяком случае со временем. Чем интенсивнее торговля с США, чем больше доля прибыли, которую получают национальные промышленники через эту торговлю, тем настойчивее будет звучать их голос в пользу общественного разделения труда, глобализации, в пользу страны, с которой идет основная торговля.

Поэтому все в большей и большей степени промышленная, торговая, политическая элита других стран начинала ориентироваться на интересы США, то есть она все в большей степени начинала носить черты компрадорской. Это имеет самые различные выражения от чисто экономических (торговля чаще идет именно с более развитым экономическим центром) до культурно-идеологических. Идеология основного экономического центра все более настойчивее проникает через компрадорскую элиту в другие страны.

На этом фоне есть исключения. Это региональная элита некоторых стран, которая не вписалась в силу тех или иных причин в элиту основного технологического центра, или потихоньку сдает свои позиции. Или же начинает проявлять черты изворотливости, выживаемости, интеллекта, необычной активности, сплоченности, так как иначе она будет просто уничтожена. Такой пример это элита Ирана, Турции и некоторых других стран. Но особенно – это элита Китая, которая в силу идеологических, экономических причин все больше и больше вызывает раздражение у элиты США, так как менее других перенимает их культуру.

И это подражание (экономическое, технологическое, идеологическое и т. д.) идет прежде всего через общественников.

Подражательность региональной элиты элите ведущего мирового экономического центра ведет и к тому, что это есть в первую очередь подражание общественников одной страны общественникам другой страны со всеми вытекающими отсюда последствиями. Да, среди элиты основной технологической зоны все чаще оказываются общественники. Это общая тенденция: по мере роста общественного разделения труда росла роль и значимость общественников.

Это психологически закономерно. Чем выше общественное разделение труда, тем сложнее наладить поставки, сбыт товаров, организацию производства. Это требует хороших специалистов в области логистики, снабжения, проведения переговоров с поставщиками и т. д. Это с одной стороны. С другой стороны, чем больше в управлении компании, транснациональных корпораций общественников, тем чаще возникают ситуации личностно ориентированных отношений на уровне ТОП-менеджеров компаний. И эти отношения имеют под собой и экономическую основу. По мере роста общественного разделения труда заработная плата ТОП-менеджеров росла опережающими темпами по отношению к росту средней заработной платы и даже по отношению к доходам собственников. Последнее более чем примечательно.

Но ведь можно попытаться развивать свою промышленность и не попасть под влияние мирового экономического центра. Да можно, но в этом случае страна, проводящая такую политику, рискует стать должником или отстать в мировом экономическом развитии. Такую политику – самостоятельного развития – проводила Япония.

В 2000 году совокупный объем продаж ста крупнейших американских компаний составил 2,8 трлн. долларов. Примерно такой же объем продаж был и у 100 крупнейших японских компаний. Разница в прибыли этих компаний огромна. Для США прибыль составила 6 % от продаж, японские компании получили немного более 1 %.

Отсюда японские компании просто не могли покупать товары в США и продавать свои там же при эквивалентном обмене. Они начали разоряться, влезать в долги…

Или разоряешься… Или принимаешь условия игры более могущественного мирового лидера. Но в этом случае начинаешь обслуживать его интересы.

В 2011 году Эл Райс в своей статье «Почему японские компании производят все, кроме денег». Отмечает: «Я отслеживал финансовые показатели японских компаний многие годы. Я выяснил, что обычно чистая норма прибыли крупной японской компании – около 1 %, по сравнению с 5 % у крупной американской компании». См.: http://www.stdl.ru/catalog/catalog293/catalog293294/catalog293294431/335/

Эл Райс это объясняет степенью сфокусированности брендов японских и американских компаний. Но брэнд – это культура тех людей, которые его потребляют. Не приняв культуру населения центра-экономики сложно, а порой просто невозможно создать соответствующие брэнды.

Различие в уровне прибыли американских и японских компаний некоторые объясняют разными установками их владельцев, что для японцев более важна доля рынка, а не прибыль. Но этим объяснением можно оправдать действия японских компаний до момента, пока у них есть средства, чтобы рассчитаться с кредитами. Когда долг страны становится больше ее ВВП, когда идет потеря рынка, здесь уже не до рассуждений о второстепенности прибыли как критерия успешности развития компании.

Или выстраиваешься в очередь с принятием всех правил игры центра-экономики (от экономических до культурных) и получаешь свою долю прибыли от общественного разделения труда (на периферии она будет значительно ниже), или разоряешься. А если принимаешь культуру, валюту, правила торговли центра-экономики, то душа постепенно перемещается в этот центр. И сам, и дети смотрят на этот центр с уважением, получая небольшой, но постоянный доход от таких отношений. Японцев заставить это сделать с учетом исторических традиций не так-то просто. Хотя при этом объем потребляемых материальных благ на душу населения будет выше, чем без включения в общественное разделение труда. А коль душа перемещается в центр получения основной прибыли, то это уже потеря своего национального своеобразия, это рост числа компрадорской буржуазии. А с увеличением ее дохода. В настоящее время данная тенденция сдерживается ослаблением экономического влияния США на международное разделение труда. Кроме того, мир-экономика с приходом к власти элиты третьего поколения, если обстоятельства не заставили элиту измениться и вновь обрести черты упорства, эффективности, настойчивости, изворотливости, имеет склонность к самораспаду даже после длительного лидирования в мире.

В России рост компрадорской буржуазии стал просто тотальным. Если взять список самых богатых, самых успешных акционеров, владельцев бизнеса, олигархов, особенно ее верхнюю часть, то она состоит из лиц, которые занимаются нефтью, газом, металлургией, удобрениями, что идет в своей значительной части на экспорт. Интересы этих лиц там, где они получают основной доход. Если нефть и газ больше поставляют в Европу – эти интересы там. Но сама Европа ориентируется на США. Все по цепочке…

Последствия данного процесса. Со временем растет расслоение между компрадорской и национальной буржуазией внутри страны. Это расслоение затрагивает все население.

Однако есть немало народов, которые бы согласились получать меньший доход, но жить в условиях политической, экономической стабильности. Так как со временем центр-экономика теряет свое могущество и становится воплощением экономики и культуры постпострезонаторов.

Преимущества предприятий из центра мира-экономики обусловлены многими причинами, в том числе и финансовыми, политическими, культурными преференциями. Но со временем не помогают и такие преференции, так как они не способствуют формированию нужных динамических стереотипов, обеспечивающих высокие темпы развития страны. Привычки потреблять больше, чем зарабатываешь, производишь, приводят к печальному итогу. И пока в истории развития цивилизации исключений из этой закономерности не было.

Это приводит материальную и духовную культуру такого общества в упадок. На этом фоне ничего не остается для выживания нации, страны, как следовать за теми экономическими центрами мира, за теми странами, которые показывают пример высоких темпов развития, в которых к власти пришли резонаторы.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)
<< 1 ... 3 4 5 6 7