<< 1 2 3 4 5 6 7 >>

Николай Игнатьевич Конюхов
Психоэкономика: глобализация, рынки, кризис


По сути у К. Маркса присутствует вывод о колебательном изменении экономических ценностей – от вещественных до эстетических, психологических в зависимости от цикла экономического развития. Обратим внимание и на то, что здесь говорится о возрастании психологической функции богатства по мере его роста. Говорится и о психологических особенностей лиц, которые занимаются накоплением и др.

Это колебание ценностей реальной и фиктивной экономики. Цена акций более подходит для воображения истероидов, для фантазии аудиалистов. Для кинестетиков, предметников более близко золото, нефть, сырье… С изменением соотношения психотипов экономически активного населения, а еще точнее с изменением основных метапрограмм этих психотипов, меняется и денежное соотношение этих активов. Естественно эта смена не тотальная, а на уровне кумулятивных причин: чуть-чуть изменилась одна метапрограмма у одного участника рынка, у другого, у третьего и т. д. И вот уже рынок разворачивается… Учтем, что в каждом человеке присутствует и кинестетическое, и аудиальное начало. И чаще всего это видоизменение, коррекция психотипа конкретных людей. Чуть-чуть изменился один, второй, третий… кумуляция этих изменений – и иное движение рынка… Естественно, здесь активны внушение, подражание, конформность и другие процессы, регулирующие передачу информации от одного человека к другому, регулирующие социально-психологические процессы. Эти колебания стали цикличными, а в силу глобализации они пронизывают экономически активное население, экономики большинства стран мира.

А каково мнение на этот счет самих экономистов? Анализируя предложенный график циклической взаимосвязи цены материальных и не материальных активов, они пришли к выводу, что между ценой акций и ценой вещественных активов существует 16 летний цикл. Это если считать от минимумов или от максимумов. Но не случаен ли тот факт, что в нашем случае на каждый психотип приходится два пика максимума солнечного излучения и что три раза по 16 как раз и дает величину 48? Это минимальное значение цикла Кондратьева и два психотипа, обеспечивающих интенсивное развитие – резонаторы и пострезонаторы.

При анализе циклов Кондратьева и их зависимости от активности Солнца ранее был сделан вывод о том, что на каждый психотип экономически активного населения падает по два пика солнечной активности. На одном пике происходит приход этого психотипа к доминированию в экономике, на другом – подготовка ухода его от принятия основных экономических решений. На третьем – приход к доминированию следующего психотипа. И т. д. Не будем забывать, что это относится к странам с эндогенными причинами развития.

На «разогрев» резонаторов надо большее время, чем на эмоциональное «вздергивание» постпострезонаторов. Сама солнечная активность меняется от столетия к столетию. Меняются исторические условия развития. Важнейшим из них является развитие производительности труда, углубление общественного разделения труда. Отсюда вариабельность циклов – закономерное психоэкономическое явление.

В момент, когда власть принадлежит истероидам, в странах, которые были центрами экономического развития, то есть развивались под влиянием более эндогенных факторов, чем экзогенных, растет расслоение в обществе, элита с чертами истероидности разными путями эксплуатирует народ. В том числе и через рост цены потребительской корзины.

В XIX веке такой страной уже были США. В приведенных ранее расчетах условным годом прихода к власти резонаторов в США, их активной деятельности был 1868 год (1870 – пик количества пятен Вольфа на Солнце, оно было равно 139!). Это первые выборы после окончания Гражданской войны. 24 года падают на годы господства резонаторов. Начиная с 1868 года цена потребительской корзины в мире падает постепенно почти на 10 %. Минимальным значение CPI индекса было в 1878 году. Ввиду господства резонаторов последующий пик солнечной активности в 1883 году был не так жестко связан с возрастанием стоимости потребительской корзины. Хотя тенденция падения значения индекса CPI прервана. Резонаторы уже стали терять свою власть, свое влияние на общество, на экономику.

Пик солнечной активности, который связан с приходом к власти пострезонаторов, это 1892–1895 годы. В 1893 году было 85 пятен Вольфа на Солнце. В период господства пострезонаторов цена потребительской корзины колебательно медленно растет. В 1905 году вновь скачек в цене потребительской корзины (пик солнечной активности), но затем вновь падение. 1905–1907 годы это пики солнечной активности, которые уводят с исторической арены пострезонаторов. Но с приходом времени, культуры постпострезонаторов цена потребительской корзины растет стремительно. На их период падают бурные 20-е годы XX столетия в США, раздутие финансового рынка и т. д. То есть все то, что привело к кризису 1928–1939 годов. При этом 1917 год принес повышенную солнечную активность (104 пятна) во здравие постпострезонаторов. А в 1928–1930 годы новым циклом солнечной активности (в 1928 году было 77 пятен) было «сказано» «нет» культуре психоэкономического поведения повышено эмоциональных лиц.

При этом циклы закономерно колеблются не только со сменой столетий, но и тысячелетий. Вот данные из Википедии о колебании циклов солнечной активности с течением тысячелетий.

Циклы солнечной активности длились в XX веке чуть более 11 лет, но бывают циклы длиной от 9 до 14 лет. Последний цикл, закончившийся в 2008 году, длился 12.5 лет. (см.: http://www.gao.spb.ru/russian/cosm/astr/index.html).

Форма цикла непостоянна. По мнению швейцарского астронома Макс Вальдмайера переход от минимума к максимуму солнечной активности происходит тем быстрее, чем больше максимальное число солнечных пятен, зарегистрированных в этом цикле.

Циклы солнечной активности на протяжении столетий

Экономическое развитие в мире, циклы экономических изменений все более и более резонирует с циклами солнечной активности. За 210 лет, отраженных на представленных графиках, потребительская корзина в мире достигала 9 максимальных, пиковых и 9 минимальных значений индекса CPI. Это в среднем от максимума до минимума 23,5 года.

За это время было 19 циклов излучения Солнца. Это в среднем 11–12 лет между пиками солнечной активности. То бишь на каждый перелом в динамике цены потребительской корзины приходилось по два пиковых значений излучения Солнца.

Влияние солнечной активности на решения людей происходит через активизацию аппарата замыкания – размыкания условных рефлексов. При этом условные рефлексы, отвечающие за действия, будут видоизменяться медленнее, чем те, которые отвечают за принятие каких-то решений, типа покупать более золото или ценные бумаги, акции. Поэтому решения о перекупленности одного актива по отношению к другому принимаются быстрее, бодрее, чем освоение новой техники, рост производительности труда… На циклы влияют и происходящие социальные изменения, в частности войны, и др. Это так же несколько трансформирует влияние солнечной активности на экономическое поведение людей.

При этом остаются фундаментальными различия в принятии решений кинестетиков (и соответствующих им психотипов) и аудиалистов. Кинестетики более чтят нечто весомое, вещественное, что можно пощупать, потрогать, что можно покушать… Аудиалисты чтят более то, о чем можно красиво рассказать другим. И особенно оживают аудиалисты, когда их рассказу сложно найти критерии для перепроверки, когда его сложно верифицировать.

Это данные по миру в целом. Но ведь до момента начала глобализации экономические циклы изменения цены потребительской корзины во многих развитых странах совпадали далеко не полностью. Только начиная с 70-х годов XX века эти циклы начинают резонировать друг с другом. Есть немало примеров и временной разноцикличности однотипных психоэкономических изменений как в прошлом, так и в настоящее время. Но в среднем вырисовывается картина постепенного согласования всех основных финансовых, экономических решений, то есть всех психоэкономических циклов.

Степень согласованности этих решений возрастает в кризисные периоды, в момент господства постпострезонаторов. Это видно на графике на отрезке 20–30-х и на отрезке от 90-х годов прошлого века и в начале этого века. Здесь степень согласованности смены основных представленных индексов весьма высокая. В противофазе находится только индекс CPI. И это понятно. В период усиления истероидных черт личности резко повышается в принятии решений внешней референции, то есть решения начинают согласовывать между собой, автоматически, без понуканий и внешнего принуждения. А по сути своего психотипа. Общественники остаются общественниками. Согласование мнений для них жизненно важно. Зато даже при неудачно принятых решений есть оправдание – все ошиблись… Такая логика – особенность, а при отсутствии способности предметно мыслить, анализировать и – спасение общественников.

Резонансное выстраивание многих показателей экономического развития в мире имеет немало психологических и социальных последствий. Так, не случайно, что в период кризиса 1928–1939 и с 2008 года эта согласованность резко возросла. Но что означает одинаковость изменения цены потребительской корзины в мире, соотношение цены вещественных и не вещественных активов, золота и акций и т. д.?

Во-первых, это однотипность принятия решений по этим вопросам основными субъектами экономической активности. Но такие решения связаны с изменением соотношения сознательного и бессознательного. А это основа изменения и характерологических черт, хотя в более медленном темпе, чем изменение принимаемых решений. Не случайно говорят «Посеешь поступок, пожнешь привычку, посеешь привычку – пожнешь характер, посеешь характер – пожнешь судьбу». Решение – это поступок. Частые, синхронные решения – это признак формирования единых черт характера, единой системы метапрограмм принятия решений.

Во-вторых, распространение на весь мир условий экономического развития центра мировой экономики – это распространение единого экономического и не только мышления. Именно эти условия принуждают принимать однотипные решения. А это формирует, рождает со временем однотипные интеллекты, а порой просто выдвигает в первые ряды лиц с определенным типом интеллекта. Именно с таким, какой у элиты, экономически активного населения ведущей страны мира, какой лучше прогнозирует поведение рынка в сложившихся условиях, соответствует ему. Данный вывод как бы вытекает из первого пункта. Ведь каждый психотип имеет соответствующий тип интеллекта. Поэтому в одни исторические периоды во главе финансов выдвигались лица с истероидными чертами интеллектуальной деятельности. А в других – с относительно противоположными.

В-третьих, это означает и начало формирования единой системы динамических стереотипов у субъектов экономической активности, у элиты во всем мире, то есть начало формирования единого психотипа экономически активного населения, элиты всего мира. В первую очередь копируется тот психотип, который получает больший доход и этот доход является определяющим в ВВП ведущей страны мира. А мы знаем, что сейчас это финансисты и лица, получающие наибольший доход от финансовых операций. Чаще это постпострезонаторы. На втором месте по доходам стоят представители торговли.

Это требует пояснения. Если решения человек принимает на основе кумулятивно-факторных причин, то однотипность действия кумулятивных и факторных причин должно приводить (при условии однородности самих субъектов экономической активности и внешних условий их деятельности) к однотипным решениям. И наоборот, однотипные решения – результат деятельности сходных причин. Социальные, экономические условия жизнедеятельности, экономической активности при глобализации все более и более выравниваются. Этому способствуют и правила ВТО. Эти правила приняли большая часть стран мира. Все большая и большая часть ВВП реализуется членами ВТО через внешнюю торговлю. И наибольшую прибыль получают предприятия, государства, которые активно участвуют в международном разделении труда, во внешней торговле, в финансовых операциях. Финансовый рынок при этом приносит наибольший доход странам, которые его организовали. Финансы обслуживают производство и торговлю. Принятие международных правил торговли есть не что иное, как принятие однотипных условий торговых операций, единого языка общения, единых понятий и т. д. Не анализируя факторы, которые определяют успех внешнеторговых операций, нельзя рассчитывать на успех и многих отраслей производства в конкретной стране, независимо от ее социально-экономического строя. Раз так, то специалисты, которые обеспечивают успех внешнеторговых операций, их финансирование, будут занимать все более и более важную нишу в экономической элите общества. И такие лица становятся объектом подражания. Им подражают во многом – в месте получения образования, в месте получения образования их детьми, в стиле мышления, в теориях, которыми они владеют, во внешних атрибутах, в их культуре в самом широком смысле этого слова… Хотя при этом каждая социальная, профессиональная, экономическая группа является носителем специфичных динамических стереотипов, специфичного психотипа. Этот процесс объективен и его не отменяет процесс глобализации. Отличия между профессиональными группами остаются. Сохраняются и существенные национальные различия. Но в том-то и дело, что в настоящее время у группы лиц, которые принимают решающие решения в сфере финансов, экономики, идет процесс образования единого психотипа. Пока он обладает чертами элитарности. Формируются единые динамические стереотипы экономического, и не только, поведения элиты мира. Далеко не все представители конкретной страны входят в эту группу. Чаще те, кто получает большую часть дохода в сфере финансов и подражает финансовой элите мира.

На формирование некоторых единых динамических стереотипов у элиты мира может уйти одно-два-три поколения. Но этот процесс в настоящие дни весьма активен.

Вот во всем мире начинают носить костюмы, а не национальные одежды (хотя кое-где сохраняются и национальные традиции и общеевропейские одновременно), начинают смотреть одни и те же кинофильмы, начинают нравиться одни и те же писатели и т. д. И вот уже создана психологическая основа для формирования единой культуры. Конечно, процессы эти очень сложны. Динамические стереотипы, культурные особенности бедняков иные, чем у элиты, в Индии культура иная, чем в США. И эти отличия нивелируются очень медленно. А некоторые будут оставаться весьма долго, допустим различия обусловленные уровнем дохода людей. Все это так. Но у нас речь идет о субъектах экономической активности, об успешных бизнесменах, владельцев бизнеса. Данная когорта лиц находится под влиянием как своего народа (без этого не организовать эффективный национальный бизнес), так и под влиянием экономической элиты лидирующих мировых держав (без этого сложно стать эффективным торговцем, включиться в международное разделение труда).

Но так было всегда. Сейчас эти процессы просто стали более интенсивными, более синхронизированными. Культура, традиции, обычаи более развитой в экономическом отношении страны передавалась в первую очередь элите, экономически активному населению других стран. Россия здесь просто классический образец. В свое время мы перенимали парики, панталоны, знание ведущих европейских языков, танцы, музыку, литературу, особенности зодческого мастерства, технологии создания судов и т. д. у стран с более развитой экономикой, с иной культурой. Еще раньше купцы перенимали друг у друга обычаи, правила торговли, правила взаимоотношений. И как внешне были похожи купцы друг на друга из различных стран. Панталоны в Россию из Европы пришли вслед за купцами, учителями, учеными, дипломатами… Так в мире было всегда. Культура ведущей экономической страны мира постепенно передавалась через людей, обеспечивающие связь экономик разных стран, другим гражданам. Передавалась культура, передавались динамические стереотипы. И они менялись вначале у купцов, затем у элиты, у экономически активного населения, включенного в торговлю, в международное разделение труда, а затем у всего народа.

Поэтому в условиях глобализации, в условиях однотипности экономических законов, норм, правил внешней торговли (а эта однотипность ориентировалась на законы, нормы ведущей экономической страны мира), в условиях открытости рынков начинает формироваться единый психотип элиты, экономически активного населения. И он формируется сейчас вокруг финансовой элиты мира. И чем больше и больше экономический успех страны связан с международным разделением туда, с внешней торговлей, тем интенсивнее протекает этот процесс.

Вот уже не только в странах былого капитализма покупают дорогие автомашины, яхты, дворцы, но и в стране последовательно идущей по социалистическому пути – Китае. Конечно, пока в Китае это могут позволить себе единицы по отношению ко всему населению. Но этим единицам подражает не тысячи и даже не миллионы – более миллиарда людей.

Но принципиальным остается вопрос к какому психотипу элита будет ближе – к психотипу мировой элиты или к психотипу своего народа. Народ может просто отвергнуть тех, кто не воспринимает его культуру. Народ может выступить против данных явлений, если будут ущемлены его интересы. Наконец, может начаться революция против господства своей элиты…

И если копирование психотипа элиты ведущей страны (группы стран) мира будет бездумным, не осознанным, то так со временем и будет. Ведь мы знаем, что со временем к власти приходит элита третьего поколения, элита с чертами истероидности. Это коснулось и ведущей страны мира. Если следовать за ее культурой, то будет расти расслоение в обществе, богатые будут еще богаче, а бедные станут еще беднее… Такие социальные системы сметаются с исторической арены разгневанным народом. Так было всегда.

И что будет делать элита разных стран, понимая или просто чувствуя нарастающую протестность людей: трансформироваться более под влиянием своего народа или под влиянием элиты ведущей страны мира? Или думать своей головой?

Резонансное принятие экономических решений (а это подчеркивают данные на приведенном графике) ведет к формированию единого психотипа в элите разных стран, а со временем и к единой идеологии элиты. Единая идеология и даже ее зачатки успокаивает элиты, так как создает ощущение, а иногда и просто иллюзию, что все идет в направлении «со всеми». Для лиц с внешней референцией это один из важнейших доводов того, что все идет правильно. И это ощущение согласуется, а иногда и просто подменяет чувство уверенности в завтрашнем дне, чувство правильности сделанного решения. Страны, которые пока не затронуты этим процессом, типа Ирана, Северной Кореи, вызывают неоднозначное отношение к себе со стороны «мирового сообщества». Это тоже защитные реакции. Элита разных стран сплачивается между собой, вводя единые правила игры. А кто не вписывается в принимаемые ценности, как бы выталкиваются из этой среды.

Итак, у элиты, экономически активного населения Земли на основе единых психоэкономических процессов начинает формироваться единый психотип, единая культура, единые ценности… Завершится процесс создания единой элиты мира формированием единой идеологии.

Эффект, который поразительно закономерно проявляется в истории: сами ведущие экономики мира начинают заниматься продвижением своей культуры в других странах после прихода к власти пострезонаторов, элиты второго поколения, то есть общественников. Резонаторы, элита первого поколения – они все в деле, им не до внешних само восхваляющих контактов, им не до распространения своей культуры, культуры труда, своего опыта среди других народов. А вот элита второго, но особенно третьего поколения в этом кровно заинтересованы. Этому соответствуют потребности маниакальных, истероидных личностей. Кроме того, это выступает и своеобразной защитной реакцией для элиты, начинающей понимать, что она теряет мировое лидерство.

Поэтому создание различных организаций, которые занимаются продвижением культуры ведущей страны мира среди других народов, закономерно начинается с приходом к власти элиты второго поколения, пострезонаторов, а достигает эффекта выработки у других народов негативных эмоций от такого просвещения при приходе к власти постпострезонаторов, элиты третьего поколения.

Но до момента глобализации экономик место ведущей державы мира после ее упадка занимало другое государство. А что будет в период глобализации с государством, которое не выдержало бремя мирового лидера?

Здесь накладываются друг на друга несколько тенденций, возможностей.

Первая тенденция. В ведущей стране мира на смену элиты первого поколения придет элита второго, третьего поколений. Потеря власти резонаторов, эмоционализация экономически активного населения приведет рано или поздно к потере данной страной своих лидерских позиций в мире. Элита стран периферии, окружающих данную страну-лидера, начнет формироваться вокруг культуры элиты той страны, которая перехватит лидерство. В конечном счете может победить разум, резонаторы.

Вторая тенденция. В период глобализации процессы, протекающие в ведущей стране мира с момента прихода к господству в ней элиты третьего поколения, постпострезонаторов, – от технологических новшеств до культуры в целом – будут передаваться в страны периферии. Отсюда – все большее расслоение населения, повышение роли и значимости предметов вещественного престижа, эмоционализация общественных процессов и т. д. То есть не только у элиты, у всех начнет формироваться культура ведущей страны мира, которая уже не отвечает интересам быстрого, прогрессивного развития, которая расслаивает общество. У всего населения мира, особенно с внешней референцией, у экстравертов, будут усиливаться черты постпострезонаторов. Прививку против таких культурологических изменений имеют интроверты, шизоиды, страны с выраженными интровертированными культурами, типа Индии, Китая, Японии, России…

Поэтому не исключено деление стран мира на тех, которые придерживаются культуры, ценностей США и ориентированные на ценности, культуру Китая и ему подобных стран. То есть страны мира, народы сделают выбор экстравертированной или интровертированной культуры.

Но в любом случае усилится новая система противоречий – между элитой и народом своей страны (при принятии культуры страны – лидера, США) или между различными странами (при принятии ими культуры нового быстро развивающегося мирового экономического центра). Конечно, это процессы, затрагивающие десятилетия, понимание которых вызывает протест, защитные реакции у лиц, которые мыслят меньшими отрезками времени.

Но если мыслить десятилетиями, то неизбежны и вероятностные социально-политические умозаключения, вытекающие из признания описанных тенденций.

Качество населения в США и в большинстве европейских стран ухудшается все более и более через очередные пики солнечной активности. Данный тезис после выходя книги Тило Саррацина «Германия: самоликвидация» стал зримее.

Если к времени окончательного ухудшения качества населения удастся создать эффективную экономику производства продуктов питания и предметов первой необходимости, то население ныне благоденствующих стран Запада поделится на две условные группы. Одни производят и имеют от этого более высокие стандарты потребления, другие потребляют. Но так как потребляют иждивенчески, то вынуждены будут согласиться с более низкими стандартами потребления. Те, кто потребляют, будут с каждым годом все больше и больше пронизываться иждивенческой психологией. Их сила личности будет падать, ожидания от того, что должна делать для них власть имущих, – расти. Классическая демократия (власть большинства) в этом случае приведет такую страну к упадку, ибо власть так или иначе перейдет не к сильным, а к слабым, не к производителям, а к потребителям…

Такое деление возможно и по странам, группам стран. Будут страны, способные к эффективному производству, а будут станы, у которых такая способность будет ослаблена. Впрочем, такое деление стран уже реально и на карте современной Европы.

Социальные конфликты возрастут. Под давлением ожидания большинства ни одна власть, ни правые, ни левые, не смогут реформировать национальную экономику. Структура власти тотально перестанет соответствовать объективной необходимости жесткого управления страной при актуализированной потребности ориентации на достижение дальних целей (это несколько сроков президентского правления) для избегания катастрофических последствий развития социально-экономических процессов. Это социально-психологическая, политическая основа для возможного сжатия сферы проявления демократии и переходу к иной структуре государственного управления, к иным режимам.

Периодические восстания, волнения и даже насильственный временный захват власти могут стать перманентными в некоторых европейских странах. Как сейчас они являются таковыми в отдельных странах Африки. Однако каждая последующая власть не сможет выполнить взятые обязательства, и будет сметаться последующим гневом раздосадованных граждан. В такой ситуации объективно значительная часть населения будет более заинтересована не в демократии и свободе личности, а в порядке. Лица, которые согласятся взять на себя столь не конституционные функции, как правило, есть в любой стране с запасом. Эти функции могут взять на себя и силовые структуры. Управление по примеру Пиночета в Чили может казаться в новых условиях приемлемым для большинства.

Наличие примера успешного социального развития в Китае резко усилит позиции левых партий, движений.

Элита всех стран будет находиться под влиянием циклически повторяющихся психоэкономических, социально-психологических изменений. Описанное относится к наиболее неблагоприятному сочетанию типа элиты и экономически активного населения.

Но пока этого не наступило (при соответствующих упреждающих решениях этого может не наступить) психоэкономические изменения в США, которые были характерными для различных этапов развития этой страны, в условиях глобализации будут проявляться и во многих странах мира.
<< 1 2 3 4 5 6 7 >>