<< 1 2 3 4 5 6 7 >>

Николай Игнатьевич Конюхов
Психоэкономика: глобализация, рынки, кризис


Элита первого поколения предметна. Элита второго поколения наполнена общественниками. Элита третьего поколения без трудностей, которые ее закаляют, без борьбы за свое господство, без обновления, становится эмоционализированной, истероидной, теряет способность эффективно управлять обществом.

Такая логика формирования элит верна тогда, когда развитие общества идет более менее бесконфликтно. В то же время внутренние и внешние конфликты, проблемы могут вносить в это развитие немалые нюансы, до степени создания необходимых условий быстрого обновления элиты, выдвижения умных, способных людей в элиту, обновление ее или быстрых изменений в сторону формирования нужных способностей у существующей элиты.

Сочетание типа элиты и типа экономически активного населения в стране детерминирует основные социально-экономические процессы. От этого зависят темпы экономического развития, характер отношений между различными социальными группами, политические процессы и т. д. При самом неблагоприятном сочетании – элита третьего поколения и состояние населения, когда оно подражает эмоционализированным, психопатичным людям – наступает психоэкономический кризис.

История показывает, что эффект трех поколений имеет временные границы. Он может занимать до 100 лет и более, он может быть короче 50 лет. И это зависит не только от средней продолжительности жизни (при прочих равных условиях при росте продолжительности жизни растет и в среднем и время жизни трех поколений). Это зависит и от социальных факторов, от активности Солнца, от принимаемых управленческих решений, от личности, оказывающей определяющее решение на социально-экономические процессы, на решения правительств, законодательных органов ведущих стран мира, от системы экзогенных факторов. США – страна, степень влияния на развитие которой внешних факторов намного ниже, чем в большинстве других стран. И тут этот промежуток времени более показателен.

Самое сильное социально-экономическое потрясение в истории США (оно совпало с пиком солнечной активности) была Гражданская война 1861–1865 годов. В результате было сформирована элита первого поколения.

До этого элита первого поколения была сформирована в период правления Дж. Вашингтона (1789–1797 гг.). С момента начала правления Дж. Вашингтона до момента начала Гражданской войны в США прошло 72 года.

В результате Гражданской войны была сформирована вновь элита первого поколения.

Эта элита выросла из борьбы, из неистовой гражданской войны. На верх социальной иерархии здесь выдвигали более способных, а не более тонких и успешных в системе межличностных отношений. От момента начала Гражданской войны в США до момента окончания второго по силе социально-экономического конфликта (кризис 1929–1933 годов) прошло 72 года. Можно считать от момента окончания Гражданской войны в США. Тогда получим 1937 год. Это год так же кризисный для США по мнению современных экономистов. Если к 1937 году добавить 72 года – получим 2009 год. Хотя принято считать, что мировой кризис начался в 2008 году, тем не менее совпадение цифр носит сакральный характер.

В период войн смена психотипов элиты, экономически активного населения, развитие страны подчиняется несколько иным закономерностям.

Новая элита первого поколения в США выросла так же в огне войны. Добавим к 1945 (можно к 1944 году – Бреттон-Вудская конференция) году 72 года. 2017 год (плюс – минус 3 года) – это время, когда по аналогии с прошлым, могут сформироваться довольно веские основания для замены существующей элиты США новой когортой лиц. Но многое зависит от развития начавшегося кризиса, от принимаемых управленческих решений.

По поводу этих расчетов можно спорить. Можно в расчеты включить депрессию, кризис 1873–1896 годов. Можно по этому поводу возразить тем, что разные страны имеют свои эндогенные циклы психоэкономических кризисов и данная депрессия это пример влияния развития Германии (которая находилась в ином цикле) на США и другие страны. Это научный спор. Для нас важно, что страны, которые менее других в своем развитии зависят от влияния соседних стран имеют более устойчивый цикл в своем развитии – 3 поколения элиты и 2–3 поколения экономически активного населения. Это касалось всех бывших мировых экономических центров (Генуя, Антверпен, Амстердам и др.). Это касалось развития таких стран как США, СССР, то есть стран, менее других, зависевших от внешних факторов.

Можно настаивать на том, что считать надо от момента окончания события, служащего признаком перехода правления от одного типа элиты к другой. Можно и нужно настаивать на том, что войны деформируют процесс. Все это так. В подтверждение сказанного не без интересно отметить, что с 1917 года, с момента прихода к власти большевиков в России, до 1991 года, прихода к власти ныне здравствующих политических сил, элиты, прошло 74 года. Можно и возразить, настаивая на 1989 годе, когда пала монополия КПСС на власть. Тогда получим так же 72 года. Можно говорить о том, что есть события, с которыми наше сознание связывает приход новой элиты, потерю власти одной элитой и перехват ее другой. А есть реальные изменения, происходящие более под влиянием кумулятивных причин, то есть большой совокупности микропричин. В историческом процессе есть много случайного, что вносит свои поправки в эффекты кумулятивных причин. А вот пики солнечной активности на редкость постоянно возникают с интервалом 12 лет (плюс – минус 1–3 года).

В среднем власть от элиты третьего поколения переходит к элите первого поколения под влиянием эндогенных факторов через 72 года. Войны, революции, экзогенные факторы могут деформировать эти процессы. Тогда новый цикл «привязывается» к очередному циклу солнечной активности, но 72 летний период удивительно настойчиво проявляет себя в циклическом развитии истории.

Исходя из этого, 2 пика солнечной активности падает на элиту первого поколения, 2 на элиту второго поколения и 2 на элиту третьего поколения. Выходит 72 года. Что касается смены общественников на предметников, в нашей концепции это не просто предметники, а особые – резонаторы, то это совпадает с 24 летним циклом. Но владычество в бизнесе лиц с чертами истероидности может просто не состояться. Они нередко сметаются жесткой конкурентной борьбой, особенно если рядом крупная, развитая страна. Предприятия под руководством психопатичных, истероидных лиц из-за этих неблагоприятных экзогенных факторов просто разоряются. Этим и объясняется тот факт, что циклы Кондратьева несколько иные, чем цикл в 72 года. Но в любой его интерпретации это не менее 48 лет.

Момент повышенной солнечной активности в своем большинстве не есть смена власти психотипов. Это своеобразный показатель перехода влияния кумулятивных сил с поддержки одного психотипа на блокирование его развития. Но сами эти изменения протекают постепенно, медленно, кумулятивно. Просто вдруг все начинают осознавать, что что-то в системе социально-экономических отношений сложилось не так, как требуется. Начинают нарастать осознаваемые противоречия, рушится власть, построенная на одних психологических основах, и возникает другая.

Применительно к резонаторам. Они существуют в любой период социально-экономического развития. Но вот настает их черед быть ведущими в новом витке социально-экономического развития. Они начинают это все чаще осознавать сами и чувствовать силы для рывка в своей активности (если могут улавливать влияние кумулятивных причин). И после их пика солнечной активности этот процесс ускоряется. Психофизиологические причины этого ясны. В период солнечной активности лучше работает механизм замыкания – размыкания условных рефлексов, изменения стереотипов нашего мышления. И сами резонаторы, и что важно – окружающие – начинают понимать возможности различных групп населения, свои возможности, понимать на кого лучше всего опираться. Это выгодно всем.

Но вот наступает новый пик солнечной активности. Вновь начинают активно меняться стереотипы мышления. И постепенно, кумулятивно накапливаться лица, которые понимают, что усилия резонаторов можно улучшить путем активизации внешних контактов, путем не поиска нового, а через воспроизводство уже хорошо работающих образцов. На очередном пике солнечной активности этот процесс ускоряется. Это первый пик солнечной активности для пострезонаторов. На втором пике солнечной активности начинает возникать чувство, что все что-то не так идет, как хочется.

И аналогично тому, как к власти приходят потстрезонаторы, их сменяют постпострезонаторы. Или экономика данной страны захватывается экономически активными субъектами других стран, разоряется через конкуренцию с ними. Иногда такая конкуренция блокируется, в том числе и принятием законов (1933 год в США), вводящих пошлины на импортируемые товары. Иногда просто физически («Бостонское чаепитие» и др.). Чаще это происходит в странах, которые лидируют в военно-политическом отношении.

Иногда элита в том или ином государстве как бы назначается правительством другого, более мощного государства. Цикл так же будет иным, чем 72 года.

Но в целом, если говорить о действии эндогенных факторов, в общей сложности проходит 72 года, и вновь на историческую арену приходить элита первого поколения. Но момент перехода власти от элиты третьего поколения к элите первого поколения обычно истеричен, и частенько окрашен кровью. Особенно если это происходит при особой активности постпострезонаторов. Истеричность проявления потспострезонаторов многообразна. Одно из этих проявлений есть активное включение защитных реакций. Рациональные доводы отбрасываются страстью, неистовством, прикрываются обличением других…

А были еще такие психоэкономические кризисы? Есть основания полагать, что таковым была депрессия, а по мнению некоторых авторов и кризис, 1873–1896 годов и др. Экономисты США имеют несколько иной взгляд на границы данной депрессии – 1873–1879 годы. Но это более эндогенный фактор для Германии. Для США он уже обладал признаками экзогенного. Здесь проявились однотипные психоэкономические зависимости с кризисом 1929–1933 годов. До паники на бирже в 1873 году было раздувание пузырей на рынках недвижимости, на рынках земли, обвальное падение цен на акции и т. д. Но главное доказательство того, что психотипы экономически активного населения после длительного времени изменились в сторону появления все большего числа резонаторов – изменение темпов развития страны. Германия выходит в лидеры промышленного роста. Среднегодовой прирост промышленной продукции в 1891–1913 годах составил в Англии – 2.1 %, в США – 4,12 % в Германии – 4,2 %. То есть циклы экономического развития, заложенные эндогенными факторами, в разных странах могут быть разными и не совпадать между собой.

Удивительно, но описанные циклы совпадают с периодом циклами развития человечества, приводимыми в книге Велеса (ведическая религия).

В ведическом календаре присутствуют священные цифры, в том числе 144. В ведической периодизации присутствует цикл, называемый Кругом Жизни. Это 144 года. Если исходить из этой посылки, то 72 года это половина Круга Жизни. Не исключено, что системные изменения в психологии людей кроются и в 144 летнем цикле, который так же увязан с циклами солнечной активности.

Отметим, что в соответствии с календарем майя (21 декабря) и ведическим календарем в 2012 году наступает новая эпоха – эпоха Водолея, которая сменяет эпоху Рыб. При смене эпох проявятся новые закономерности взаимоотношений психотипов. Отнимаем от 2012 года 144 года. Получаем 1868 г. Можно условно его взять за начинающийся цикл социальных изменений в США. Набрав в Интернете сочетание «1868 год» и «США», получаем ответ.

Президентские выборы в США 1868 года были первыми после гражданской войны, в которых с предоставлением избирательного права бывшим чернокожим рабам генерал Грант одержал внушительную победу. В этот год принята и поправка в Конституцию США, которая гарантирует гражданство США всем лицам, которые родились на ее территории. Есть над чем поразмышлять, зная место рождения президента США Обамы и полемику на этот счет.

Но приведенные расчеты нам нужны более для психологической, интуитивной, сакральной подсказки важнейшего года в переломе кризиса 1929–1933 годов. Получается 1940 год.

Для подтверждения не безосновательности подобного вывода сошлемся на данные изменения в эти годы безработицы в США – http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/5/58/US_Unemployment_1910–1960.gif

Общее число безработных в 1933 г. достигло 17 млн. человек, что составляло четвертую часть всей рабочей силы в стране. Как можно считать этот год годом окончания кризиса?

А в 1939 году в экономике США начались качественные преобразования и был достигнут предкризисный уровень промышленного производства. Впрочем, об этом лучше говорят сами американские экономисты. «Государственная политика, принятая после Великой депрессии, породила новый экономический порядок… Во время войны государственные расходы достигли небывалого уровня. Страна задействовала все свои производственные мощности и привлекла к работе практически всех американцев трудоспособного возраста. И хотя большинство мощностей было направлено на удовлетворение потребностей военного характера, общий объем продукции соответствовал потребностям общества. К концу войны большинство выживших американцев находились в более выгодном состоянии, нежели перед войной, и Великая депрессия, несомненно, завершилась». (см.: [1], с. 28–29).

В этих словах заключен глубокий смысл. Что такое полная занятость населения, полная загруженность промышленности? Это время, когда резонаторы, предметники находятся в центре внимания, все зависит от них. Ранее многое, если не все, зависело от «выбивания» заказов, от системы реализации произведенного товара (реализуют общественники), от преференций со стороны государства (их пробивают так же общественники) и т. д. Во время войны, в период полной занятости и гарантии почти автоматического сбыта произведенного, на первый план выходит профессиональное мастерство тех, кто может производить, профессионалов-предметников.

Подобная периодизация Великой депрессии совпадает с мнением многих ведущих современных американских экономистов: 1929–1939 годы. Это важно, так как в случае признании наличия аналогии между Великой депрессией и современными процессами в экономике, психологически легче и научно точнее подходить к обозначению даты окончания начавшейся в 2008 году рецессии(?).

Таким образом, кризис, который принято обозначать как кризис 1929–1933 годов на самом деле тянулся до начала Второй мировой войны. Для США это кризис в системе социально-экономических отношений, который обычно предшествует приходу к власти резонаторов.

Он аналогичен кризису в Риме периода правления Нейрона, он аналогичен кризису в СССР начала 90-х годов прошлого века, он аналогичен сотням подобных кризисов, которые проходили, проходят и будут проходить в истории при появлении элиты третьего поколения, в сочетании с усилением истероидных черт личности у работников, у экономически активного населения, и при невозможности ею преодоления системы социально-экономических противоречий за счет понимания сути происходящего и принятия упреждающих решений… Защитные реакции элиты, лиц, подражающих ей, становятся препятствием на пути сознательных преобразований. Это усугубляется и тем, что уходящая с исторической сцены, элита третьего поколения не в состоянии изменить свой психотип под сложившиеся ситуации, перехватить лидерство у резонаторов или просто у здраво мыслящих лиц.

Это одна из причин того, что успешная элита должна уметь изменять свой психотип на противоположный, колебательно. Это необходимо для того, чтобы идти вслед за колебательными изменениями психотипа населения и успешно руководить им и за счет психологических механизмов, за счет личностного примера, а не только за счет «умовых» решений или военной силы. Ибо, когда психотип элиты не «цепляет» психотип основной массы населения, то элита просто свергается. Естественно этому процесс предшествует процесс потери элитой своей полезности для народа и контроля над прибавочным продуктом, над финансовыми потоками.

В кризисах данного типа резко повышается роль истероидных личностей. Это проявляется многоаспектно.

Во-первых, в изменении мотивационной основы принятия решений у основных субъектов экономической активности (исключая резонаторов). Мотивы экономического поведения становятся более кратковременными. В них возрастает роль и значимость эмоционального компонента. Растет иррациональный компонент в мотивации.

Во-вторых, возрастанием роли защитных реакций при принятии решений. Люди в меньшей степени, чем обычно, начинают подчиняться доводам не бесстрастного размышления, а эмоциональным импульсам, импульсам бессознательного.

В-третьих, возрастанием противоречий между сознательным и бессознательным. Что делает алогичным поведение людей и усложняет управление ими средствами, которые обычно дают не плохой эффект в спокойной обстановке. Это как в стрессовой ситуации – не ясно какой будет конкретной реакция людей. Отсюда за рамками данного кризиса, с точки зрения сегодняшнего дня, оценка принятых мер может радикально расходиться с оценкой этих мер участниками данного процесса.

В-четвертых, управление людьми закономерно требует эмоционального вмешательства, психотерапевтических методов в масштабе государства. В этот отношении управленческие решения, поведение Ф. Рузвельта в период кризиса не кажутся какими-то алогичными. Он вынужден был руководить истеричными людьми соответствующими методами.

Ф. Рузвельт оказался в ситуации, когда выходить из кризиса надо было без наличия опоры на здраво мыслящую элиту. Это факт, который признает сам Ф. Рузвельт, обращаясь на прямую к нации и обвиняя вашингтонских советников в их некомпетенции. Но это признают и его противники, описывая атмосферу, которая сложилась в правительственных учреждениях, в окружении Ф. Рузвельта. Разве можно было что-то сделать с истеричной элитой? И Ф. Рузвельт сделал чуть ли не максимум, что мог. Он предотвратил кровь, которая до этого сопровождала смену элиты третьего поколения. Но он не мог помешать элите в принятии порой бездумных решений. Так, уничтожение продуктов в момент, когда были голодные люди, это явно алогичный шаг, направленный против простых американцев, но защищающий интересы крупных оптовиков, банков, которые их кредитовали. И об этом честно говорит Ф. Рузвельт.

Элита делала все так, как делала элита третьего поколения столетиями до этого. Она не изменяла свой психотип, не наращивала эффективность производства, а более повышала степень эксплуатации своих подданных. И решение об уничтожении продуктов приняла элита. Данное решение созрело не в период прихода к власти Ф. Рузвельта, а при Г. Гувере. Но Ф. Рузвельт не мог ничего сделать с этим. Хотя он сделал главное – не допустил крови и создал условия для постепенного перехода власти к новой элите. Конечно, здесь «помогла» война. Власть в начале кризиса 1929–1933 годов была у элиты, у ФРС, у банкиров и оптовых торговцев. Эта власть осталась у них и после кризиса, но в нее пришли более трезвые люди. А часть сумела стать более трезвыми после случившегося. Некоторая часть элиты может менять свой психотип. И в период после Второй Мировой войны США управляла уже элита первого поколения.

Таким образом, события 1929–1939 годов могут выступать источником наших знаний о поведении людей в период кризиса. Решения Ф. Рузвельта в данный момент носили не только, а возможно даже не столько экономический, сколько психологический и даже психиатрический характер. Сам кризис, депрессия, если исходить из объективных показателей, продолжался в США с 1929 по 1939 годы.

Пока в истории человечества психоэкономические кризисы возникали и преодолевались спонтанно, за счет эндогенных факторов. И всегда это было связано со стресс-факторами.

В настоящее время есть необходимые научные предпосылки для более осознанной роли регуляторов в преодоление психоэкономических кризисов.

Психотипы элиты, экономически, политически активного населения меняются циклично. Изменившиеся психотипы в элите, экономически, политически активном населении привносят не только иные черты характера в систему социально-экономических отношений, они привносят иную систему мотивации, ценности, иные потребности, иную культуру. Именно изменившиеся мотивы поведения направляют активность основных участников социально-экономического процесса, основных субъектов экономической деятельности на достижение иных ценностей, чем это было ранее. В период господства в обществе ценностей истероидного типа они направляют свое усилие на самоутверждение через владение новыми, большими и престижными домами, шикарными машинами, модными вещами… Они наслаждаются своим престижным положением, наличием личных самолетов, яхт, особых дорогих часов, теннисных кортов и т. д. И т. п. Этот список бесконечен. И что важно. В данный бесконечный список актуализированных потребностей истероидов, постпострезонаторов в настоящее время попали и владение акциями, игра на бирже, деньги на счетах в их неограниченном количестве – чем больше, тем престижнее. В этих ценностях другие люди как-то отходят на задний план. Это особенность лиц с чертами истероидность, у них более выражена потребность в проявлении своего Я, более выражена метапрограмма «я сам». Данные ценности сочетаются с менее выраженными организационными способностями. Потребность владеть бесконечным списком предметов престижа, но еще что важно – символов престижа, типа владение акциями крупнейших компаний, которые весьма неразборчиво, эмоционально меняют свою стоимость – есть о чем поговорить в самых изысканных салонах – формирует бесконечную потребность в деньгах. И как всегда в истории, данный психотип и все подражатели ему эти деньги начинает не добывать через каторжный управленческий труд, а «срезать» у всех, кто поддастся. «Стричь» легче тех, кто стоит ниже по лестнице престижа, по своему профессиональному, социальному положению. Именно у них и падают доходы в период господства постпострезонаторов. Растет социальное расслоение в обществе. И даже, если правительство, регуляторы, видя предреволюционную ситуацию находят средства и направляют их для поддержания штанов у народа, – эти деньги разными путями, порой изощренно и находчиво, аккумулируют вновь в круговороте господствующих в обществе ценностей. Поэтому циклично со сменой психотипов в элите меняется и степень расслоения в обществе.

Экономические закономерности в обществе, где безраздельно господствуют ценности истероидного типа, становятся иными, нежели были десятки лет назад. Открытые на каком-то этапе общественного развития экономические законы видоизменяются, трансформируются вместе с изменением людей.

Есть основания полагать, что знание причин возникновения психоэкономических кризисов усиливает возможность управления этим процессом в большей степени, чем было до этого. В своей совокупности меры по преодолению кризиса должны включать и меры по изменению психотипов экономически активного населения и элиты.

Выводы по главе

Экономическое, историческое развитие человечества это не только накопление материальных ценностей, но и изменение в культуре людей. Одним из важнейших моментов этих изменений является изменение системы динамических стереотипов, психотипов у населения, у экономически активного населения, у элиты. Эти изменения закономерны, они связаны со степенью психологической, социальной совместимости различных психотипов на протяжении жизни нескольких поколений. Самое неблагоприятное сочетание – постпострезонаторы в элите и экономически активном населении – ведут к психоэкономическим кризисам особой глубины. Этот кризис в настоящее время и переживают большинство стран мира.

Литература
<< 1 2 3 4 5 6 7 >>