1 2 3 >>

Толстеющая
Роберт Грэмхард

Толстеющая
Селена Уинтер

Роберт Грэмхард

Рианнон Фишер некогда была очень успешной моделью, которой завидовали коллеги и восхищались мужчины, но в одночасье все поменялось. Она начала толстеть. Ей не помогают ни диеты, ни спорт, ни хирургия. Что же с ней будет?

Селена Уинтер, Роберт Грэмхард

Толстеющая

Какое было бы счастье отказаться от себя так же,

как мы отказываемся от других.

Маркиза дю Деффан

1

Мы живем в мире двойных стандартов, иллюзий и самообмана. Нам уверено внушают, что красота человека кроется в его внутренних качествах, но все на деле обращают внимание только на внешность. Так и с Рианнон Фишер произошло.

Высокая стройная девушка в мини-бикини от амбициозного итальянского модельера плавно пересекает подиум, пристальные взгляды мужчин и женщин прикованы к ней, ее идеальному лицу и соблазнительным формам. Яркий макияж делает уверенный взгляд проникновенным, черты лица настолько идеальны, насколько может быть идеален шедевр прославленного портретиста – игра красок и теней завораживает. Роскошные длинные волосы собраны в высокий, небрежный на первый взгляд, пучок, но ниспадающие по тонкой шее и вьющиеся к лопаткам золотые локоны так и манят своим блеском. Восхищенные взгляды зрителей хаотично скользят по загорелой коже, натыкаясь лишь на незначительные препятствия в виде узких полосок яркой, украшенной кристаллами Сваровски, перламутровой ткани бикини.

В непрекращающихся ослепительных фотовспышках, богиня знойного лета следует до самого края подиума, отбивая ритм серебряными шпильками в такт популярному биту, рвущемуся из огромных динамиков. На миг она замирает в полуобороте, чуть склонив голову и улыбнувшись краешком алых губ. В это мгновение все фотографы разом забывают дышать. Этот кадр метит на обложку лучшего глянцевого журнала, это новые контракты, билет на очередные показы, это шанс стать лицом еще парочки крупных брендов. Рианнон Фишер – звезда подиума и властительница мужских сердец, она нарасхват, ее любят.

На обратном пути, не забывая держать гордую осанку, девушка невозмутима, она не обращает внимания на бурные аплодисменты, воспринимая их как должное. Ее полностью устраивает быть в центре внимания, Рианнон – профессионал, упорно трудившийся ради этих моментов славы, и работа, полная интересных событий и встреч, неизменно приносит свои райские плоды.

Рианнон не представляет себя в другой сфере, и допустим, не готова проводить целые дни в офисах или банках, обслуживая клиентов. Такая жизнь сера и уныла, время тянется бесконечно, но так резко заканчивается, не оставляя после себя ни одного яркого впечатления. Мисс Фишер может позволить себе проводить каждый день незабываемо, окружать себя роскошью и удовольствиями. Денег хватает на все, и смысл экономить на еде, одежде и развлечениях отпадает.

За сценой ее встречают костюмерша Лилия, гримерша Пэтти и два стилиста – Эрик и Даниэль, все хлопочут возле нее, расхваливая наперебой.

– Бесподобна, душка, опять покорила всех! – щебечет Лилия, порхая вокруг и наскоро подбирает купальник и яркое, полупрозрачное парео для финальной фотосессии.

– Шарман, – кивает Даниэль.

– Ты сияешь ярче обычного, крошка, – подтверждает Эрик.

Пэтти некогда восхищаться, она едва успевает подправлять макияж Рианнон и обсыпать золотистыми блестками плечи, пока та быстро переоблачается за тонкой ширмой.

– Ты отлично прошлась, моя красавица! – восклицает Сержио Адонис, разрабатывающий наряды для нее и других моделей агентства “Алмаз”. Мужчина улыбается триумфу, всеми фибрами души он уверен в успехе новой линейки товаров. Еще одна блестящая партия, и все благодаря музе и главной актрисе шоу.

Другие модели уже выстроились, готовясь поочередно выйти на подиум. Возле них нет толпы усердно приводящих их в порядок людей, Пэтти лишь мимолетно осматривает каждую на предмет совсем уж критичных изъянов и нервными взмахами рук разрешает им спешить на финальное дефиле. Рианнон выйдет последней, под руку с модельером, так всегда закрываются их показы. Затем будут бурные овации, символический звон бокалов с дорогущим шампанским, может быть, короткое интервью с очередным журналом мод, а затем…

Внезапно во всей этой пестрой и шумной мешанине, расплывающейся, подернутой неясной дымкой эйфории, четко обрисовывается мощный мускулистый силуэт. Глубокие омуты лазоревых глаз, от взгляда в которые сердце у Рианнон пропускает удар, смеются и одновременно светятся такой нежностью, что на мгновенье ноги слабеют, и кружится голова. Вот он, единственный настоящий, неподдельный, понятный и близкий, ее мир и ее солнце, светящее ярче раздражающих софитов вселенной ледяного глянца – возлюбленный Билли Страйк. Красавчик, восходящая звезда футбола и, видит Бог, он забивает ей голы ежедневно. Они встречаются всего пару месяцев, но Рианнон готова поклясться, что это тот самый единственный, с которым она определенно докажет всему миру, что простая истина «и жили они долго счастливо» – не пустой звук.

– Детка, я безумно рад тебя видеть, – искренне признается Билли и обнимает ее. Он реально любит ее и является тем, кто не подбирает яблоки, которые лежат под деревом, а лезет на самую макушку яблони и срывает самые спелые и сочные фрукты, вот почему ему удалось оказаться рядом с такой красавицей.

– Ты весь перемажешься тональником с блестками, глупыш, – хихикает Рианнон, мягко уходит от поцелуя, чтобы не смазать помаду, но зато с чувством возвращает страстное объятие, ненавязчиво обещая большее позже.

– Нам пора выходить, красавица, другие девочки заждались, – Сержио смеется, пытаясь подхватить ее под руку. Билли при этом едва сдерживает смешок, так как разница в росте у модельера и его главной звезды весьма ощутима – мужчина едва ли чуть выше ее плеча.

– Поужинаем после, где всегда? У меня для тебя сюрприз!

Рианнон позволяет себе от души улыбнуться и игриво ему подмигнуть, но как только она снова ступает в лучи прожекторов, улыбка становится сдержанной, взгляд, исполненный холодного превосходства, коротко скользит по выстроившимся в линию моделям, отмечая их подбадривающие хлопки в ладоши и полные зависти взгляды. Это тоже неотъемлемая часть работы. Будь тверда и решительна, покоряй, ослепляй, будь горда и неприступна, никто не смеет тебя недооценивать, – эти уроки Рианнон усвоила уже давно.

Вспышки камер, аплодисменты, звон бокалов и новый контракт. Что может быть лучше?

– Девочки, вы не видели Рианнон? – Эрик беспокойно притоптывал не месте, озираясь по сторонам. – Мы с Даниэлем сбились с ног, разыскивая ее. Только что была тут и пропала.

Три ведущих модели, Хизер, Вивика и Патриция, держались от остальных в стороне, неспешно попивая шампанское. У них тоже иногда брали интервью, но сегодня все увлечены лишь Рианнон. Платиновая блондинка Хизер Стоун не была новичком в профессии, она пришла сюда из другого агентства пару лет назад, успев отхватить долю славы. Обладая андрогинной внешностью и очень высоким ростом, она успешно рекламировала не только женскую, но и мужскую одежду. Вивика Дженкинс, самая младшая из всех моделей агентства, была примечательна роскошными каштановыми кудрями и необычным разрезом глаз из-за примеси азиатской крови. Ей обычно отводили ведущую роль на показах молодежных и спортивных брендов. Патриция Хейст же была самой старшей, ей уже около тридцати. Эффектная, пышногрудая, жгучая брюнетка. Когда-то она была главным лицом агентства “Алмаз”.

– А что, Сержио еще не всем продемонстрировал главный товар? – Патриция небрежно взболтала шампанское в бокале, поправила лямку платья и обворожительно улыбнулась.

– Ах, ну зачем ты так говоришь о той, что кормит и нас и всю компанию? – возопила Хизер. Вивика лишь хихикнула, кокетливо подмигивая кому-то в толпе. Уж без поклонников на сегодняшний вечер они точно не останутся.

– Очень смешно, стервы, – Эрик устало потер переносицу пальцами. – Не забудьте сдать платья в гардероб. И не помните их.

– Эрик, ты нашел Рианнон? – кричит Сержио через весь зал. – Скорее, я хочу представить ее нашему новому спонсору!

– Да-да, же бегу.

– Удачи, – Патриция отсалютовала ему бокалом, а остальные повторили за ней насмешливый жест. – Передай ей от нас привет и поздравления, а то она такая занятая, никак нет возможности напевать дифирамбы ей лично.

Но было уже слишком поздно. Едва последний представитель прессы отвлекся на поедание канапе с креветками, Рианнон тут же улизнула из банкетного зала. Она не стала смывать макияж с лица и распускать волосы, лишь наскоро натянула поверх вечернего платья оставленную в гримерке кем-то из персонала куртку с логотипом “Алмаза” и поспешила к черному ходу. На улице прямо возле пожарной лестницы в полутьме подворотни притаился ее водитель Макс, он невозмутимо курил уже пятую сигарету, присев на капот приторно-желтого Ламборджини.

– Давно ждешь? – Рианнон на ходу стянула неудобные туфли на невозможно длинных шпильках и сбежала по лестнице вниз.

– Сколько раз тебе говорить, не бегай по улицам босиком! – пожурил ее Макс, подхватывая на последних ступенях на руки и ловко перенося в салон.

– Прости-прости, я просто очень тороплюсь, отвезешь меня на свидание?

– Опять в тот отвратительный суши-бар? – водитель скривился, он терпеть не мог псевдо-японскую кухню. – Я думал, ты на диете.

– Не бойся, я за собой слежу, – девушка быстро посмотрелась в зеркальце заднего вида, поправила прическу. – Билли так любит суши в простых заведениях вроде этого.

– Ему бы тоже не мешало питаться правильно, он же спортсмен.

– Ну не ворчи, поехали уже!

– Так точно, шеф.

Мотор взревел, Рианнон внимательно оглядела салон и вопросительно поскребла ноготками по подголовнику Макса.

– Там, под сиденьем, – бросил он, не отвлекаясь от дороги.

Пока Рианнон доставала из скомканного пакета пару кед со стразами, заботливо прихваченных для нее водителем, Макс неспешно вырулил из подворотни и попытался объехать здание, но тихий незаметный побег провалился. Машину очень быстро со всех сторон обступили новые журналисты и фанаты Рианнон, которым не удалось пробиться на показ и последующую вечеринку.

– Боже, Макс, где ты откопал это убожество? – воскликнула Рианнон, вертя на вытянутой руке обувь так, словно она могла укусить ее.

– Ты просила что-нибудь удобное, вот я и купил по дороге, – водитель пожал плечами, закурил и начал бурно жестикулировать, прося толпу расступиться.
1 2 3 >>