<< 1 2

Светлана Бестужева
Александр Македонский

Чего только не было на этих картах! Прежде всего пояса – холодный на севере и жаркий на юге. По учению философа, неблагоприятный климат обеих этих зон не способствовал обитанию здесь людей. Между ними – умеренная зона, где расположены Средиземное море, Персия и Индия. Только эта зона и образует ойкумену, то есть пригодную для обитания людей часть Земли. Ее и считали собственно миром.

На карте можно было увидеть расположение континентов и океан – огромное море. С океаном посредством Геркулесовых столпов (Гибралтара) соединялось Средиземное море, а дальше, если доверять Скилаку, – Красное море (но в этом Аристотель не был так уж уверен). Он, к примеру, считал, что Каспийское море надо рассматривать как внутреннее.

Учитель, конечно, не преминул обратить внимание Александра на многочисленные белые пятна на географической карте, прежде всего на то, что из всего мира известны лишь Средиземноморье и Передний Восток. Все остальное еще надлежало исследовать, более того, сначала открыть.

Ничто, видимо, не увлекало юношу так, как изучение этих карт и пояснения учителя. Более того, для Александра география была важнейшей из наук. Сама задача исследования мира казалась ему соблазнительной. Но еще больше привлекало другое: Александр стал рассматривать отдельные страны, и прежде всего Македонию, лишь как часть мирового пространства. А это открывало совершенно новые перспективы.

Любой другой царь или царский сын смотрел на мир только глазами жителей своей страны. Для Александра же был характерен более широкий взгляд. Македонию он представлял себе только частью мира. Возможно, благодаря этому он и сделал решающий шаг, отдаливший его от родины, шаг, к которому Александр был подвигнут своими врожденными наклонностями и распрями с Филиппом и македонской знатью.

К тому же, если рассматривать мир на карте, не кажутся ли его пространства легко преодолимыми? Ведь юноша уже давно мечтал о роли великого завоевателя. Вероятно, именно рассматривая карты, он ощутил желание завоевать весь мир. Судя по всему, еще в Миезе у него возникла эта идея – не то игра воображения, не то мечта. Главное – он посвятил ее осуществлению всю свою жизнь.

Впервые Александр, самой природой предназначенный к великим делам, приблизился к тому, что впоследствии определило его жизнь, – к безграничному и бесконечному. Единственный раз Александр увидел эти качества в другом человеке, причем в самой благородной и чистой форме. Аристотель вывел Александра из полуварварского состояния, дал представление об истинном духовном величии.

Но идеальных людей не бывает. Например, сам Александр с юности отличался высокомерием. Когда друзья спросили его однажды, не хочет ли он принять участие в Олимпийских состязаниях, юноша ответил:

– Охотно, если мне придется соревноваться с царями.

Каждый раз, как приходило известие о какой-нибудь победе македонян под предводительством Филиппа, Александр с грустью говорил товарищам:

– Отец все сделает до нас, и мне с вами не останется совершить ни одного славного подвига!

Однажды у него вырвался горестный вопль:

– Во Вселенной бессчетное множество миров, а я еще и одного не завоевал!

Отвага Александра проявилась уже в ранней юности. Однажды Филиппу предложили купить коня, прозванного Буцефалом за сходство его головы с бычьей. Филипп вместе с сыном отправился на него посмотреть. Конь казался совершенно диким, поминутно вставал на дыбы, бил копытами и норовил укусить. Никто не решался близко подойти к животному. Филипп отказался от покупки и приказал увести лошадь. Тогда Александр в раздражении крикнул отцу и его приближенным:

– Из-за своей трусости и неумения ездить верхом вы отказываетесь от великолепного коня!

Филипп рассердился и предложил сыну побиться об заклад на цену лошади, что мальчик не сможет укротить Буцефала. Александр смело направился к коню, схватил его за узду и повернул против солнца, так как заметил, что животное пугается собственной тени. Затем юноша некоторое время оглаживал коня и бежал рядом с ним, давая ему привыкнуть к себе. Заметив, что лошадь уже несколько устала и тяжело дышит, Александр сбросил плащ и вскочил на нее.

Бешеный конь рванулся, пытаясь сбросить всадника. Крепко держа поводья, Александр дал коню полную волю, ожидая, когда он утомится. Когда лошадь привыкла к своей ноше, Александр заставил ее повиноваться поводьям. Так был укрощен Буцефал, ставший затем верным товарищем македонского завоевателя во всех его походах.

Филипп и его свита в страхе и молчании наблюдали за поединком человека и коня; когда же Александр повернул Буцефала и, сияя от гордости, подъехал к отцу, все разразились криками восторга, а Филипп даже прослезился от радости. Обняв сына, царь поцеловал его и сказал:

– Дитя мое, ищи себе подходящего царства – Македония для тебя слишком мала!

Александр-соправитель

Когда Филипп осаждал Византий, шестнадцатилетний Александр остался за царя в Македонии и правил жестко, беспощадно подавив восстание фракийского племени медов. А спустя 2 года, в 338 г. до н.э., в битве при Херонее Александр проявил личное мужество и навыки полководца, возглавляя под присмотром опытных военачальников левое крыло македонского войска.

Поражение греков при Херонее привело к установлению господства Македонии: Филипп II ликвидировал гегемонию Фив в Беотии, а с Афинами заключил мир на условиях сохранения ими независимости и территории. Кроме того, он возвратил пленных афинян без выкупа и приказал доставить тела павших для погребения на родине – с этой торжественной миссией царь отправил Александра, за что они оба получили от народного собрания Афин право гражданства.

В 336 г. до н.э. в Малой Азии были высажены войска, освободившие от персов города Эфес и Магнесию на Сипиле.

Но в Македонии разразился политический кризис: Филипп II развелся с Олимпиадой и женился на девушке из знатного рода, Клеопатре. На свадебном пиршестве Александр поссорился с отцом и бежал из Македонии, а свою мать укрыл на ее родине в Эпире.

Развязкой конфликта отца и сына стало убийство Филиппа на свадьбе его дочери Клеопатры летом 336 г. до н.э. Доказательств причастности Александра к этому убийству не было, но… Но именно ему, практически единственному из всех, была выгодна смерть Филиппа.

Александр, царь Македонский

После смерти Филиппа II при вступлении на македонский трон Александр первым делом расправился с предполагаемыми участниками заговора против отца и, по македонской традиции, с возможными претендентами на трон. Знать и македонский народ он привлек на свою сторону, отменив налоги.

Смертью Филиппа II решили воспользоваться в Греции: Афины, Фивы, Аргос, Спарта отказались признавать Александра своим гегемоном, но стремительный марш македонских войск, занявших Центральную Грецию, вынудил греков снова подтвердить права Александра. Войны удалось избежать, и в Коринфе был созван конгресс, который еще раз принял решение о войне с персами.

В возрасте 20 лет Александр стал царем Македонии. Как писал немецкий историк Фридрих Шлоссер в своей знаменитой «Всемирной истории», «развращение нравов и упадок греческого духа повлекли за собой падение республиканских учреждений, и миру нужен был теперь человек, который бы преобразовал республиканские формы жизни в монархические. Вступая на престол, Александр нашел все подготовленным деятельностью Филиппа, и ему легко было осуществить то, что было целью всей жизни отца, но что могло быть выполнено только таким человеком, как Александр».

Возвратившись в Македонию, Александр весной 335 г. до н.э. отправился в поход против полудиких северных племен. Ему удалось сломить их сопротивление и привести к повиновению.

Тем временем в Греции распространился слух, что македоняне разгромлены, а сам Александр погиб. В Фивах началось восстание против македонского гарнизона; его поддержали Афины и города Пелопоннеса. Всего за 13 дней войско македонян совершило переход из Фракии к Фивам. Восставшему городу были предложены мирные условия сдачи, но фиванцы отказались, и Александр взял город штурмом.

Тысячи людей были убиты на улицах, более 30 тыс. проданы в рабство, а сам город был срыт до основания.

Всю Грецию потрясла как судьба древнего города, одного из крупнейших и сильнейших в Элладе, так и быстрая победа македонского оружия. Жители городов сами предали суду политиков, призывавших к бунту против господства македонян. Узнав об ужасной участи Фив, другие греческие города, в том числе и Афины, отправили послов с просьбой о помиловании. Александр пошел им навстречу.

Александр и Диоген

Перед началом похода Александр совершил путешествие в город Кранию близ Коринфа, чтобы повидать жившего там философа Диогена. Этот философ учил, что люди станут свободными и счастливыми только тогда, когда сумеют сократить свои потребности настолько, чтобы не зависеть от общества и государства.

Диоген личным примером старался доказать правильность своего учения: отказавшись от богатства, не имея своего угла, он жил в большой глиняной бочке на рыночной площади города Крании, одевался в рваный плащ и стоптанные сандалии, питался отбросами, которые подбирал на рынке.

Философ считал себя совершенно независимым от городских властей и от общества, благами которого он не желал пользоваться. Слава о его учении и образе жизни распространилась среди бедного люда по всей Греции. Некоторые считали его мудрецом, другие возмущались его поведением, называя его «собачьим».

Когда Александр прибыл в Кранию, Диоген, по обыкновению, лежал в пыли посреди площади перед своей бочкой и грелся на солнце. Услышав шум, философ повернул голову, взглянул на приближавшегося царя и его многочисленную свиту, но продолжал лежать. Александр приветствовал Диогена и спросил его, не нуждается ли он в чем-нибудь; все его желания будут немедленно исполнены.

– У меня одно желание, – ответил мудрец, – чтобы ты отошел в сторону и не заслонял мне солнца.

С этими словами Диоген повернулся к Александру спиной, подставляя солнцу другой бок.

Положение царя было нелепым. Александр предложил бедному человеку все, чего тот ни пожелает, а мудрец вместо благодарности попросил могущественного властителя убраться подальше и не заслонять ему солнца! Свита Александра громко возмущалась поведением Диогена и осыпала философа насмешками. Однако царь сумел найти выход из глупого положения, в которое попал. Вместо того чтобы наказать дерзкого мудреца и создать ему славу мученика, Александр улыбнулся и сказал:

– Если бы я не был Александром, я хотел бы быть Диогеном.

Александр и женщины

К Античности восходит мнение о бисексуальности Александра, в качестве партнеров называют его близкого друга Гефестиона и нескольких фаворитов. Царь часто сравнивал себя с Ахиллом, а Гефестиона – с Патроклом. При этом в Древней Греции двух героев «Илиады», как правило, считали гомосексуальной парой.

У македонских аристократов нередко практиковались связи с мужчинами с юношеских лет. Родственники сквозь пальцы смотрели на подобные отношения и обычно проявляли беспокойство, только если юноша уже на пороге зрелости не выражал интереса к женщинам: это создавало проблемы для продолжения рода.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)
<< 1 2