<< 1 ... 54 55 56 57 58

Детектив для уютной осени
Татьяна Викторовна Полякова

Она пожала плечами.

– Н-да, – вздохнул Меркурьев. – История. Колебания мембран и струн.

– Что ты говоришь?

– Ничего не говорю. Я молчу.

Василий Васильевич взял ее за подбородок, повернул к себе и поцеловал в губы. Ему давно хотелось ее поцеловать, пожалуй, с тех пор, как он впервые увидел ее умытой и беленькой, с брызгами веснушек на носу. И когда она шмыгала носом – хотелось, и когда ела пшенную кашу.

Кажется, Мура поначалу очень удивилась и даже подалась от него назад, но потом перестала вырываться, обняла его и прижалась.

Руки у нее были худые и горячие.

Меркурьев хватил воздуха и еще раз поцеловал. Мура поднялась на коленях и прижалась к нему всем телом.

Ах, как это было – остро, серьезно, от всей души. Сердце у него молотило в грудную клетку, и, кажется, там, куда оно било, оставались дыры. И сквозь эти дыры в него вливались сила и страсть.

Дыхание опять кончилось, они оторвались друг от друга, и Василий Васильевич спросил поспешно:

– А когда мы целуемся, ты тоже слышишь разговоры Канта с Бесселем?

Мура засмеялась, обняла его за шею, Меркурьев стиснул ее, они вместе повалились на кровать, сбросив на пол коричневую обезьяну, тут же вскочили как ошпаренные и уставились друг на друга.

Василий Васильевич немного взмок от переживаний, руки покрылись «гусиной кожей».

– Поедем, – сказала Мура, не глядя на него, и слезла с кровати. – Мне нужно одеться.

– У тебя есть куртка или пальто? – спросил Василий Васильевич и даже сделал озабоченное лицо, как будто только что на кровати ничего такого не произошло. – Там холодно и дождь может в любую минуту пойти.

– Пальто, – повторила Мура, словно это и впрямь имело значение. – Хорошее такое пальто…

Они договорились встретиться у подъезда между липами, так романтично это звучало – между липами! Меркурьев, лихорадочно собираясь, все вспоминал, как они целовались, как он ее держал, как она пахла и как двигалась, и совершенно не остывал, а, наоборот, распалялся.

Когда он выскочил на улицу, Мура бродила по брусчатке в некотором отдалении, смотрела себе под ноги и, кажется, что-то бормотала.

Распалившийся Василий Васильевич встал как вкопанный и уставился на нее.

Она была в коротком сером пальто, голубой клетчатый шарф намотан кое-как. Ноги в черных джинсах казались бесконечными. Волосы заправлены за уши, как у девочки.

Мура, подумал Василий Васильевич. Вот она какая.

Он подошел к ней, снова взял за подбородок и поцеловал. Невозможно было удержаться.

– Вася! – возмущенно прошипела Мура, когда он ее выпустил.

Стукнули тяжелые двери, и они одновременно оглянулись.

Из дома выходила Лючия, укутанная в меха и шелка, на ходу надевая темные очки, хотя солнца никакого не было, низкие тучи наползали с моря, и казалось, вот-вот пойдет снег.

– Вы с девушкой, – проговорила Лючия низким голосом. – Это приятно. Познакомьте нас скорее.

Василий Васильевич весело сказал, что знакомить их нечего, они знакомы, в одном доме живут, в одном месте обедают.

Лючия перевела взгляд на Муру и медленным движением сняла очки.

– Нет, не узнаю, – сказала она, рассматривая Муру. – Впрочем, что-то знакомое есть, я вас где-то видела…

– Я Антипия, – призналась Мура. – Это мое второе имя.

Лючия так удивилась, что вытаращила глаза и чуть не уронила очки.

– Нет, этого не может быть! Впрочем, все возможно. – И она расхохоталась. – Нет, какие разительные перемены! Это все благодаря вам, Василий?

– Мура любит представать в разных ипостасях, – проинформировал Меркурьев. – Сколько нам добираться до города?

Лючия ответила, что минут сорок, и они погрузились в белый «Кадиллак» следующим порядком – Лючия за руль, Мура назад, а Меркурьев рядом с Лючией.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
всего 10 форматов
<< 1 ... 54 55 56 57 58