Рассказы и стихи
Юрий Михайлович Важенин

1 2 >>
Рассказы и стихи
Юрий Михайлович Важенин

Мы любим фантазировать. Свободно можем попасть в не изведанные нами макро- и микромиры. Общаться с насекомыми, животными и птицами. Ни это ли чудо!

Лесной доктор

? Я сегодня проснулся рано. Разбудил дятел, ? пожаловался сосед, ? поднял не только меня, но и, думаю, всех в округе. Его звонкий и резкий стук слышен на весь лес. Это он применяет свою систему, тактику ? разведка боем. Постучит, постучит по стволу, потом прильнёт к нему ухом и слушает, шевелится кто-нибудь или нет. Если тихо, летит к другому дереву. В это время жучки ? паучки ещё спят, и дятел этим пользуется. Застаёт их врасплох, будит их, стучит своим сильным клювом о ствол дерева, пока они ещё в себя не пришли, заставляя их шевелиться, беспокоиться за свою шкуру, за свою жизнь. Эти жучки-паучки уже знают, чем этот стук им грозит.

? И как у этого разбойника, губителя душ, от своего собственного пулемётного выстукивания не встряхиваются мозги, не отлетает его голова, ? наверняка, думают об этом те, которые столкнулись с такой процедурой.

У Дятла очень тонкий слух. Это не просто птица. Это лесной доктор, санитар леса, хирург. А так же специалист по уничтожению вредителей деревьев. И он ловко применяет в своей работе научные приёмы и знания. Если в дерево, нахально вселяются непрошеные гости-точильщики, захватывают его, высасывают питательные вещества, это дерево каким-то скрытым сигналом начинает просить о помощи. Неотложка приходит быстро. Тут же происходит обследование больного, находится причина заболевания. Если требуется лекарство, выписывает его. Но в большинстве случаев врач пациенту говорит:

? Лекарство вам не нужно, здесь необходимо хирургическое вмешательство. Будем долбить вашу кору без наркоза, делать будем быстро, пока не образовалась раковая опухоль, покопаемся в вашем теле, потерпите.

Согласно лесному законодательству, жёстким требованиям, ликвидация вредителей проходит в рамках дозволенности, с соблюдением этикета. А дятел закон соблюдает: вежлив, исполнителен, с пациентом не грубит, но строг к нарушителям закона.

Он решает и квартирные вопросы. Выдалбливает дупла в стволах деревьев, чем помогает другим птицам, которые не могут сами построить себе гнездо, селиться в них. Вот так!

Цапля

Девочки Рая и Зина пошли на речку искупаться. Солнце жгло нещадно. Подойдя к воде, замерли. На берегу стояла обыкновенная цапля. В этих местах увидеть такую птицу ? большая редкость. Цапля стояла на одной ноге, а голову сунула под крыло.

? Она нас не видит, ? определили девочки. ? Давай осторожно к ней подойдём и потрогаем её.

Подошли ближе ? она стоит. Подошли ещё ближе ? стоит. Приблизились к самой цапле, осторожно обхватили её и потрогали её голову. Цапля упала. В её горле они увидели застрявшего ерша. Птица погибала.

? Жалко её! ? сказала Зина, ? Надо что-то придумать.

Рыбу в горле попытались протолкнуть ? не получилось. И вытащить не смогли. Принесли птицу домой. Стали соображать, что предпринять. Обнаружили, что в горле застряли кости от ярша и горло стало кровоточить. Начали осторожно, по миллиметру, проталкивать застрявшую рыбу. Она долго не поддавалась.

Наконец, рыбу протолкнули. Цапля вытянула вверх шею и громко крикнула. Ерша она проглотила, но настолько ослабела, что продолжала лежать. Соседские ребятишки подключились в помощь к сёстрам. Наловили маленьких рыбёшек и накормили птицу с рук. Они не знали, из чего состоит её рацион. Предлагали ей пищу, которую давали курам, гусям и уткам.

За две недели цапля окрепла и стала свободно ходить по двору. Ребята продолжали ухаживать за ней.

Однажды цапля исчезла. Закралась мысль, что кто-то её съел. Но через несколько дней цапля снова появилась. Она спокойно, не боясь, ходила по двору. Ребята были счастливы, что спасли эту птицу, но не ожидали, что она к ним возвратится. Они не подготовились к её прилёту, не смогли наловить ей рыбы. Цапля появлялась несколько раз. В последний раз, когда она к ним прилетела, в клюве держала лягушку. Она положила её в миску, в знак благодарности за своё спасение. Больше цаплю они не видели.

Самолёт

Я люблю летать в своём самолёте, в любое время года. Кабина, где я нахожусь, рассчитана только на одного человека. Пульт управления прост, но необычен. Управление самолётом осуществляется мыслью. Прежде чем завести мотор, нужно мысленно назвать код, т.е. войти в управление. Мысли передаются на датчики, а те, в свою очередь, внедряются в пульт управления. Для начала надо последовательность включения записать на бумагу, выучить, чтобы не ошибиться. Когда начинаешь мысленно называть очерёдность включения, датчики срабатывают. Как только закончится подготовка самолёта, подаётся звуковой сигнал – подтверждение о готовности к взлёту, самолёт сам начинает выруливать на взлётную полосу. Проверив и убедившись, что всё готово – взлетаешь. Полёт проходит в автоматическом режиме, я только лишь созерцаю видимое пространство.

Необычность управления ещё и в том, что самолёт может внезапно остановиться, находясь в воздухе, и также внезапно опуститься или подняться вертикально, перейти барьер сверхзвуковой скорости, внезапно менять направление полёта. Работу двигателей не слышно. Моё изобретение шаг в будущее.

? Ваня, идём обедать, ? послышался голос мамы. ? Все уже за столом, хватит летать. Когда летишь, смотри под ноги, а то запнёшься и спикируешь!

Бабочки

Май только начался. Всюду снуют бабочки. Я иду по своему направлению, по своим делам, наслаждаясь хорошему весеннему солнцу, безветрию.

летит бабочка с серьёзным лицом. У каждого свои заботы: что у птиц, что у животных, или у насекомых. Летит прямо на меня, не сворачивая.

«Отвернёт», – думаю, – что она глупая, что бы в меня стукнуться. Что для неё будет, если в меня ударится, мало не покажется. Но она, видно, на кого-то загляделась и с размаху ударилась в моё лицо.

–Ты, что, пучеглазая, не видишь на кого прыгаешь, я же не цветок. Ладно бы стукнула и отпрянула, так эта бабёха ухватилась за мою щёку и давай её терзать. Когти-то острые, вместе с зубами, челюстями – кому приятно. Бывают же такие бабочки наглые.

Жадина

Мимо меня проходили два школьника, с портфелями, лет семи-восьми, и о чём-то громко разговаривали. Пройдя метра четыре, остановились, продолжая вести свою дискуссию. Один открыл портфель, вытащил печенье и угостил друга. Тот взял, но одна выскользнула из его рук и упала на землю. Мальчуган хотел было поднять, но не тут-то было. Откуда ни возьмись, подлетел отчаянный воробей-смельчак и схватил печенье. Оно для воробья оказалось неподъёмной ношей, большой и тяжёлой. Но не бросать же его, всё-таки лёгкая добыча. Отлетев метра два-три, опустился на землю. Сородичи, увидев, что их брат с добычей и что не может с ней справиться, сразу стали к нему слетаться. Но наш смельчак не хотел с ними делиться. Схватил печенье и с трудом взлетел. Можно было видеть, как он мучился с этой “лёгкой” добычей. Печенинка большая, торчала в клюве, мешала лететь. По объёму она была с самого воробья.

Еле-еле долетел до ветки и сел отдохнуть. А под самой веткой стоял я и всю эту картину наблюдал.

? Что же ты такой жадный? Тебе всё не съесть, поделился бы с друзьями! ? сказал я отдыхающему воробью. ? Ты же можешь надсадиться. Посмотри, от такой тяжести у тебя скривились ноги, можешь получить грыжу.

Воробей косо посмотрел на меня, моргнул глазом. Не стал он мне отвечать: открой клюв ? и выпадет драгоценный, смачный кусок. А он с таким трудом ему достался. Лучше помучиться, чем с кем-то делиться: нахлебников много. Мигнув мне глазом ещё раз, воробей набрался сил и полетел дальше. Ну и жадина!

Вороне Бог послал



Возле нашего подъезда стояли три подружки, лет десяти, смакуя, ели сдобные булочки. На дереве поблизости сидела ворона и внимательно наблюдала за ними. “А вдруг что-нибудь мне обломится”, – подумала она. Слетела на землю и решительно пошла к девочкам. Подойдя, стала ходить вокруг них всё ближе и ближе, к их ногам. И вот она уже у самых ног одной девочки. Стала переминаться с ноги на ногу, чтоб привлечь к себе её внимание. Увидев ворону так близко, девочка отломила от булочки кусок и протянула ей, та тут же схватила и, взлетев на дерево, уселась пообедать. С соседнего дерева к ней подлетели ещё две вороны.

“Делиться ни с кем я не собираюсь, – подумала хозяйка смачного куска, – все хотят получить готовенькое даром, нет, чтоб самим потрудиться”. И улетела от них на новое место. А тут, случись, под деревом, куда она приземлилась, мелкая пернатая свора вела своё собрание с шумом и гамом. Явно, что у них произошёл какой-то скандал.

“Это пустяк, меня он не беспокоит, – подумала наша ворона, – им не до меня”. Положила на сучок отломленную булочку и приступила к трапезе с большим удовольствием. А кусочек возьми да и соскользни на землю.

“Ах, какая незадача, уж не смогла удержать свой обед!” – укоризненно обиделась на себя птица, на секунду опешила, бросилась за куском, а его и след простыл. Внизу образовалась куча мала воробьёв, набросившихся на булочку-лакомку, посланную с неба. Наша приятельница от злости каркнула во всё воронье горло, вспорхнула и улетела. А мы, наблюдая эту картину из окон, ещё долго обсуждали этот случай.

Лисичка – сестричка

Лето в этом году выдалось на редкость сухим и жарким. Температура воздуха в тени доходила до сорока градусов, а на солнце и того больше. Всё посохло, включая посевы зерновых и злаковых культур. Лишь в конце августа небесная канцелярия смилостивилась, видимо, простила наши грехи и порадовала нас хорошей мокротой. Но земля к этому времени сильно обезводилась, потрескалась, покрылась глубокими морщинами и чтобы напоить такую почву и заполнить водой все подсохшие водоёмы, конечно, этого было недостаточно. Положение выправилось только в сентябре, когда пошли дожди. Всё кругом стало оживать, появились и грибы.

Я страстный грибник и всегда осенью меня можно было найти только в лесу. Да разве можно спокойно пройти мимо грибов, которые красуются перед тобой своими прелестями: шляпками, ножками. У каждого гриба свой аромат, особенный, неповторимый, а какой вкус! Тут тебе и сухие грузди и сырые, белые грибы и подберёзовики, сыроежки и маслята, лисички – всех не перечислишь.

Вскоре обе корзинки у меня были наполнены этим даром леса. Поставив их на землю, я решил ещё походить, посмотреть. Отошёл метров на пять, оглянулся и замер: возле куста у корзин находилась жёлтая собачка с длинной мордочкой. Наверное, со мной были ещё грибники, но, посмотрев по сторонам, никого не обнаружил. Как же она одна ходит по лесу. Стал звать собачку, называя её, то Жучкой, то Бобиком, но она не реагировала. Ходила возле корзин, нюхала и что-то жевала. “Видимо расправляется с моим рюкзаком – там ещё оставались продукты”, – подумал я, но тут же отверг эту мысль, вспомнив, что рюкзак у меня за спиной. Стоял и наблюдал за ней.

Когда собачка отошла от куста, и показался её хвост – большой и пушистый, я изумился:

– Так это же лиса, это же лисичка-сестричка.

Она ходила недалеко от меня, спокойно что-то в траве искала и никакого внимания в мою сторону. Вскоре лиса скрылась из виду, а я продолжал стоять, до конца ещё не осознавая, что встретился с этим хитрым и умным зверьком в такой мирной и дружественной обстановке, да ещё так близко.

С того света

У Матрёны намечались ответственные мероприятия – её любимая внучка выходит замуж. Нужно готовить спиртное. Покупать – дорого, дешевле – самогонку выгнать. Всего-то для этих целей нужно иметь флягу, сахар, зерно, дрожжи и воду. Этим она и занялась. Когда брага поспела, Матрёна слила жидкость для перегонки в спирт, а гущину вывалила в помойную яму. А тут, случись, гуляли куры во главе с петухом. Мундир у Пети был сказочно красив. Перья переливались всеми цветами радуги. Он явно гордился этим, перед курами красовался, ходил гоголем. У кур наряд был скромнее. Матрёна каждую курицу звала по имени: Петрушка, Чернушка, Рябушка, Белушка, Хохлатка и так далее. Она разговаривала с ними как с подружками. Петя был хорошим семьянином, на сторону не ходил, как другие петухи, заботился о своих подружках. Найдёт зёрнышко и тут же зовёт всех: “Ко-ко-ко-ко”.

Случилась конфузия: в помойной яме петух обнаружил кучу зерна, позвал на помощь своих кур, и все набросились на эту кучу. Наш Петя явно не рассчитал свои силы, нажрался до чёртиков, до неузнаваемости. Да и куры не остались в стороне. С великолепным аппетитом склевали эту барду.

Вечером Матрёна хватилась – кур нет. Почувствовала неладное, пошла искать. Каково же было её удивление, когда она увидела кур в помойной яме, все они валялись. У Матрёны внутри похолодело. “Наверно они отравились этой бардой и сдохли”, – подумала Матрёна. У неё в хозяйстве были только куры с петухом да кошка Муська. Смерть кур для хозяйки была большой утратой. Попричитала, попричитала Матрёна, да делать нечего. Надо хоть перья выручить для подушек. Кур общипала, а тела выбросила на помойку. “Похоронить бы их надо, – подумала она. – Ладно, завтра… Кто же теперь будет будить меня по утрам, Пети больше нет”, с горечью думала Матрёна.

Утром соседка постучала в окно:
1 2 >>