В кривом зеркале. Повесть о благородном рыцаре Фиеско и злом Мавре (15 февраля 1909 г.)
Вацлав Вацлавович Воровский

В кривом зеркале. Повесть о благородном рыцаре Фиеско и злом Мавре (15 февраля 1909 г.)
Вацлав Вацлавович Воровский

В кривом зеркале
«Когда благородный рыцарь дон Педро Аркадио де Фиеско был еще губернатором Саратовии, его жизнь текла мирно и счастливо.

Но слава о его талантах шла широко, и скоро он достиг высоких почестей. Он стал первым министром в своем отечестве.

И задумал дон Педро строить великое здание – мавзолей свободы (не подрумяненной, а пылающей настоящим румянцем)…»

Вацлав Воровский

В кривом зеркале. Повесть о благородном рыцаре Фиеско и злом Мавре[1 - «Заговор Фиеско» – драма Шиллера.] (15 февраля 1909 г.)

Сочинение депутата Родичева[2 - Фельетон написан в связи с обсуждением в Государственной думе дела Азефа и представляет собой пародию на думскую речь депутата Родичева – одного из руководителей кадетской партии. Критикуя речь председателя Совета министров Столыпина, взявшего под защиту провокаторов из царской охранки, Родичев не пошел дальше либерального краснобайства. В то же время его речь содержала злобные нападки на революционеров и настойчивые призывы совместно с правительством строить «храм свободы». Главную вину правительства Родичев усматривал в том, что оно заключило союз с «маврами» – так он называл черносотенцев. Ставя на одну доску «революционных конспираторов» и «мавританские организации», Родичев патетически восклицал, что «храм свободы» нельзя строить «кровавыми руками».На возможность использования образов Шиллера Воровского натолкнули, помимо упоминания о мавре, следующие слова из речи Родичева: «Нравственное обновление России немыслимо в союзе с мавром… У Фиеско найдется свой Верина, и Фиеско не удастся достроить свои леса».]

Когда благородный рыцарь дон Педро Аркадио де Фиеско[3 - Дон Педро Аркадио де Фиеско – намек на Петра Аркадьевича Столыпина, в то время председателя Совета министров, а до этого – саратовского губернатора (отсюда Саратовия).] был еще губернатором Саратовии, его жизнь текла мирно и счастливо.

Но слава о его талантах шла широко, и скоро он достиг высоких почестей. Он стал первым министром в своем отечестве.

И задумал дон Педро строить великое здание – мавзолей свободы (не подрумяненной, а пылающей настоящим румянцем).

Это должен был быть фаланстер благонамеренности и храм патриотизма.

Но сколько ни искал он, нигде не мог найти зодчего, достойного этой великой работы.

Ибо одни зодчие оказывались кадетами и прочими ненадежными элементами, а другие – хотя и достойны веры – никак не могли соорудить такого здания, ибо из каждой тысячи камня, проставленной в счете, в действительности оказывалось не более десяти. Пагубное влияние сырого климата!

Тогда призвал дон Педро де Фиеско некоего Мавра, черного и телом и душой, и заключил с ним союз.

Этот союз Мавр потребовал закрепить распиской, писанной кровью, и с готовностью перекусил жилу у себя на руке.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
всего 12 форматов