1 2 3 4 5 ... 15 >>

Влада Ольховская
Ангел тысячи лезвий

Ангел тысячи лезвий
Влада Ольховская

Кластерные миры #2
Дана и Амиар пытаются начать новую жизнь, но магическая элита не желает оставлять их в покое. За ними посылают одного из самых могущественных наемников кластерных миров: Ангела тысячи лезвий. Его боятся свои и чужие, его нельзя подкупить или убить, остановить его может только один человек. Но об этом человеке Амиару и Дане известно лишь одно: он давно мертв. У них осталась пара дней, чтобы узнать его имя и разобраться в причинах его смерти, – до того, как Ангел их настигнет…

Влада Ольховская

Ангел тысячи лезвий

Пролог

Герой

Огонь загнал их в угол, и бежать было некуда. Языки пламени, танцующие на стенах и потолке, ослепляли, едкий черный дым от горящего пластика обжигал легкие и не давал дышать. Настя прижимала к лицу влажный платок, но все равно не могла подавить хриплый кашель, разрывающий ее изнутри. Глаза слезились – и не только от жара. Она слишком хорошо понимала, что они не выживут здесь, и плакала от ужаса перед тем, что теперь казалось неизбежным.

Так не должно было случиться. День начинался как обычно: сорок минут в метро, торопливый бег на каблучках, потому что светофор уже мигает, одно из офисных зданий, зеркальными боками рисующих горизонт города, дежурное «Здрасьте» коллегам. Все было так же, как и вчера! Откуда она могла знать, что где-то под ними, этажом ниже, вспыхнет пламя? Настя понятия не имела, почему это случилось и почему сигнализация сработала так поздно. Лифты отключились мгновенно, а когда девушка бросилась к лестнице, там уже все было затянуто черным дымом.

Кому-то удалось спастись – она видела, как люди выбегают на улицу, напуганные, но счастливые, потому что огонь их не коснулся. Настя кричала, звала их, и они точно знали, что она все еще здесь. Но что они могли изменить? Прыгнуть с шестого этажа она бы ни за что не решилась.

А потом огонь, расползавшийся по стенам, отогнал ее от окна, заставил искать убежище. Настя делала все, как ее учили когда-то в школе – на работе она только расписалась на бланке с правилами безопасности, даже не читала их. А вот школьные уроки, оставшиеся в далеких уголках памяти, вдруг проявились, вывели Настю и остальных в самую прохладную комнату возле туалетов, дали в руки платки и шарфики, смоченные водой.

Но на этом – все. Из кабинетов, превратившихся в жерло вулкана, не было выхода. И то, что Настя осталась здесь не одна, ее не утешало: рядом с ней рыдали такие же беспомощные девушки, как она сама. Надежда на то, что их все же спасут, таяла на глазах. Настя с ужасом представляла, как ее родных вызовут опознавать жуткий обгоревший труп…

Когда впереди мелькнул темный силуэт, Настя не поверила своим глазам, решила, что это слезы рисуют перед ней миражи. Никто не мог сюда прийти, все ведь в огне! А если бы пожарные вдруг и добрались так высоко, их была бы целая команда, а не один человек. Разве нет?

Оказалось, что нет. Темный силуэт за завесой пламени не исчез, он приближался, становился все более отчетливым. Внезапно огонь отступил, да так, как не должен был – как живой зверь, испугавшийся хозяина.

На пороге кабинета стоял молодой мужчина в форме охранника офисного здания. Настя никогда не видела его раньше – она бы такого запомнила! Высокий, подтянутый, с густыми каштановыми волосами и яркими изумрудными глазами, он резко отличался от одутловатых дяденек, которые целыми днями разгадывали кроссворды на первом этаже. Да и форма на нем была совсем новая, еще со складками, указывавшими, что она долго хранилась сложенной – и по размеру ему не подходила. Получается, мужчина только что надел ее. Но зачем? И где его одежда – не мог же он в здании голым оказаться!

Огненный водоворот не давал Насте сосредоточиться на этом, она снова закашлялась, сгибаясь пополам в приступе удушья. Она боялась потерять сознание, когда почувствовала, что жар постепенно спадает. Так не могло быть, но было. Девушка быстрым движением смахнула слезы с глаз и с удивлением обнаружила, что огонь отступает.

– Дамы, вы тут, конечно, пригрелись, но задерживаться не стоит, – очаровательно улыбнулся им мужчина. – Пора уходить.

Он был спокоен, несмотря на ад, окружавший их. Никто не должен был относиться к пожару так равнодушно, даже опытный спасатель, а этот мужчина никуда не спешил! Настя решила, что он ей все же чудится, что это галлюцинация, порожденная ее лишенным кислорода мозгом. Однако когда она обернулась на своих спутниц, то увидела, что они тоже завороженно смотрят на мужчину.

Он повел их к выходу, причем так спокойно, словно экскурсию тут организовывал. Он не кричал на ослабших девушек, не требовал двигаться быстрее. Напротив, он поддерживал их, подбадривал:

– Не нервничайте, красавицы, все будет хорошо. Где тут лестница?

– Как же вы попали сюда, если не знаете, где лестница? – поразилась Настя.

– С неба свалился, – подмигнул ей мужчина. – Так где лестница-то?

В его спокойствии чувствовалась какая-то магия. Только одно слово сейчас кружило в сознании Насти: герой. Раньше оно казалось ей таким пафосным, подходящим разве что перекачанным мачо из американских боевиков. Но вот он был перед ней, живой, невозмутимый, уверенный настолько, что подавил истерику группы перепуганных женщин. Как еще его можно было назвать?

Хотя магия была не только в этом, рядом с мужчиной действительно творилось нечто странное. Он не пробивался сквозь огонь – это огонь уходил с его дороги, забивался по углам, волной откатывался с потолка, как прибой. Уже это было чудом, но когда Настя присмотрелась внимательней, она обнаружила, что на месте пламени не остается повреждений. Словно и не было там никакого пожара! Рядом по-прежнему все горело, а на их пути появлялись идеально чистые ковры, белый пластик потолков и даже на бумагах не было ни следа копоти.

А за их спиной огненная завеса смыкалась, и огонь вел себя так, как и должен был. Ее спутницы, измученные жаром, едва живые от усталости, были не в том состоянии, чтобы заметить это. Но Настя все видела!

– Как вы это делаете? – не выдержала она.

– Я просто нахожу удачную дорогу, – многозначительно произнес мужчина. – Всегда. О, смотри, лестница!

Узкая лестничная клетка была затянута дымом настолько плотно, что входить туда было страшно. Однако мужчина просто повел рукой в воздухе, и черные клубы перед ними начали рассеиваться, освобождая путь к спасению.

Сообразив, что свобода уже близко, девушки оживились. Они бежали вперед, спешили, и Настя их прекрасно понимала. Ей казалось, будто она вырвалась из могилы! Не будет чудовищной смерти в огне, не будет опознания, рыдающей семьи и похорон с закрытым гробом. Эйфория, переполнявшая ее в этот момент, заставила девушку забыть обо всех странностях, что произошли на шестом этаже, и вместе с остальными бежать вперед.

Она поторопилась, оступилась на ступеньке и упала бы, если бы мужчина не подхватил ее на руки. Это он вынес ее на улицу, где среди дыма собрались люди, помогавшие раненым. Только там он осторожно поставил ее, дрожащую от пережитого шока, на ноги.

– Все в порядке, – тихо заверил ее он, и его голосу, мягкому и невозмутимому, Настя не могла не верить. – Теперь все будет хорошо. В здании никого нет, и никто не погиб сегодня.

– Кто вы такой? – прошептала девушка.

– Да разве ж это интересно? Просто человек, который случайно оказался рядом. С этим Настя была не согласна, но решила не давить.

– Вы меня спасли… Я могу хоть как-то вас отблагодарить?

– Конечно. Ответь на один вопрос, и мы, считай, квиты.

– На какой угодно, спрашивайте! – Настя была искренне рада тому, что может быть ему полезна. Глядя на скелет здания, почти сожранный огнем, она понимала, в каком она долгу перед этим человеком.

И он действительно задал всего один вопрос:

– А какой сейчас год?…

Глава 1

Дана и король

«Привет, мам! Ты вряд ли поверишь, что это письмо от меня, я ведь для тебя мертва. Я даже не знаю, где меня похоронили! Но я, правда, жива. А то тело, которое вам дали, это муляж. Звучит как бред? Но всю мою жизнь нельзя теперь назвать нормальной».

Дана ненадолго отстранилась от письма, тяжело вздохнула. Ей не нравилось это начало. Однако, переведя взгляд на мусорную корзину, заполненную смятыми листками бумаги, она вынуждена была признать, что ей ни одно начало не нравилось. Нужно было продолжать, ведь нельзя рассказать о безумных событиях парой нейтральных фраз.

«Знаю, тебе сказали, что я умерла на Эльбрусе. Помнишь, как ты отговаривала меня от той поездки, говорила, что у тебя на душе неспокойно? Ты была права. Я должна была умереть, мне просто не повезло. Я сорвалась в пропасть… Виновата была, конечно, не я, хотя ты вряд ли мне поверишь. Только что это меняет? Когда я падала туда, вниз, я была уверена, что умру. Это так страшно, мама – лететь и думать о том, что все заканчивается. Как самоубийцы делают это добровольно – не представляю! Они, должно быть, не знают, каким бывает страх. А когда узнают, становится уже слишком поздно.

Но для меня поздно не стало, мама, я выжила. Хотя когда я очнулась, мне показалось, что это загробный мир, чистилище или что-то вроде того! Я была в общей спальне с несколькими десятками девушек, потом туда пришла женщина, покрытая древесной корой, и сказала, что всех нас продадут с аукциона. Что это место такое – Красный гарем, закрытый мир, где маги и нелюди покупают себе человеческих жен.

Естественно, я не поверила ей. Кто бы поверил на моем месте? Я и еще одна девушка, Лиза, решили бежать. Но когда мы выбрались из дворца, мы увидели такие вещи… Я не знаю, как объяснить тебе, мам. Такое, чего в мире быть не может, и никакими спецэффектами этого не достигнешь. Магия! Настоящая магия, мама. Только магия эта не была такой доброй и невинной, как пишут в сказках. Лиза погибла, а меня поймали и вернули во дворец».

Взгляд Лизы, застывший в немом ужасе, она забыть так и не смогла. Иногда он снился Дане – как и многие события того времени.

Теперь все было по-другому. Она сидела в просторном кабинете с дорогой мебелью из вишневого дерева, перед ней открывался роскошный вид на цветущий сад. На ней было платье из нежнейшего золотого шелка, на которое в прошлой жизни ей пришлось бы два года копить, питаясь только хлебом, водой и добрыми мыслями!

Но даже среди этой роскоши она не забывала о том, через что прошла.

«Хозяйка аукциона была не рада моей диверсии. Это ты, мам, привыкла к моему характеру. Она не хотела ни привыкать, ни терпеть. Она все равно отправила меня на аукцион, но перед этим изуродовала, чтобы меня никто не захотел купить. Она не собиралась щадить меня, просто хотела унизить перед другими невестами и всеми мужчинами, что собрались там. А потом скормить какой-то твари, которая жила под дворцом!

Только знаешь, что? Облом ей! Меня купили. Ты бы видела ее лицо, когда меня забрали. Правда, мое лицо было примерно таким же. Потому что в этом мире магии и чудовищ вдруг оказался знакомый мне человек.

1 2 3 4 5 ... 15 >>