1 2 3 4 5 ... 16 >>

Влада Ольховская
Боги былых времен

Боги былых времен
Влада Ольховская

Кластерные миры #3
После вызова, брошенного Огненным королем, магические семьи разделились на два лагеря: одни готовы признать нового правителя, другие отрекаются от древнего закона. Дана и Амиар, оказавшиеся в центре этого противостояния, готовятся к последнему поединку. Но внезапно они обнаруживают ключ к разгадке гибели отца Амиара, одним из первых узнавшего о рождении Огненного короля. Теперь они вынуждены покинуть надежное убежище и вернуться к тайнам прошлого, а их союзникам предстоит сделать последний выбор – отречься от Огненного короля или сразиться с забытыми богами, которые много веков ждали шанса отомстить.

Влада Ольховская

Боги былых времен

Пролог. Кукольный дом

Химера двигалась беззвучно. Массивные лапы легко касались стен и потолка, она держалась в тени, словно боялась быть замеченной – хотя замечать ее было уже некому. Когти химеры, теперь покрытые засыхающей кровью, уничтожили всех, кто мог предупредить хозяев дома о ее появлении.

Это был крупный зверь, чуть больше льва и намного опаснее. Когти химеры, выпирающие из открытой пасти клыки, змеиный хвост, острые рога – все в ней было предназначено для боя и убийства. Но если природа своих хищников создавала из плоти и крови, то это существо было выточено из камня, глины и магии. Оно искрилось темной энергией, абсолютной ненавистью того, кто породил его на свет. У химеры не было собственного разума, она жила лишь целью своего создателя: уничтожить всех, кто находится в этом доме.

Первой удар приняла на себя охрана. Не меньше дюжины изодранных тел валялось теперь на мирной, усыпанной цветами лужайке. Все – молодые мужчины и сильные маги, те, в ком хозяева дома могли быть уверены. Однако создатель химеры знал, на кого охотится. Он сотворил идеальную машину для убийств, защищенную от любых заклинаний. Она не могла потерпеть неудачу.

И теперь она, хищная, беззвучная, быстрая, скользила по стенам и потолку наполненного полумраком особняка. Магические преграды на нее не действовали, она ждала новых противников, но в коридорах было пусто. Она приближалась к основной мишени.

Ее манили открытые двери в гостиную, которая сейчас казалась миром, где чудовищам, смерти и крови совсем не место. Роскошный зал уже был украшен к рождеству: на стенах висели гирлянды и венки, каменную полку над камином занимали изящные фарфоровые фигурки ангелов и героев Библии, а неподалеку от него стояла пушистая и высокая, до самого потолка, живая ель. Она мягко мерцала старинными стеклянными игрушками и серебристой мишурой, словно ожившей в оранжевом свете каминного пламени и огоньков свечей, выставленных пирамидой на столе. Другого источника света здесь не было, электрические лампочки смотрелись бы варварством в этой рождественской фантазии. В воздухе витали запахи мандаринов, имбирных пряников и хвои.

Находясь перед домом и глядя на окружающую его зелень, сложно было помнить, что во внешнем мире сейчас рождество. Но здесь, внутри, жила особая магия.

И все это искристое, мерцающее великолепие было создано лишь для одного человека – маленькой девочки, лет шести, не больше. Она сидела на пушистом ковре, расстеленном перед камином, поближе к елке, и расставляла деревянные фигурки в большом кукольном доме.

Она не выглядела ни опасной, ни способной защитить себя. Всего лишь худенький ребенок в пышном белоснежном платье, с кудрявыми волосами, заплетенными в хвостики. Но именно она была целью, ради которой химеру послали сюда, жертвой, до которой не смог добраться ни один наемник.

Магический хищник, пропитанный волей и желаниями своего господина, напрягся, его массивное, сильное тело чуть подрагивало в предвкушении быстрой победы. Пробраться вперед, прыгнуть, нанести удар – и от хрупкого маленького человечка останется лишь кровавое пятно на ковре. Это даже слишком просто.

Но химера знала, что нельзя сорвать все наивной поспешностью. Если девочка заметит опасность раньше срока, будет сложнее. Начнутся крики, попытки побега, примчатся новые охранники… Это, конечно, не изменит исход, но возиться придется дольше. Поэтому чудовище продолжило мягко и тихо двигаться по потолку, укрытое тенями.

Девочка действительно не замечала угрозу. Она задумчиво возилась с куклами, и на ее лице не было той радости, которую, пожалуй, следовало бы ожидать от ребенка, погруженного в рождественское волшебство. Скорее, она казалась скучающей – или печальной. Блеск елочных игрушек и мишуры не отражался в ее зеленых глазах. Она лишь ненадолго отвернулась к окну, словно надеялась увидеть там снег, но снега не было. Девочка вернулась к игре.

Шли последние секунды. Химера, настороженная, уже ликующая, вышла в круг света, который бликами падал на потолок от пламени камина. Вот теперь девочка увидела нависшего над ней монстра – крупную тушу сложно было упустить. Сначала она уловила ее боковым зрением, потом посмотрела наверх и поняла, что не ошиблась.

Она должна была закричать, потому что существо, смотревшее на нее с потолка, было пугающе уродливым: странное, противоестественное сочетание черт крысы, змеи и льва, залитое кровью, дикое. Но ребенок смотрел на него так, словно ничего особенного не произошло и там, наверху, просто появилась еще одна рождественская гирлянда. Очаровательное лицо малышки было так же спокойно, как личики окружавших ее фарфоровых ангелов.

Если бы на месте химеры был наемник, он бы уже почуял неладное. Но магическое чудовище унаследовало лишь волю своего создателя, не разум. Оно было прислано сюда, чтобы убить этого ребенка, и оно не собиралось медлить.

Химера оттолкнулась от потолка всеми четырьмя лапами, сорвалась вниз, приготовилась напасть. Казалось, что нет в мире силы, способной остановить ее, и никто не спешил на помощь маленькой девочке.

Но помощь и не понадобилась, потому что чудовище так и не добралось до своей цели. Прямо в воздухе, на середине пути между потолком и полом, химера на секунду замерла – и рассыпалась в пыль. Не на куски даже, как следовало бы ожидать от ее магического тела, а на мельчайшие частицы, облаком отлетевшие к камину. Ни одна из них не попала ни на девочку, ни на ее кукольный дом, ни на искристые рождественские украшения. Это было абсолютное уничтожение, то, на которое были не способны охранники дома, теперь уже мертвые.

Секунду спустя из-за елки неспешно вышла еще одна маленькая девочка – точная копия той, что сидела на ковре. Никто не смог бы их различить, и никакая магия не помогла бы, потому что они не были магическими клонами или иллюзией. Теперь в окружении рождественской сказки стояли два одинаковых живых ребенка… два не по годам серьезных, печальных ребенка.

– Это было легко, – тихо заметила девочка, стоящая у елки.

– У этого уродца была кровь на когтях, – напомнила девочка, сидящая на ковре. – Так что легко было только нам.

– Об этом я и говорю. Какая разница, что случилось с остальными?

– И то верно. В доме осталась живая прислуга? Думаю, нужно замыть кровь до приезда отца. На стенах наверняка остались пятна.

– Подождем. Если кто-то выжил, они скоро прибегут сюда.

– Подождем…

Девочка, сидящая на ковре, все с той же меланхоличной задумчивостью достала из кукольного дома деревянные фигурки и без сомнений бросила их в пламя, танцующее в камине. Теперь там, в игрушечном мире, возле миниатюрной рождественской елки остались всего два золотоволосых ангела – и больше никого.

Глава 1

Небожители

– Запомни: превращение тела в чистую энергию, в призрака, называется фазированием. Это детский прием, которому в нашем клане учатся в первую очередь.

– А шел бы ты к черту, – с трудом произнес Амиар, стараясь восстановить дыхание.

Он вымотался, и это было видно. То, что Роувен назвал «детским приемом», стоило ему немалых усилий и пока получалось с трудом. Его наставник легко исчезал, растворяясь в пространстве, и так же легко материализовывался снова. Амиар становился невидимым от силы на минуту, но после этого возвращался в таком состоянии, будто марафон пробежал.

Дана только головой покачала, сдерживая улыбку. Обижать Амиара она не хотела, а серьезно смотреть на его чуть ли не подростковый протест не получалось. Он, привыкший к огромной силе, теперь был возмущен до глубины души тем, что у него что-то может не получаться. Но с ним всегда так: сейчас откапывает топор войны, через час возьмет-таки этот бастион и успокоится. Он с детства учился тонкому контролю над магией, это помогало.

Она не боялась за него, потому что знала, что Роувен подстрахует, если что-то пойдет не так. Когда учителем выступает будущий глава Великого Клана Интегри, переживать не приходится.

Поэтому Дана просто наблюдала за их тренировкой со стороны. Она устроилась на нагретом солнцем камне, глубоко вдыхала чистый, прозрачный горный воздух и следила за магами, устроившими урок на ровной каменной площадке возле склона горы. Сама Дана даже не пыталась овладеть способностями Великих Кланов. Несмотря на то, что их с Амиаром питала одна и та же энергия, природа у них была все равно разная, Дане проще было использовать магию ведьм.

Теперь все это стало привычным: магия, ведьмы, Великие Кланы, битвы и чудовища… Когда Дана пыталась думать обо всем отстраненно, ее шокировало собственное отношение. Она и правда перестала бояться! Теперь это был ее мир, который она хоть и не знала во всех деталях, а понимала неплохо.

Ее жизнь словно разделили одной чертой на «до» и «после». Ей сложно было поверить уже не в магию и чудеса, а в то, что раньше она все это не считала возможным. Причем не так давно! Ее «раньше» было реальностью всего-то несколько месяцев назад, меньше года прошло.

У нее была самая обычная жизнь. Где-то интересная, где-то скучная, но в целом – стабильная. Дана никогда не интересовалась мистикой, она даже сказки в детстве не слишком любила. Ей не нужно было мечтать: если она хотела ярких эмоций, она находила способ их получить.

Вот и в тот день, когда все изменилось, она тоже не сидела дома. Она отправилась покорять Эльбрус – очередная прихоть, превратившаяся в желание, а потом и в цель, очередная проверка ее сил. Дана была уверена, что справится, а вместо этого сорвалась в ледяную пропасть.

Ее спасло лишь то, что ее заметило притаившееся среди снега чудовище, одна из вербовщиц, выбиравших будущих жен для влиятельных магов. Так что очнулась Дана совсем в другом мире – в замке, полном дриад, в городе, окруженном серебряной пеленой. Она была одной из растерянных девушек, понятия не имевших, где они очутились. Но если остальные рыдали, то Дана сразу же взялась за дело. Она попыталась сбежать, наивно полагая, что сможет спастись, справиться сама, как делала всегда.

Куда там! Ее поймали и должны были казнить, если бы не вмешался он – Амиар, который сейчас в очередной раз пытался овладеть новым заклинанием. Теперь такой родной и близкий, тогда он был ей посторонним человеком, но не незнакомцем. Дану, поверившую, что она попала в параллельную вселенную, ждал очередной шок: от смерти ее спас человек, которого она уже встречала в своей прошлой, нормальной жизни. Могла ли она тогда подумать, что молодой бизнесмен и светский тусовщик окажется наследником влиятельного магического клана?

Он рассказал ей правду, пусть и не сразу. О том, что существует общий внешний мир, где люди, нелюди, чудовища и маги живут бок о бок. А внутри этого мира располагаются кластерные миры, в один из которых она и попала – в Красный гарем, построенный когда-то для развлечений и поиска человеческих жен.

Впрочем, кластеры создавались не только для забав. Каждый из таких миров был ограничен в пространстве и связан с определенной точкой реального мира; Красный гарем, например, парил прямо над океаном. Внутреннее наполнение кластера зависело только от его создателя, и чтобы сотворить такой мир, требовалась грандиозная сила. Зато внутри этого мира нелюдям и магам не нужно было скрываться, это была их территория, люди там если и попадались, то посвященные. Амиар действительно впервые встретил Дану во внешнем мире, но по-настоящему они познакомились внутри кластера.

Тогда же девушка выяснила, что в мире магии особое место занимают Великие Кланы. Семь могущественных семей, наделенных уникальными врожденными способностями, много веков считались элитой колдовского сообщества, по-своему – верхушкой пищевой цепи. Другие маги и нелюди предпочитали лишний раз не ссориться с Великими Кланами, и даже монстры обходили их стороной.

При этом внутри каждого такого клана существовала своя иерархия. Маги, пусть и связанные кровью, не были равны по силе, семья разделялась на десять ветвей – от первой, самой могущественной, до десятой, мало чем отличавшейся от средней руки колдунов и ведьм. Для остальных представителей магического сообщества эта иерархия, в теории, не должна была ничего значить, потому что за преступление против одного представителя Великого Клана могли покарать его более могущественные родственники. Но в реальности, систему десяти ветвей все прекрасно знали, и любое уважение по отношению к низшим ветвям было не более чем традицией, об искренности и речи не шло.

Амиар как раз оказался из десятой ветви. Причем он не родился в числе слабейших, его история оказалась гораздо сложнее. Он был сыном Амарканда Легио – не просто главы клана, а одного из сильнейших магов в истории. Поэтому Амиару пророчили великую судьбу, но вместо этого обнаружили у него почти полное отсутствие способностей. Его отец умер еще до его рождения, мать скончалась при родах, и осиротевшего ребенка перевели в десятую ветвь.

Для него это был грандиозный позор, унижение, с которым он прожил большую часть жизни. Амиар не понимал, за что ему досталась такая судьба, но твердо решил очистить имя своей линии. Он поклялся не обзаводиться семьей и наследниками, чтобы «очерненная» ветвь прервалась на нем.

1 2 3 4 5 ... 16 >>