1 2 3 4 >>

Владимир Борисов
Вечная игра

Вечная игра
Владимир Борисов

Игра взвесит, оценит и попробует Вас на зуб, что бы предложить героя, которого достойны только Вы! Добро пожаловать в Вечность! p/s. Гоблинам, троллям и хоббитам вход воспрещен. Подпись: Фея.

Владимир Борисов

Вечная игра

Данная книга не рекомендована читателям не знакомым с mmo rpg, так как они ее не поймут, а тем, кто знаком, она не рекомендована тем более, так как пока вы читаете, другие продолжают качаться.

Глава 1. Введение в Вечность

Настройка мнемо конфигураций прошла успешно. Тестовые отклики в пределах нормы. Версия капсулы глубокого погружения тх1.235. Благодарим за выбор нашей компании.

Наконец то, ну теперь осталось только проверить, насколько эта игра так приближена к реальности, как рассказывают. И насколько оправдана была покупка капсулы глубокого погружения (КГП), впрочем, некоторые сокращают ее название до КГБ, или даже до «глубоко конспирированного наблюдателя», ГКН, тобишь. В общем, отношение к сему агрегату зависит от ваших знаний или догадок в области мировых и не очень заговоров в целом или технологии мнемо индустрии в частности. Нет, конечно, массаж она делает классный, да и здоровье мониторит, функция поддержания тонуса мышечной системы имеется, в общем мечта лентяя, но я приобретал ее не для этого, а для возможности ненадолго уйти в другой мир и отвлечься от обыденности. Дом-работа-дом-работа-дом-выходные-работа, вот вам уже читать надоело, а мне каково. Да, также, как и тому проценту человечества, коему посчастливилось иметь дом и работу, или не повезло, каждому свое. В общем мнемо технологии, как в свое время персональный компьютер, ворвались в этот мир и подняли взаимодействие человека и машины на новый уровень. Прямое управление мозгом, позволили ускорить работу с операционными системами, клавиатура, мышь и монитор стали таким же анахронизмом, как пишущая машинка. Виртуальный шлем – сие есть альфа и омега любого современного офиса. Но для полного взаимодействия с виртуальностью нужна КГП. И если первые капсулы, пришедшие на смену шлемам частичного погружения, были достаточно дорогими и предназначались для армии, медицинских, исследовательских центров, то рост объёмов их производства и маркетинговая политика делают КГП все более доступными.

Подключение… Холод, темнота и небольшое пятно света, в котором я оказался, не производили ощущения жизнерадостности. Тем более, что ощущения тела не было как такового, да и вообще-то самого тела тоже не было. Просто можно было смотреть во тьму, да и только. Женский обезличенный голос произнёс – Добро пожаловать в Вечность, игрок назовите ваше имя, Бррр, аж мурашки по коже. Мало того, что такое название игре придумали, так ещё и начало соответствующее, как будто и вправду, в лучшем мире оказался. Надо было как то веселее начало Вечности оформлять, кипящая смола, там пару чертей для декорации, радостно машущими табличками «Работаем с огоньком, никогда не устаем!», плакат повесить типа – «выбор есть всегда- котел или сковорода». И вот, у игрока уже будет правильное, рабочее настроение. Что-то я отвлекся.

Так, что же для ника выбрать то, ну пусть будет – Фаэтон.

– Имя фаэтон занято, выберете другое имя – Кто бы сомневался,…

– Имя, Кто бы сомневался, подтвердить?

– Э, стоп. – имя отклонено, нужна ли вам помощь в выборе имени?

Передо мной замигала менюшка случайного интеграции имени, привычным усилием, наработанным с более простым рабочим мнемошлемом, активировал функцию. Не то что бы, я не знал, какое имя выбрать, но ни один миллион пользователей Вечности, выдумавших ники до меня, сильно сужали полёт моей фантазии. Из списка подсунотого Искином выплыли сотни имен, от странных до смешных, от эльфийских, до тролийских, от Кызыла Пупырчатого до Эривнделя Вилатуриуса, от труднопроизносимого сочетания букв до невозможного, и так далее и тому подобное. Я и не догадывался, что можно сделать имя из звука квакающей и булькающей болотной жижи или свиста сквозняка в трубе дымохода, оказалось, что можно, как и многое другое. Примеряя их к себе, я представлял, как заслышав такое имя в игре, у моего собеседника вытягивается лицо, округляются глаза, стихает пение птиц, где то начинает выть собака, с тихим жужжанием падает в траву шмель, и повисает немой вопрос – что это было. Хотя, конечно, более вероятно, стать пугалом и мишенью для насмешек, вот повезёт стать там мега паладином или убер воителем, от шага которого земля проседает, от взмаха меча ветер траву клонит, а имя будет какой-нибудь Попехлестос…

После пятиминутного зависания, выбрал запомнившееся сочетание, от которого язык не получал тяжелых увечий, Небул Остос, вроде бы просто и достаточно универсально, кем бы мне не пришлось в дальнейшем стать. – имя подтверждено, начать процесс выбора расы и первичного класса?

А вот за этот процесс многие, и ругают Вечность, другие наоборот превозносят, в общем спор идёт до хрипоты. Казалось бы, что тут такого, выбрать расу, бери и выбирай, но создатели игры пошли по своему, уникальному пути. Можно было выбрать, только из предложенных рас и классов специализаций, а предлагалось каждому по разному. Для этого необходимо было пройти ряд тестов, оценивающих психофизическое, интеллектуальное и ещё много какое развитие. Причём тесты и задания были разные, их часто обновляли, во всяком случае, те, которые определяют интеллект. Администрация настоятельно рекомендовала отнестись к процедуре серьезно и не пытаться жульничать, так как, несмотря на ответ, на тот или иной вопрос теста, многие реакции считывались напрямую с мозга.

Тому, кто, по мнению администрации, пытался мошенничать, предлагалась единственная раса – гоблин. И в игре гоблинов было не так уж и мало, а что поделать, показатель, так сказать, срез общества. К тому же, ситуацию осложняет небольшое правило, согласно которому выбрать расу повторно можно, только создав нового персонажа, через полгода после удаления предыдущего, исключение составляют лишь дети, достигнувшие совершеннолетия, и желающие сменить своих троллей, хобгоблинов и бук, на что-нибудь более цивилизованное.

Конечно, была лазейка, не забрасывать Вечность на полгода, и продолжать играть, и, конечно, она была за дополнительную плату. Воспользоваться этой возможностью можно было один раз на созданного персонажа. Заключалось она в том, что поставив опротивевшего героя на удаление, можно было им в течение полугода продолжать играть, накапливая золото и серебро, чтобы уже в новой ипостаси, с самого начала, с нубского уровня почувствовать себя, если не гномом, то хотя бы донатором.

Читая форумы игры, как-то натолкнулся на историю игрока, получившего за мухлеж с тестами свою зелёную расу, ну и собственно оплатившего данную услугу по удалению. Пол года эта персона шлялась по лесам, собирая корешки, выкалупливая буркалки из лягушек, и грабя зазевавшихся путников, в общем, занимаясь всем тем, что делают гоблины, собираясь стать многоуважаемыми и зажиточными гражданами. И вот полгода пролетело, повторный тест, пройденный кристально честно и наконец-то свершилось, Искин предложил ему… Гоблина. А что, от судьбы не уйдешь, и пять страниц жалоб, стенаний и проклятий на форуме тут не помогут.

Впрочем, судя по тому же форуму, все познается в сравнении, так игровая судьба умника проходящего тестирование в пьяном виде была, куда более интересной. Получив очень редко выпадающую расу земноводного жабуляка, игрок оказался почти полноправным хозяином всех квестов небольшой, неизвестно куда и кем заброшенной, болотной деревушки. Получив массу феерических болотных достижений, и озверев от однообразного общения с местными нпс из своего гордого и не шибко умного народа, герой пешком несколько дней выбирался к ближайшей дороге. И вот когда он обросший тиной и смердящий своими ядовитыми аурами и прочими болотными достижениями, подпрыгивая и качаясь на длинных лапах, выползал на сушу, то был по ошибке застрелен проходящей мимо пати.

За то, что жабуляк улетел на круг перерождения в свою любимую деревню, и винить то никого нельзя. Во-первых, не надо было забывать привязывать новые места возрождения, а во-вторых, когда на тебе из воды вываливается такое, и твой хил начинает визжать как девчонка, волосы встают дыбом, и стрела сама ложится на тетиву лука, то выбора то маловато.

Конечно, я надеялся пройти тест и получить что-нибудь такое редкое и исключительное, что бы эльфы вслед скрежетали зубами от зависти, орки почтительно шаркали ножкой, гномы выкладывали на прилавки свои лучшие товары, а хоббиты бежали вслед, подпрыгивая от восторга. Как говорила одна уборщица, плох тот веник, не мечтающий стать пылесосом. Поэтому с некоторым волнением и предвкушением подтвердил начало процесса выбора расы и связанный с ней первичный класс.

Дальше мир сузился до размера таблицы с кучей понятных и не очень вопросов, отвечая на которые, пришлось поднапрячь свою честность, чтобы ответить максимально правдиво, а не так, как подсказывала интуиция, о лучшем варианте ответа.

Время пролетело не заметно, и хищно расправившись с еще одним вопросом, я осознал, что вижу свои руки, да и все остальное, в том числе пещеру, в которой каким-то образом очутился. Это ввело меня в ступор, ведь я ожидал, что мне предложат выбрать расу из списка. И даже тем несчастным, кому предлагают всего одну расу, дают право выбора первичной специализации, там дд, танк, бафер, ремесленник, хилл и т. д., у разных рас по разному, да и от теста зависит, но не менее трёх вариантов для игрока.

А тут такой облом, запихнули в какое-то тело, и закинули непонятно куда. А где зеленая травка, где солнышко, где громкий смех нубов, катающихся в пыли. Это не по форуму!

Так теперь главное проверить уши, вроде не заостренные, фуух, значит еще не все потеряно, хвоста тоже нет, обидно, но переживем, зубы, ощупав их пальцами, я так и не понял, какого они размера. И это не смешно, а что если я огр? Нет, но руки то нормальные.

Обескураженный я чутка подвис, но сделав первый шаг, услышал все тот же обезличенный женский голос.

– Небул Остос, ваша задача выжить в течение десяти минут…

– Эй, а у вас случайно нет другого квеста?

– Отсчет времени начат.

С края поля зрения побежали красные цифры обратного отсчёта.

    10:00..9:59…9:58

Первая мысль была, куда бежать, вторая от кого. Ворочая головой в режиме вертолета Хьюи над Вьетнамом, я пытался определить все те опасности, что успело нарисовать мое по зверскому доброе воображение и понять, где все-таки я нахожусь.

Пещера оказалась не очень большой, с достаточно высоким потолком, обвешанным сталактитами, теряющимися в темноте, и полом покрытым камнями с крупными пятачками ровной поверхности.

Стены тускло светились желтоватой люминесценцией, кое-где разбавленной голубыми росчерками кристаллов. Во всяком случае, я надеялся, что это кристаллы, а не светящиеся ядовитые слизни.

Плохая новость заключалось в том, что выхода отсюда я не видел, во всяком случае, с того места, где стоял, а это побуждало двигаться и обследовать возможные пути отхода.

Хорошая новость заключалось в том, что также я не видел и голодного пещерного медведя, как и другую более значительную опасность, типа добродушного орка, щедрого гнома или честного хоббита, а это побуждало замереть и не двигаться, вдруг пронесет.

С другой стороны торчать столбом посреди пещеры, как-то глупо. Движение – это жизнь, конечно, если ты не дерево. Коры на мне не было, поэтому я стал тихонько красться к ближайшей стене. Как там говорила одна мускусная крыса.

– Вдоль по стеночке, вдоль по стеночке.

Когда я уже почти добрался до неё, и готов был расползтись амебой по спасительной поверхности, сверху раздался выстрел. От неожиданности я подпрыгнул на месте и, каким-то чудом, оказался висящим на стене в позе, сдающегося в плен кота. Тут же грохот за спиной, и меня прошило электрическим током. Отколовшийся с потолка сталактит, разлетелся ударом об камень на осколки, которые прошлись по моей спине частой картечью. С нечленораздельным звуком очень древнего языка, времён изобретения первого каменного молотка и пальца, я сорвался и шлепнулся с головокружительной высоты целого полуметра. Меня радушно встретил твёрдый пол и камни.

Мало кто захочет сражаться в игре, если будет чувствовать настоящую боль, боль от меча, разрубающего плоть, засевшей в колене стрелы или горящей от фаербола кожи. Но просто взять и совсем отменить боль, как сделали в начале в других играх, тоже нельзя, и дело тут даже не в том, что с течением времени, после длительных погружений, игроки стали невольно переносить свое беспечное поведение в реальную жизнь. И это привело к ряду несчастных случаев среди них и антисоциальному поведению в обществе. После нескольких громких историй с участием «лунатиков», как их тогда называли в новостях, игры с боевой составляющей и отсутствием боли были запрещены. На мой взгляд, от этого выиграли сами игры, так как в сражениях поведение людей стало более реальным. Создатели Вечности прошли между двумя крайностями, при получении урона игроки испытывать боль, какую испытываешь при ударе током. Неприятно, нарушает координацию, но терпимо, даже в долгих сражениях. Причём уровень такой боли зависел от многих значений индивидуальной раскачки показателя болевого порога, доспехов, сопротивления типу урона, класса игрока и даже расы. И как вы думаете, почему эльфы предпочитают луки или магию, ну да, конечно, природная меткость, интеллект и все такое, а не хотите получить в ближнем бою дубиной по субтильной и нежной конституции…

Не знаю, чтобы чувствовал эльф в такой ситуации, но я получил сполна. Лежа на холодном полу пещеры, и, смотря осоловевшим взглядом в потолок, я радовался, что все ещё живой, и не нужно прочувствовать то, что создатели подготовили для пост-смертельных переживаний. Там точно будет не полёт в светлом туннеле. Что бы как-то понять, сколько хп потерял мой персонаж, я стал разыскивать бар с жизнью или лог боя, который должен был где-то быть, но вот где? От этого увлекательного занятия меня отвлёк следующий выстрел сталактита-камикадзе, который плавно и завораживающе стал приближаться сверху. На этот раз, я встретил врага во всеоружии, точнее без оружия, но успел-таки перекатиться в сторону. Победу я праздновал не долго, вслед за брызгами осколков этого смертника, выстрелы стали раздаваться со всех сторон. Вскочив на ноги, и вертясь, как уж на сковородке, я метался от одного конца пещеры к другому. Каменный дождь сыпал и сыпал, на ум пришла неудачная шутка, про туалет горного троля. Где же этот, чертов выход? Неужели, так трудно было нарисовать стрелочку и написать план эвакуации.

Получая, небольшие разряды со всех сторон, снимавшиеся хит пойнты с моей тощей тушки, я ничего не мог с этим поделать, безопасных мест просто не было, или я их не замечал. Главное не терять концентрации, если попасть под такую, ещё не разбитую на осколки, сосульку, то не о чем беспокоиться больше не придется, внимание, бабочка Небул Остос на булавке во всей красе.

Когда, начало казаться, что пушистый зверек уже рядом, мягко протягивает лапу и виляет хвостиком, грохот сменился звенящей тишиной. Звенели толи арфы ангелов, толи мои оглохшие барабанные перепонки.

Красные цифры персонального арифмометра, показали всю глубину моего незнания об относительности времени и скорости падающего сталактита: 8:15…8:14…

Я тут метаюсь часами по всей пещере, а прошло не больше двух минут, неужели, ещё что-нибудь свалится на мою голову.

И это что-нибудь не пришлось просить дважды, со скрежетом и неумолимостью, опустевший свод, поспешил за своими детьми, благо проседал он достаточно медленно. Но как увернуться от такого, за оставшееся время он успеет сделать из меня блин раза два.

Смещаясь по пещере, я пытался найти хоть какое углубление, нору или выход, так как запросто мог пропустить его, бегая от каменных сосулек.

Ничего такого не было, поверхность была устлана каменными сталактитами разной сохранности после падения. И лишь по центру имелась площадка немного углубленная по сравнению с остальным уровнем пола пещеры да ещё с небольшой ямкой посередине, но этого явно было недостаточно, что бы пережить прессование, даже лёжа там, да и не факт, что потолок опустится равномерно.

Споткнувшись об ещё одну хорошо сохранившуюся каменную сосульку, я понял, что могу, в принципе, её приподнять, чем и занялся, пытаясь соорудить столб-подпорку. Вот только столбом это было в моих планах, но ни как не в планах бывшего сталактита. Он упорно не имел устойчивого положения. Мне нужно было прислонить свою подпорку к чему-либо, чтобы он стал вертикально, благо стена была не далеко. Свод хоть и замедлил продвижение, но все также неумолимо полз навстречу полу. И если я мог приподнять один конец сосульки, то тащить ее не было никакой возможности. Бросив этого гиганта, оббежал еще один круг по пещере, ища более лёгкую замену. От остальных его братьев остались осколки, не более локтя длиной. Конечно, когда припрет, можно попытаться использовать и их, собрав несколько таких, я вернулся к своей заготовке для острова Пасхи.
1 2 3 4 >>