1 2 >>

100 часов одиночества
Владимир Хмелевский

100 часов одиночества
Владимир Хмелевский

Представленная книга автора, по традиции, состоит из нескольких острых, юмористических рассказов, показывающих возможное взаимодействие вечных человеческих ценностей с новыми технологиями в ближайшем будущем.

Умный дом

Саша был москвичом в n-ом поколении, и таким тихим интеллигентом, что на него не реагировала стеклянная дверь в супермаркете, и его не замечали продавцы, зато жил в огромной, трехкомнатной, квартире, оставшейся ему от родителей, на бульваре, недалеко от Киевского вокзала, где перед домом стоял смешной металлический забор, который напоминал дверь в поле, которую пытался рубить Железный дровосек, в известной сказке. Жизнь Саши была наполнена спокойствием и умиротворением. Пять дней в неделю, он ходил на службу, а в выходные, спокойно, прогуливался со своей болонкой, по бульвару или сидел с ноутбуком в ближайшем кафе, медленно потягивая, как говорил бариста, элитный кенийский кофе с ароматом темного шоколада и небольшой ноткой кислинки. На самом деле кофе был отвратительный и Саше совершенно не нравился – разбавленная, кислая жидкость, странного цвета, при каждом глотке которой, в желудке происходил небольшой спазм. Немного успокаивало то, что чашка была миниатюрной. Глотая эту жидкость, Саша всегда оглядывался на других посетителей, было видно, что те испытывают подобные чувства, но они тоже стойко сидели, опустив головы, делая вид, что с интересом что-то разглядывают в своих ноутбуках. Это было похоже на какой–то молчаливый заговор потребителей. Расположено кафе было хорошо, места, в нем, было немного, и надо было постараться, чтобы занять его в выходной. Саша ходил сюда давно и знал постоянных клиентов, поэтому все проходило традиционно и знакомо, он знал кто, когда, придет и, что будет заказывать. Плохо было, когда в этой стройный устоявшейся процесс, пытался влезть кто-то со стороны. Вот и сейчас, Саша отметил, что уже убежала яркая блондинка с небольшим стаканчиком «Американо», ушел скандальный старик, как обычно, ничего не заказав, а только забрал часть газет, со столика у входа. Дама со стервозным выражением лица и странным макияжем, приходившая всегда в плюшевом спортивном костюме, уже расположилась у окна, а пожилой, с крашенными волосами, солидный мужчина заказал «Капучино». Оставалось дождаться долговязого парня, который возьмет сосиску в тесте, и можно было идти на прогулку, но, вдруг, в кафе влетела, не в меру активная, мамаша, со своей малолетней дочкой. Вопрос продавца о заказе, она переадресовала ей, и ребенок погрузился в глубокое раздумье. Сзади собралась небольшая очередь, девочка ткнула пальцем в какую-то булку, мать отрицательно покачала головой, в очереди послышался легкий вздох нетерпения, мамаша улыбнулась ждущим:

– Пусть мадмуазель выберет сама.

Девочка, задумчиво, засунула указательный пальчик левой руки себе в рот. Мамаша подтолкнула ее коленом к морковному пирогу. Девочка не поняла намека, и по инерции, пошла к огромному, соблазнительному торту. Мать схватила ее за пояс и резко потянула на себя, девочка всхлипнула. Очередь тихо зашумела, мать села на корточки и так посмотрела на первого стоявшего в ней, что тот отвернулся. Затем сама сделала заказ, чего-то обезжиренного и вегетарианского, приложив телефон, для оплаты, к терминалу. Там что-то не сработало, и мать отвлеклась от ребенка. Девочка, оставшись, без опеки матери, заревела так громко, что очередь запаниковала. Оплата никак не проходила, мать перестала обращать на ребенка внимание, поочередно, прикладывая какие-то карты к терминалу оплаты. Когда она все-таки расплатилась, ребенок уже рыдал. Тут мамаша, наконец, посмотрела на дочь и так как руки были заняты покупками, то она вытолкала ее, из кафе, коленями, крича, при этом, во все горло:

– Не умеешь себя вести, больше никогда сюда не придем.

Когда дверь за ними, наконец, закрылась, то очередь облегченно вздохнула. Саша дождался долговязого и, с чувством выполненного долга, вышел на прогулку. Успеть погулять с собакой нужно было до появления во дворе огромного королевского дога, которого боялись все собаки так, что, однажды, когда хозяин овчарки бросил палку, то собака принесла ее не хозяину, а внезапно появившемуся, на поляне, догу, отвечая уважением на его злобное рычание.

Сегодня Саша обещал зайти к своим старым знакомым, они давно и настойчиво предлагали познакомить его, холостого, тридцатитрехлетнего парня с какой- то девицей. Саше было не совсем приятно так искать себе подругу, но где ее еще искать он не знал, а общественное мнение было к нему очень сурово, на этот счет. Над ним начинали посмеиваться на работе и его, как человека очень скромного, это очень обижало. Он вошел в переполненный автобус и увидел, как толпа людей расступилась перед ним, он в недоумении оглянулся, за ним шел бомж. Бомж напоследок глубоко затянулся окурком и шумно закашлявшись, выдохнул облако сизого дыма в лицо пассажиров. Люди, стоящие у дверей, вдавили спинами стоящих за ними, пытаясь избежать прямого контакта с немытым мужчиной, но из автобуса никто не вышел. Саша воспользовался ситуацией и встал, на небольшую полянку, образовавшуюся в людском лесу, возле валидатора, и хотел приложить к нему билет, но валидатор не работал. Саша проявил гражданскую позицию и громко сообщил водителю о неисправности. Водитель остановил автобус на перекрестке и начал чинить механизм, двери автобуса он открывать не стал. Саша почувствовал, как взгляды остальных пассажиров сфокусировались на его затылке, оставшихся стоять запертыми в тесном пространстве, с бомжом, на неопределенное время. Он попытался как-то исправить ситуацию:

– Я же хотел, как лучше.

– Молчи уже, козел, – донеслось откуда-то сзади.

Саша смутился, и вышел на ближайшей остановке, подошел к нужному дому и позвонил в дверь подъезда своих знакомых, так как был здесь, последний раз полгода назад, и код уже не помнил. Дверь ему открыла, как показалось незнакомая консьержка, бабушка в пальто, с крупным воротником, по краям изъеденным молью, сидящая под большим плакатом «Консьержка наш друг, а не враг!». Он тихо поздоровался и хотел пройти мимо.

– Александр, ты что меня не узнал? – громко спросила она.

– Ой, извините, я вас, просто, одетой никогда не видел.

– Интеллигент, вшивый, думай, что говоришь, – консьержка резко сменила тон. Саша смутился и побежал по ступенькам, постеснявшись воспользоваться лифтом.

Девушка ему понравилась, тихая, скромная, час она просидела за столом не поднимая взгляд и виновато улыбаясь. Жила она в недалекой провинции и работала, в школе. Саша, попил чая, раскланялся и ушел.

В автобусе, везущем его домой, он думал, как ему поступить, и совершенно не обратил внимания, на то, как два здоровых молодца занесли огромный, ортопедический матрас и подмигнув Саше, довольные вышли. Матрас сопровождала старушка, которая совершенно не отреагировала, когда тот упал на повороте, автобус был практически пуст. Саша сразу, по взгляду бабушки, понял кто должен будет выносить матрас из автобуса. Она неотрывно смотрела на Сашу, оценивая его телосложение. Чтобы упредить ситуацию он решил воспользоваться проверенным способом, попробовал выйти на остановке, но старуха, решительно, преградила ему путь:

– Помоги старушке.

Саша огляделся, в автобусе мужчин, половозрелого возраста, больше не было. С трудом, разогнув спину от тяжелого негабаритного груза и немного отдышавшись, Саша решил, что настал момент что-то поменять в своей жизни. Через неделю Света переехала к нему.

От переизбытка чувств, он повел ее, в выходной, в свое любимое кафе, когда она только вошла, то тут же заняла место у окна, Саша знал, что через несколько минут появится крашенная девица, поэтому предложил пересесть на свое, традиционное место, но Света отказалась. Так и получилось, как только они окончательно уселись, появилась девица и подойдя к столику, удивленно посмотрела на Сашу, тот виновато опустил глаза. Света грудью упала на стол и широко раскинула руки: – Занято, мы ждем друзей.

Девица брезгливо хмыкнула и села за другой стол. Света победоносно посмотрела на Сашу:

–Как мы ее сделали. Не грусти котик, смотри какой тут вид на улицу хороший.

Саша повернул голову и посмотрел в большое стекло, через секунду, с другой стороны окна, к витрине, подъехала огромная фура и перекрыла окно своей грязной вывеской. Саша, с трудом, дождался, когда Света, перестала ругаться и допила свой кофе. Расплатившись, он повел ее прогуляться по проспекту. Она без особого интереса рассматривала большие здания сталинской постройки, мимо которых они шли, пока ее взгляд не уперся в большую вывеску иностранного магазина посуды. Она решительно взяла его за руку и открыла массивную дверь, ведущую внутрь. Безразлично глядящая куда –то вдаль продавщица, оживилась, и пошла им навстречу, предлагая свою помощь в выборе покупки, но пройдя несколько шагов, мгновенно, как рентгеном, определила уровень благосостояния вошедших и потеряла к ним всякий интерес. Саша остановился в метре от горы посуды, так как боялся задеть плохо сложенную пирамиду из фарфоровых чашек и с ужасом наблюдал как Света бесстрашно подошла к самой дорогой супнице и взяла ее в руки, с трудом оторвав от полки. Он только хотел предупредить ее быть осторожней, как вдруг Света глубоко вдохнула и громко чихнула. Саша зажмурился и втянул голову в плечи, с ужасом представив, что ему не хватит месячного оклада, чтобы расплатиться.

– Не переживай котик, бой заложен в цену посуды, – весело сказала Света и поставив супницу на место громко высморкалась в одну из салфеток, которые она прихватила в кафе и бросила ее в большую керамическую вазу, стоящую у выхода в магазине, перепутав ее с корзиной для мусора. Саша быстро вышел за Светой, решив сегодня больше никуда не ходить. Целую неделю Саше было хорошо, затем, Света, сначала неуверенно, а потом, более твердым голосом, за ужином, перечислила, подмеченные ею, его крупные недостатки, и от большой любви к нему, предложила помочь их исправить. Оказалось, что он неправильно говорит и одевается, к тому же, срочно надо что-то делать с его физической формой. Начиная с понедельника, она стала поправлять его, когда он говорил, из его гардероба исчезли все куртки, проверку прошло только одно пальто, в котором он теперь ходил в любую погоду, с фигурой было сложнее. Света записала его на йогу и выходные он стал проводить в компании таких же спортсменов – полноватых мужчин средних лет, в коротких, спортивных, трусах, натянутых до груди, которые должны были скрыть рыхлое брюшко. Гуру заставлял делать странные фигуры собственным телом и больно давил пальцем в спину. Через некоторое время Света озвучила его средние недостатки, но сделать ничего не успела, где-то в области, заболела ее мама. После небольших прений, за ужином, они решили, что какое-то время, ее мама поживет у них. Теща прибыла с таким количеством вещей, что Саше стало несколько тревожно, но он посмотрел на сухонькую старушку, которая с трудом стояла, тяжело дышала, дрожа всем тельцем, держалась за стену трясущейся рукой и немного успокоился. Теща, отдышавшись, осмотрела помещение, прищурила левый глаз, и загадочно произнесла:

– Ну, вот я и дома.

На ужин были макароны с сыром. На большой, белой тарелке Саша отнес их теще, та хотела есть в комнате, и вернувшись на кухню, сел за большой стол. Включил сериал, который любила смотреть Света, за ужином, немного отвлекся и вдруг ощутил чье-то дыхание на своем затылке, он медленно повернулся, из-за его плеча, немигающим взглядом, теща смотрела ему в тарелку, и пыталась сфокусироваться на еде. Затем ткнула пальцем в макароны:

– Что это ты ешь? Паштэт, тэфтэль?

Ничего не понимая, Саша захлопал белесыми ресницами:

– То же, что и вы.

Она строго посмотрела на него:

– Что молчишь? Я с тобой тоже теперь не буду разговаривать и, громко хлопнув дверью, удалилась.

Он вопросительно посмотрел на Свету, та тихо сказала:

– Не обращай внимания, она болеет, и с дороги.

Теща пришла на кухню, через несколько минут, Саша мыл посуду, Света посуду мыть не могла – у нее сохла кожа на руках. Теща слегка оттолкнула его корпусом:

– Не мешай мне, я посуду за собой помою.

Саша примирительно сказал:

– Кладите в мойку, я вымою.

– Свою, я сама помою, – чуть сполоснув тарелку водой, она поставила грязную тарелку на полку. Саша перемыл посуду и пошел в комнату. Света лежала, под покрывалом, на диване, перед телевизором, и громко вздыхала о том, как она устала на работе. Саша сел за компьютер, стоящий тут же за столом. Теща заглянула, в комнату:

– Опять он за компьютером сидит. Смотреть противно, – и плюнула на пол.

Света произнесла:

– Котик, не обращай на нее внимания.

На следующий день, в выходной, Саша проснулся, в семь часов утра, от звона посуды, теща гремела кастрюлями, громко материлась и шумно шаркала ногами в ортопедической обуви. Света сонно пробурчала:

– Ей таблетки надо принимать перед едой.

Саша выглянул в дверной проем, теща несла пол-литровую чашку чая к себе в комнату. Через секунду, телевизор закричал во всю мощь. Минут десять Саша пытался заснуть, но Света стала его толкать ногой в бок:

– Вставай уже.

Он пошел мимо комнаты тещи и решил поздороваться. Теща сидела на куче одежды, которую она вывалила прямо на пол и горько рыдала.

Саша участливо спросил:

– Что с вами?

– Что вы спите до обеда? Надо дела делать.

– Какие еще дела?
1 2 >>