<< 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 34 >>

Владимир Васильевич Суходеев
Сталин. Энциклопедия


Надежда Аллилуева приветствовала «выступление большевиков» – Великую Октябрьскую социалистическую революцию. В 1918 она вступила в партию большевиков. Начала работать с Лениным: секретарем-машинисткой в Управлении делами Совнаркома в Москве. В декабре 1921 на заседании комиссии по «проверке и очистке» партии (создавались такие по решению X партсъезда) Замоскворецкого района Аллилуеву исключили из партии «за пассивность и как не интересующуюся партийной работой». И это при том, что она работала в секретариате В.И. Ленина, была женой И.В. Сталина, участвовала в обороне Царицына. Она обжаловала это решение в Московскую губернскую комиссию по «проверке и очистке» партии, В.И. Ленин узнал об этом безобразии, находясь на отдыхе в подмосковных Горках, и немедленно продиктовал по телефону письмо в Центральную Контрольную комиссию: «До меня дошло известие об исключении из партии Надежды Сергеевны Аллилуевой. Лично я наблюдал ее работу как секретарши в Управлении делами СНК, т. е. мне очень близко. Считаю, однако, необходимым указать, что всю семью Аллилуевых, т. е. отца, мать и двух дочерей, я знаю с периода до Октябрьской революции…. Очень может быть, что ввиду молодости Надежды Сергеевны Аллилуевой это обстоятельство осталось неизвестным комиссии. Я не знаю также, имела ли возможность комиссия при рассмотрении дела о Надежде Сергеевне Аллилуевой сопоставить сведения об ее отце, который работал в разнообразных фракциях по содействию партии задолго до революции… Считаю долгом довести эти обстоятельства до Центральной комиссии по очистке партии. 20 декабря 1921 г. в 20 часов».

Заступничество В.И. Ленина возымело действие. Аллилуева была восстановлена в партии и ее партийный стаж в дальнейшем исчислялся без перерыва – с 1918.

Когда Ленин направил Сталина в Царицын чрезвычайным уполномоченным по продовольственному снабжению, в составе секретариата Сталина поехала Аллилуева вместе с отцом – Сергеем Яковлевичем Аллилуевым. И хотя Иосиф Виссарионович был на двадцать с лишним лет старше Надежды Сергеевны, они полюбили друг друга. 24 марта 1919 был зарегистрирован их брак. Гуляющие до сих пор грязные сплетни лишены основания. По свидетельству Аллилуевых это была большая настоящая любовь и взаимное влечение друг к другу двух незаурядных людей, Надежда Сергеевна стала верным помощником И.В. Сталина. Именно ее тоненькие девичьи пальчики на штабной машинке печатали донесения И.В. Сталина из Царицына в Москву – В.И. Ленину.

У Сталиных в конце марта 1921 родился сын Василий. По указанию Ленина молодым предоставили квартиру в Кремле. К ним переехал Яков, которого тепло приняла Надежда Сергеевна. В 1926 родилась Светлана. «Моему брату и мне, – писала Светлана в книге «Двадцать писем к другу», – посчастливилось, мама добывала откуда-то замечательных воспитательниц… Вся эта образовательная машина крутилась, запущенная маминой рукой. Мамы же никогда не было дома возле нас. В те времена женщине, да еще партийной, вообще неприлично было проводить время около детей…» Сталин иногда за это укорял жену.

После смерти Ленина Надежда Сергеевна стала работать в редакции журнала «Революция и культура», который издавался при газете «Правда». Оттуда партией была откомандирована на учебу в Промышленную академию. Она много занималась. Слушателями Промакадемии были партийные и хозяйственные работники, прибывшие из разных концов страны. Среди тех, кому она помогала преодолевать малограмотность, был Н.С. Хрущев – секретарь партячейки академии.

С.М. Киров, И.В. Сталин и его дочь Светлана Аллилуева на отдыхе в Сочи. 1934 г.

Сохранились довольно многочисленные письма Надежды Сергеевны к матери И.В. Сталина. Екатерину Георгиевну она ласково называла «дорогая мама Кэтэ», «дорогая моя дэда». Это были очень подробные, содержательные послания, проникнутые любовью к матери мужа.

До нас дошла переписка между Иосифом Виссарионовичем Сталиным и Надеждой Сергеевной Аллилуевой, относящаяся к 1929–1931. Сталин обычно в бархатный сезон выезжал поездом на юг отдыхать или лечиться. Иногда с ним выезжали Надежда Сергеевна и дети – Яков, Василий, Светлана и Артем – приемный сын. Когда они оставались в Москве, Сталин писал им на кремлевский адрес.

Письма Сталина и Аллилуевой проникнуты нежностью и заботой друг о друге, кратки, сообщают главное.

Праздновалась 15-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. 7 Ноября, по сложившейся традиции, состоялись парад военных, демонстрация трудящихся. На трибуне Мавзолея Ленина – руководители партии и правительства. Сталин, как обычно, в солдатской шинели.

На гостевых трибунах около Мавзолея – передовики производства, деятели культуры, приглашенные. Надежда Сергеевна Аллилуева стояла рядом с Н.С. Хрущевым. Было холодно. Разговаривая, она посматривала на Сталина. Увидела, что крючки шинели расстегнулись, полы распахнулись, и сказала:

– Вот мой не взял шарф, простудится и опять болеть будет.

Вышло, вспоминал Хрущев, очень по-домашнему и никак не вязалось с представлением о Сталине, о вожде, уже вросшем в наше сознание. Хрущев часто приподнимал Светлану, чтобы она могла лучше рассмотреть все происходящее на Красной площади.

В ночь на 8 ноября в большой кремлевской квартире Ворошиловых продолжалось празднование Октябрьской годовщины. Надежда Сергеевна вернулась к себе в комнату раньше Иосифа Виссарионовича. Теперь трудно сказать, что она делала в последние минуты своей жизни. Одни утверждают, что писала предсмертную записку, другие не менее основательно это оспаривают, поскольку такой записки не найдено. Выстрела из маленького пистолета «вальтер» никто не слышал. Надежду Сергеевну, лежащую в крови возле своей кровати, обнаружила вошедшая няня Светланы. Теряясь, не зная, что делать, женщина побежала звонить начальнику охраны, жене Молотова Полине Семеновне, близкой подруге Надежды Сергеевны. Вскоре прибежали В.М. Молотов, К.Е. Ворошилов. Иосиф Виссарионович спал в своей маленькой комнатке, где был телефон. Когда Сталин проснулся, потрясенные присутствующие только и могли сказать:

– Иосиф, Нади больше нет с нами.

Ходит много слухов и сплетен об обстоятельствах и причинах самоубийства Н.С. Аллилуевой. Пересказывать их – дело весьма неблагодарное, да и ни к чему. Но об одном необычайно продолжительном вымысле сказать надо. Это будто Надежду Сергеевну убил Сталин. Такой черный навет отвергал даже Н.С. Хрущев. Подобную злобную ложь отвергает и С.И. Аллилуева, ссылаясь на исповедальный рассказ своей няни о том страшном дне, а няне, подчеркнула она, «я верю больше, чем кому-либо другому». «Отец, – пишет С.И. Аллилуева, – был потрясен, потому что не понимал: за что? почему ему нанесли такой ужасный удар в спину?»

Артем Федорович Сергеев воспроизвел мне картину похорон Надежды Сергеевны. Покойная лежала в гробу среди цветов. Ее лицо было спокойно и прекрасно. Оркестр играл траурные мелодии. Около Иосифа Виссарионовича были все члены Политбюро, родственники и близкие друзья. Артем стоял рядом с Василием. Светлана испугалась, заплакала, и ее увезли. Сталин плакал. Василий повис на его руке и кричал, чтобы отец не плакал. Сталин не разрешил кремировать тело жены.

Хоронили Надежду Сергеевну на Новодевичьем кладбище. День был морозный. Сталин всю дорогу шел рядом с гробом Надежды Сергеевны. Без шапки. Голой рукой держался за край гроба. По его щекам текли слезы. Перед закрытием гроба попросил подождать и не закрывать крышку. Иосиф Виссарионович приподнял голову Надежды Сергеевны и, рыдая, стал ее целовать. Когда опускали гроб в могилу, по русскому обычаю, бросил горсть земли.

Затем Сталин еще долго по ночам ездил к могилке. Заходил в беседку и задумчиво курил трубку за трубкой.

10 ноября 1932 газета «Правда» сообщила: «…Не стало дорогого, близкого нам товарища, человека прекрасной души. От нас ушла еще молодая, полная сил и бесконечно преданная партии и революции большевичка. Выросшая в семье рабочего-революционера, она с ранней молодости связала свою жизнь с революционной работой. Как в годы гражданской войны на фронте, так и в годы развернувшейся социалистической стройки Надежда Сергеевна самоотверженно служила делу партии, всегда скромная и активная на своем революционном посту… Память о Надежде Сергеевне как о преданнейшей большевичке, жене, близком друге и верной помощнице тов. Сталина будет нам всегда дорога…» Под некрологом была подпись: «ЦК ВКП(б)».

18 ноября 1932 газета «Правда» опубликовала письмо И.В. Сталина: «Приношу сердечную благодарность организациям, учреждениям, товарищам и отдельным лицам, выразившим свои соболезнования по поводу кончины моего близкого друга и товарища Надежды Сергеевны Аллилуевой-Сталиной».

После похорон жены Сталин попросил Бухарина поменяться с ним квартирой. Он не мог оставаться жить там, где все ему напоминало о Надежде Сергеевне. Просьбу его Бухарин выполнил. Вскоре началось строительство дачи в районе Кунцево, больше известной как Ближняя дача, или Волынское.

«Только четырнадцать лет с моей мамой были для отца семейной жизнью, – отмечает Светлана Аллилуева, – но он был далек от всего, погруженный в это время (1918–1932) во внутрипартийную борьбу, в сложный процесс захвата власти. Мама создала дом, она была центром дружбы и человеческих взаимоотношений: такова была ее природа – созидать, давать, согревать. Около нее были все родные – Сванидзе и Аллилуевы. Ее любили старые партийные товарищи отца, она организовала интересную жизнь для детей. Отец принимал это все как должное и считал ее прежде всего преданным другом, а преданные друзья были ему необходимы. Но он не понимал и не сознавал, что она была молодым мыслящим существом, что ей необходима была самостоятельность, что у нее было собственное мнение. Она спорила с ним, возражала, она считала себя равной, а это расходилось с его чисто восточным представлением о женщине, о жене. Это только раздражало его. И когда с ее смертью он осознал наконец всю полноту ее независимости, ее протеста, ее вызова ему, то это его только ожесточило. Равных он не хотел, равные спорили, мешали, возражали. А он хотел слепой преданности и беспрекословного подчинения».

Племянник Н.С. Аллилуевой В.Ф. Аллилуев в книге «Хроника одной семьи: Аллилуевы – Сталин» пишет:

«У многих членов нашей семьи, и у меня в том числе, было убеждение, что обида на Надежду за самоубийство была так глубока, что Сталин никогда так и не приходил на ее могилу. Но оказалось, что это не так».

Даже в тяжелые октябрьско-ноябрьские дни 1941, когда шла битва под Москвой, И.В. Сталин приезжал на Новодевичье кладбище к могиле Надежды Сергеевны. Сотрудник охраны Иосифа Виссарионовича А.Т.Рыбин пишет, что И.В.Сталин несколько раз ночью посещал Новодевичье и подолгу молча сидел на мраморной скамейке, установленной напротив памятника Надежде Сергеевне.

Выполнить надгробие на могиле Надежды Сергеевны Аллилуевой-Сталиной поручили известному советскому скульптору И.Д. Шадру. Заказ субсидировал ЦИК СССР. Композиция представляет собой высокую герму, увенчанную женской головой с чистыми линиями лица и тугим узлом волос. Голова чуть наклонена – выражение печали. У подножия гермы – поникшая срезанная роза. Классическая простота форм и линий передает величие скорби о гибели Надежды Сергеевны АллилуевойСталиной. Анри Барбюс в книге «Сталин» писал, что прекрасное, благородное простое лицо и прекрасная рука из белого мрамора Надежды Аллилуевой выделяются на большом памятнике Новодевичьего кладбища. Памятник не оставляет равнодушным никого, создает вокруг себя эмоциональную атмосферу.

АЛЛИЛУЕВА Светлана Иосифовна (1926–2011), дочь Иосифа Виссарионовича Сталина.

Сталин любил Светлану. Это свидетельствуют буквально все – Надежда Сергеевна, Яков, Василий и Артем, родные и близкие, соратники и друзья, даже недоброжелатели и явные враги. В книге «Сталин» Л.Д. Троцкий пишет, что Надежда Сергеевна Аллилуева «обвинила Сталина в излишней мягкости к общим детям, дескать, он портит их поцелуями, вниманием, играми со Светланой, когда она играет «хозяина» и отдает ему приказания, что доставляет ему истинное удовольствие».

В придуманной И.В. Сталиным игре участвовали все, кто находился у него в квартире или на даче. С.И. Аллилуева писала:

«Отец подписывался под «приказом»: «Слушаюсь», «Покоряюсь», «Согласен» или «Будет исполнено».

И так как отец все требовал новых «приказов», а мне это уже надоело, то однажды я написала так: «Приказываю тебе позволить мне писать приказ один раз в шестидневку» – 26 февраля 1937 года.

Став чуть постарше, я несколько разнообразила эти требования:

«Папа! Ввиду того, что сейчас уже мороз, приказываю носить шубу. Сетанка-хозяйка»–15 декабря 1938 года.

И.В. Сталин с дочерью Светланой

Потом, не дождавшись позднего прихода отца домой, я оставляла ему на столе возле прибора послание:

«Дорогой мой папочка!

Я опять прибегаю к старому, испытанному способу, пишу тебе послание, а то тебя не дождешься. Можете обедать, пить (не очень), беседовать.

Ваш поздний приход, товарищ секретарь, заставляет меня сделать Вам выговор.

В заключение целую папочку крепко-крепко и выражаю желание, чтобы он приходил пораньше.

Сетанка-хозяйка».

На этом послании от 11 октября 1940 г. отец начертал: «Моей воробушке. Читал с удовольствием. Папочка».

И, наконец, последнее подобное шуточное послание – в мае 1941 г., на пороге войны:

«Мой дорогой секретаришка, спешу Вас уведомить, что Ваша хозяйка написала сочинение на «отлично». Таким образом, первое испытание сдано, завтра сдаю второе. Кушайте и пейте на здоровье. Целую крепко папочку 1000 раз. Секретарям привет. Хозяйка».

И «резолюция» сверху на этом: «Приветствуем нашу хозяйку! За секретаришек – папка И. Сталин».

Вскоре началась война, и всем было не до шуток, не до игр. Но прозвище Сетанка-хозяйка долго еще оставалось за мной, и все участники этой игры долго потом называли меня, уже взрослую, «хозяйкой» и вспоминали про эти детские «приказы».

Светлане было 6 лет, когда не стало матери. До 1942 она знала со слов родных и няни, что мать умерла во время операции аппендицита. Ее и Василия тогда увезли на дачу в Зубалово. В Москву привезли, чтобы они могли проститься с матерью. Светлану испугало ее мертвое лицо. И только когда она училась в Московском государственном университете, Сталин сказал ей о самоубийстве матери.

Последний разговор с матерью С.И. Аллилуева описывает так:

«Она позвала меня в свою комнату, усадила на свою любимую тахту (все, кто жил на Кавказе, не могут отказаться от этой традиционной тахты) и долго внушала, какой я должна быть и как себя вести… Я долго сидела у нее в тот день на тахте, и от того, что встречи с мамой вообще были редки, хорошо запомнила эту, последнюю».

В 1941 началась Великая Отечественная война, ее братья – Яков, Василий и Артем ушли на фронт, она с няней эвакуировалась в Куйбышев. В 1942 она вернулась в Москву. Сталин пригласил ее на обед в честь Черчилля и представил: «Это моя дочь».
<< 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 34 >>