S-T-I-K-S. Пират. Встреча с прошлым
Александр Алефиренко

<< 1 2 3 4 5 6 ... 18 >>
– Хреново себя чувствуешь? Голова раскалывается?

Алексей утвердительно кивнул головой.

– На, выпей – сразу полегчает, это лекарство, и тебе теперь без него никуда. Всю жизнь придётся пить.

Алексей неуверенно поднёс ко рту липкую от крови бутылку – парень всю её испачкал. Преодолевая отвращение и рвотные позывы от мерзкого запаха напитка и крови, сделал несколько глотков. Вкус оказался таким же неприятным, как и запах. С трудом заставил себя проглотить это невероятно противное пойло. Вспомнилось, как в Пятигорске первый раз попробовал минеральную сероводородную воду, воняющую тухлыми яйцами. Такое же ощущение. Горло и желудок слегка обожгло находившимся в неизвестном составе алкоголем. Но, как ни странно, ему и впрямь стало лучше. Гораздо лучше!

– И правда, легче стало. Что это? – с удивлением посмотрел на бутылку со странным напитком.

– Если коротко, то живун, живчик – называй, как хочешь. Я уже говорил – лекарство. Теперь тебе без него никуда, – вновь повторил парень.

Алексей сам, без всякого напоминания, снова поднёс ко рту бутылку, не чувствуя прежней брезгливости.

– Эй, погоди, стоп. Стоп, я сказал! Много тоже нельзя. Смотрю, тебе повезло, иммунным оказался, ну с прибытием в Улей!

Алексей, ничего не понимая, стоял перед раненым, продолжая сжимать в опущенной руке бутылку.

– Ты про какой такой улей сказал? Где я?

Парень вновь горько усмехнулся.

– Мужик, ты попал в другой мир и назад никак, придётся с этим смириться. Если повезёт, то выживешь. Мне вот не повезло.

Капли пота бисером рассыпались на его лбу, увлажнились глаза, он с трудом справился с комом в горле, продолжил.

– Грех на мне… Крыса я. Бог не фраер, всё видит и знает… Он, видно, руками этих придурков наказал меня за смерть моего крёстного. – Они, – он кивнул на инспекторов, – наткнулись на меня, когда я на лодке только начал сетку расставлять. Явились на мою голову, чтоб им пусто было на том свете! И давай сразу права качать. Пока к шалашу шли, пытался им объяснить, что они в совершенно другом мире оказались и сейчас не до соблюдения рыболовных правил. Тот, которого ты завалил, начал уже обращаться и накинулся на своего напарника, я выхватил обрез, но второй опередил меня и всадил очередь в живот, падая, я всё же успел продырявить ему башку.

Алексей молча слушал, по-прежнему не всё понимая из сказанного раненым.

Парень на время умолк, застонал от очередного приступа боли, лицо его исказилось, но переборов её, отхлебнул из вновь забранной у Алексея бутылки и с трудом продолжил свою исповедь:

– Так, мужик, верь мне сразу. Совершенно нет времени тебя убеждать. Перед смертью хочу хоть частично искупить свой смертный грех. Убил я своего крёстного – позарился на его нычку с хабаром. Вышло мне всё боком. В итоге крёстный мёртв, я тут подыхаю, так и не добравшись до тайника. Как же глупо всё получилось…

Прокусил до крови губу и перетерпев новый приступ, возобновил рассказ:

– Когда я… в общем, потом возьмёшь себе моё барахло, пригодится. На островке можешь ещё пару недель пожить, если потребуется, но потом быстро вали отсюда – он перегружается раз в два месяца, а то тухляком станешь. Ещё: хабар в шалаше не оставляй… Просто после перезагрузки его не найдёшь – всё исчезнет. Стоянка с шалашом с Земли, она останется. Блин, как же больно…. Жалею, что спек прошлый раз не достал… Так, дальше… Живчик… Без него здесь выжить нельзя. Запоминай рецепт: нужно в водке или в любом алкоголе растворить спораны, затем обязательно процедить, иначе капец – осадок ядовитый. Спораны выгребаем из спорового мешка. Это такой нарост на затылке развитых тварей. Они, это…

Тело раненного задрожало, голос прервался, и голова медленно свесилась вниз. Алексей осторожно тронул его за плечо, но парень ничего не ответил. Лишь коротко всхлипнув, опрокинулся на спину, уставившись в небо уже ничего не видевшими глазами. Алексей провёл дрожащей ладонью по его лицу, закрывая веки.

Опустошённый, застыв, как статуя с острова Пасхи, он сидел на траве у окровавленных тел, уставившись невидящими глазами в одну точку. Несуразные события этого утра окончательно доконали его.

Очнувшись, перевёл взгляд на руки и одежду, выпачканные чужой кровью, устало и обречённо вздохнул, и побрёл к воде, немного отмыться. Предстоял впереди тяжёлый день – в первую очередь необходимо похоронить погибших, обдумать сложившуюся ситуацию и решить, что делать дальше.

В шалаше нашлась сапёрная лопатка.

«Дома в чулане такая же лежит. Дома… Где дом, а где я теперь», – с невыносимой болью и тоской подумалось Алексею.

Выкопав поглубже небольшую траншею, чтобы хватило места для трёх человек, перетащил в неё тела погибших, предварительно обыскав их и, на всякий случай, сфотографировав на фотокамеру. Обнаруженную в карманах мелочёвку сложил в одну кучку.

«Потом разберусь».

Одежда практически у всех оказалась окровавленной. Алексей, несмотря на неясную впереди ситуацию, всё же не захотел себе её оставить. Забрал лишь удобную разгрузку одного из инспекторов, более новую и относительно чистую. Позже где-нибудь, при необходимости, разживётся остальными нужными ему вещами.

Плашмя слегка обстучал лопаткой небольшой могильный холмик – если верить парню, то во время ближайшей перезагрузки эта братская могила исчезнет. Управившись с грязной и печальной работой, вновь сходил к воде, почистил одежду и вымылся сам.

Желудок требовал пищу, напоминая о себе урчанием. Несмотря на все беды, свалившие, как ком снега, на голову Алексея, надо всё же подумать и о себе любимом. Собираясь на рыбалку, он взял, как обычно, небольшой термос с чаем, с традиционными кусочками лимона. Плюс небольшой бутерброд с сыром и маслом, литровую бутылку питьевой воды, которую зачастую полной приносил обратно. Лучше взять, чем потом страдать от жажды. Когда помнишь, что в лодке есть вода, так и пить особо не хочется. Залив реки находился в получасе ходьбы спокойным шагом от дома, поэтому такого набора ему вполне хватало. Тем более, что рыбачил он обычно до середины дня, успев к этому времени выловить свою норму.

Учитывая, что лодку и снасти он носил в специально им самим пошитом рюкзаке, то лишний килограмм рыбы давал о себе знать…. А он чай не юноша богатырского сложения.

Вновь очередные воспоминания из его рыболовной практики: нарвавшись как-то на сумасшедший клёв судака на балду (это такая приманка из свинцовой пульки по центру на петле из лески и болтающихся по бокам крючков), Алексей выловил девятнадцать килограммовых судаков и плюс ещё леща, тоже на килошку.

Жадность фраера чуть не сгубила – еле всё допёр до дома. После же, став постарше, старался придерживаться пятикилограммовой нормы вылова.

Из кратковременных раздумий вывел продолжавший урчать желудок. Неторопливо сходил к лодке, вернувшись обратно с пакетом еды и термосом. Разложил принесённое на столике, тут же с жадностью накинулся на бутерброд, запивая ароматным, сладким чаем с кислинкой от настоявшихся в нём лимонов. Добавка не потребовалась. В принципе, ему хватило в данную минуту приглушить чувство голода. Желудок довольствовался малым. На время…

Теперь предстояла задача провести полную инспекцию рыбацкого островка, доставшегося в наследство оружия, имущества и прикинуть, что делать дальше.

Вещей у парня оказалось не так уж и много: удобный камуфляжный тактический рюкзак литров на пятьдесят, с дополнительными двумя подсумками и фронтальной сумкой. В нём пара сменного нательного белья, новые тёплые носки. В левом подсумке находилась прозрачная косметическая сумочка с мыльно-рыльными принадлежностями.

– Что очень здорово!

В правом он нашёл пластмассовую коробочку, перетянутую резинкой, с завёрнутыми в чистый носовой платок пятью серыми виноградинами. Наверное, это спораны, о которых упоминал покойный. Ещё были полотняный мешок с россыпью охотничьих патронов (пока не пересчитывал), шесть пакетов ИРП, большой кинжал в ножнах. Уже упомянутая разгрузка с пистолетом Макарова, ещё один ПМ в стандартной поясной кобуре, один АКМС, на каждое оружие по два магазина. Две компактных радиостанции «Моторола», мобильники инспекторов, их пайка, зажигалки, сигареты, всякая карманная мелочёвка. Сапёрная лопатка, обрез тульской двустволки шестнадцатого калибра, железная кирка с деревянной ручкой.

«Интересно, для чего она?»

Но самая главная и ценная из находок, не считая, конечно, оружия, это записная книжка. Алексей не сразу обнаружил её внутри рюкзака – лежала в потайном кармане. Большой блокнот в кожаной обложке. Сразу даже и не понял, какой информационный клад попал ему в руки! Вначале просто быстро пролистал страницы и отложил в сторону, не придав ей значения.

Вечерело, от воды тянуло осенней прохладой, Алексей сидел на брёвнышке у стреляющего искрами в небо костра и, задумчиво глядя на огонь, прихлёбывал из крышки термоса ещё горячий кофе. Двухлитровый китайский термос нашёлся в катере, как и дневная пайка на двух человек. Он уже успел поужинать, еды ему вполне хватило. Да ещё и осталось, чем утром перекусить. Это не считая найденных в шалаше нераспечатанных упаковок российского и белорусского ИРП. Их он не стал трогать, решил в первую очередь доесть скоропортящиеся продукты: варёные яйца, бутерброды с маслом, сыром и колбасой.

Небольшой ветерок шевелил страницы раскрытой, лежащей на коленях, записной книжки. Алексей переваривал полученную из неё информацию. Медленно вертел в руках уже пустую крышку от термоса, вспоминая, как днём вновь открыл книжку, начал читать и забыл про время… Парень не успел толком рассказать об этом мире, но за него теперь это сделала книжка.

– Странно, но почему он не упомянул о ней? Не хотел или просто забыл про неё, с разорванным животом не только это забудешь. А парнишка-то оказался неплохим художником.

В чём в чём, а в этом Алексей хорошо разбирался. В своё время после армии он окончил художественное училище, что и предопределило его будущее. Хотя многие сокурсники после окончания учёбы в художке в основном работали совершенно в других сферах, он остался верен своей профессии. И до попадания сюда работал художником в рекламной фирме. Изобилуя рисунками, записная книжка оказалась своего рода памяткой-путеводителем по Улью.

«Почему Улей?»

«Так он, как пчелиные соты, состоит из кластеров, скопированных фрагментов родной Земли, вместе со всем, что в последний момент находилось на этих участках. Леса, реки, вся инфраструктура, люди…»

«Какое счастье, осознавать, что и я копия», – подумал Алексей. – Земной я вечером вернусь домой с рыбалки, порадую жену и дочек-близняшек трофейным уловом. Господи, я очень прошу – пусть у них там всё будет хорошо!».

Алексей зачем-то поднял голову и посмотрел на звёздное небо. Хмыкнул и пожал плечами – где она эта параллельность. Машинально махнул со щеки слезинку….

«Любимые мои, будьте счастливы…»

Несмотря на грусть, настроение поднялось, и он дальше продолжил изучение книжки.

«Так, что там дальше: чтобы выжить, надо убивать разных тварей».

<< 1 2 3 4 5 6 ... 18 >>