S-T-I-K-S. Пират. Встреча с прошлым
Александр Алефиренко

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 18 >>
Патроны – вот что его сейчас заботило. Вернее, их количество. Автоматных оставалось всего полтора магазина. А учитывая информацию из памятки и зная уже на собственном опыте, какие здесь водятся твари, то это не боезапас, а слёзы. Пришла пора искать населённые пункты покрупнее, где можно разжиться боеприпасами.

«Для разборки с пустышами вполне хватает клюва, его четырёхгранное стальное жало хорошо дырявит черепушки. А если напорюсь на кого посерьёзнее?! Тут уже с клювом не повоюешь».

Так размышляя, он грёб словно на автомате, умудрившись вновь на время выпасть из действительности. Как и вчера, сплавляясь, держался левого берега реки.

Вернули его обратно на грешную землю, а вернее на воду, пистолетные и автоматные выстрелы. Лодка чуть не упёрлась в сваи автомобильного моста, соединявшего берега вдруг резко сузившейся реки. Осмотревшись, Алексей обратил внимание, что как будто широкую ленту реки продолжили узкой тесьмой речушки. Впрочем, так оно и было. Задумавшись и отключившись от окружающего мира, не заметил, как пересёк границу кластера. Радовало, что здесь оказалась та же пора года.

Стреляли не в него. Как смог примерно определить Алексей, звуки донеслись из-за пригорка, туда вела от моста асфальтовая дорога. Асфальт или его имитация был весь в выбоинах и трещинах. Печальное состояние дороги он рассмотрел, когда спрятал лодку под мостом, привязав к сваям и выбравшись наверх.

Привычными короткими перебежками от укрытия до укрытия, а ими являлись придорожные кусты и деревья, он вскоре добрался до небольшой автозаправки. Очевидно, недалеко находился райцентр или городишко. У разбитых колонок, глядя на их убогое состояние, давно уже не заправлялся автотранспорт. Тем не менее, возле одной из них был припаркован микроавтобус «Газель» с выбитыми стёклами. Если судить по внешнему виду и табличке, то это маршрутное такси, возле которого лежали тела трёх мужчин и одной женщины. Судя по залитой кровью одежде и неестественным позам, помощь им уже не требовалась. Очевидно, это результат тех выстрелов, что услышал Алексей, подплыв к мосту. А вот впереди и левее, перед зданием с вывеской «Касса. Магазин» припарковались…

Настоящий немецкий тяжёлый мотоцикл с коляской. А рядом возвышающийся над ним массивной глыбой громоздкий колёсный бронетранспортёр с установленным сверху на турели крупнокалиберным пулемётом. Что ещё поразило Алексея, так это нарисованные по бортам чёрные кресты в белой окантовке.

– У меня, что глюки?! – поразился Алексей, – блин, кино и немцы!

Вот как раз немцы здесь и присутствовали – опёршись толстым задом о сиденье мотоцикла, жуя кусок сала, держа в руке и периодически поднося его ко рту, чтобы откусить ещё, стоял толстый немец, если судить по униформе вермахта на нём. На груди, свисающий на цепи с его жирной шеи, горизонтальным полумесяцем блестел знак полевой жандармерии. Он равнодушно смотрел перед собой, и его ничего не заботило кроме наличия в руке куска сала. Стальной шлём с мотоциклетными очками на голове органично дополнял образ оккупанта. Оружия при нём не оказалось, но позади, из коляски мотоцикла, выглядывал ствол… калаша.

«Или всё же штурмгевера?» Издалека плохо видно.

В открытом сверху бронекорпусе бронетранспортёра, до боли знакомого по одному из любимых фильмов Алексея «Дачная прогулка сержанта Цыбули», возвышалась над бортом грубо сваренная из ржавой толстой арматуры клетка. Сквозь её железные прутья хорошо виднелось несколько человек.

«Скорее всего, пленники – больно вид у них помятый», – сделал вывод Алексей.

С водительской стороны бронетранспортёра, слева от открытой двери в кабину, находился ещё один вояка в мышиной форме, щуплый на вид и весь какой-то дёрганый. Расставив ноги в сапогах с широкими и короткими голенищами, мочился на колесо. Водитель, наверное… На поясе у него кобура с пистолетом, а с водительского сиденья свисал ремень автомата.

«Так, где ещё кто? Никого не пропустил?»

Алексей внимательно изучал обстановку, пока ничего не понимая в происходящем. Он осторожно опустился в придорожной канаве, густой куст на её краю надёжно прикрыл от посторонних взглядов. С заправки его не должны заметить.

«Блин, я же магазин в автомате не сменил».

Ругая себя самыми непотребными словами (как он не подумал об этом раньше), стараясь не шуметь, аккуратно отстегнул от автомата полупустой магазин. Достал из разгрузки полный, поменял их местами и передёрнул затвор. Извлёк из поясной кобуры ПМ, так же дослал патрон, щёлкнул предохранителем и обратно вернул пистолет на место.

Алексей пока не разобрался, кто перед ним, а нужно быть готовым к любой ситуации. Следовало ещё понаблюдать, вот только ближе подобраться не мешало бы. Осматривая территорию заправки, обратил внимание на лестницу, закреплённую на торце глухой стены.

«А, что если на крышу? Попробую…»

Достал из петли на поясе клюв (будет только мешать на лестнице), засунул его в снятый с плеч рюкзак.

Вытащил из кобуры пистолет, переложил в тактическую кобуру, прикреплённую на разгрузке с левой стороны. Рюкзак решил на время оставить в канаве. Слегка его замаскировал, присыпав всяким придорожным мусором.

«Никто не смотрит в мою сторону?»

Перебежками достиг мёртвой зоны, замер, оценивая обстановку.

«Не заметили, слава богу».

И поспешил к лестнице. Сапоги из пены очень лёгкие и бесшумные, правда, летом в них жарковато.

«Надо на будущее себе берцы подыскать», – не ко времени мелькнула мысль. – Так, Лёха, не распыляйся, сосредоточься», – мысленно дал себе установку.

Перевесив автомат за спину, полез по лестнице наверх. Оказавшись на крыше, пригнулся и тихо ступая, подошёл к её краю. Опустившись на колено и держа в руке автомат, осторожно выглянул из-за парапета, огораживающего по периметру плоскую крышу. Первым, что он смог рассмотреть – хорошо сверху видимый, открытый бронекорпус и всё, что там находится.

– Мне сверху видно всё, ты так и знай, – еле слышно промычал он строчку из песни, скрывая возбуждение и нервозность.

Справа от пулемёта внизу на боковом сиденье расположился худощавый, среднего роста белобрысый мужчина, во всё той же мышастой униформе вермахта. Закатанные рукава кителя давали возможность рассмотреть длинные худые руки, синие от татуировок.

«Фриц» с наслаждением, периодически сплёвывая на пол, курил сигарету. Держал её пальцами с наколотыми на них перстнями, поднося ко рту для очередной затяжки.

«Они с зоны, что ли, все тут? Не немцы, а власовцы какие-то».

Вдоль правого борта сварена узкая стальная клетка шириной на пол кузова. Штатные сиденья отсутствовали, видно, их специально убрали. В ней можно было только или стоять, или сидеть на полу. Внутри клетки находились трое мужчин и женщина. Она стояла, вцепившись в прутья руками, напряжённо и со страхом смотрела перед собой. Вернее, в сторону дверей магазина. Далее, пытаясь удержаться на ногах, стояли двое мужчин в обычной штатской одежде, усталых и уже смирившихся со своей участью. За ними, в конце клетки, оперевшись спиной о задний борт, на полу сидел мужчина, подобрав колени и положив на них связанные руки. В отличие от остальных, одет был в камуфляж, ноги обуты в армейские берцы. Лицо и руки в синяках и ссадинах, местами виднелась корка запёкшейся крови.

– Стоять, падлы! – рявкнул на замученных мужчин их охранник, и скорее всего по совместительству пулемётчик бронированного агрегата.

Те вздрогнули и попытались выпрямиться.

– А тебя, Душман, это типа не касается?! – обратил он внимание на сидящего мужчину.

Тот лишь презрительно глянул на пулемётчика и в ответ произнёс:

– Пошла на хер, морда уголовная… Лучше бы живчика дал, видишь, людям плохо.

К удивлению Алексея, уголовник никак не отреагировал на эти слова, лишь лениво харкнул в сторону сидящего. Слюна, чуть пролетев, упала ему же на сапоги.

– Сука… ничего, приедем на базу внешников, вот тогда и повеселимся, будет вам там и живчик, и какао с чаем, – с угрозой в голосе проговорил он.

Неожиданно раздался девичий крик, судя по глухому звуку, возможно, из помещения магазина. Женщина охнула. Костяшки пальцев, сжимающих прутья решётки, побелели от напряжения. Алексей не мог видеть, как из магазина вышел мужчина в форме немецкого офицера с автоматом в руке, на животе у него блестела на свету кобура с парабеллумом. Ворот кителя был расстёгнут, платком офицер вытирал вспотевшую шею.

– Панас, ну что там?

– Какой я тебе Панас?! – офицер зло глянул на водителя, стоявшего с расстёгнутой ширинкой.

– Калитку закрой, а то свой блудень потеряешь.

– Яволь, герр Оберст, – торопливо застёгивая штаны, извиняющимся тоном проговорил тот.

– То-то же! Девка за прилавком пряталась. Шнырю всю харю расцарапала, сейчас её притащит.

В дверном проёме показался ещё один ряженый в немецкой форме. Долговязый парень левой рукой тянул упирающуюся полненькую девушку, правой придерживал автомат, свисающий с плеча. Руки девушки были обмотаны скотчем. Злое лицо Шныря блестело от пота, на правой щеке краснели четыре рваных борозды.

– О, как она тебя, – пробормотал водитель, увидев его лицо.

– Маша, доченька! – заголосила женщина.

– А ну заткнись, дура! – заорал на неё пулемётчик.

– Шнырь, в клетку её к остальным, – скомандовал офицер.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 18 >>