Книга путешествий по заграницам
Александр Яковлевич Башкатов

1 2 >>
Книга путешествий по заграницам
Александр Яковлевич Башкатов

В книге рассказаны мое впечатление о поездках в различные страны: обычаи страны, их традиции, обиход жизни народа, природа, памятные места, наше мнение о стране, народе, молодежи.

Публикуется в авторской редакции с сохранением авторских орфографии и пунктуации

Александр Башкатов

Книга путешествий по заграницам

Об авторе

Башкатов Александр Яковлевич родился в 1950 году в Льговском районе Курской области. Родители были крестьянами: отец – механизатор в колхозе, мать -рядовая свекловичница.

После окончания Цуканово-Бобрикской восьмилетней школы – поступил в Калиновский сельхоз техникум, который с отличием закончил в 1970 году, по специальности – агрономия.

Служил в рядах Советской Армии, где был командирован на год в Китай в Посольство СССР в КНР в качестве рабочего агронома – садовода.

Работал в райкоме комсомола Хомутовского района вторым секретарем, парторгом колхоза «Правда» и одиннадцать лет возглавлял колхоз имени Советской Армии Хомутовского района.

В 1977году переехал в г.Железногорск, работал на Михайловском ГОКе – директором подсобного хозяйства, совхоза «Горняк»затем реорганизованного в Агрофирму «Горняк».

Возглавлял совхоз Студенок (птицефабрику).

Был Начальником Управления сельского хозяйства Железногорского района – первым заместителем Главы Администрации района.

После переезда в г.Курск работал в Агролизинге, Агрохимснабе, Курсксемнауке, в Федеральной службе территориального Управления по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор) по Орловской и Курской областям в должности заместителя Руководителя (2007-2011год).

Возглавлял Курский филиал Орловского Референтного центра «Россельхознадзора» г. Курска.

С2017года работает в НИИ агропромышленного производства, реорганизованного в Курский Федеральный Аграрный Научный Центр в качестве старшего научного сотрудника.

В 1996 году Указом Президента присвоено звание «Заслуженный работник сельского хозяйства Российской Федерации», ветеран Труда.

Награжден медалью Территориального Управления «Россельхознадзора» «За вклад в становление и развитие Россельхознадзора в Курской области.

Имеет золотую медаль выставки ВДНХ.

В честь 60-летия награжден Губернатором почетным Знаком Курской области «За Труды и Отечество».

Является членом Курской литературной организации. С 2017 года написал три книги о своей жизни, родителей и нашего поколения. (След на земле Курской…), вторую книгу «Время трудное и прекрасное» к 100 летию комсомола, за что был награжден Почетной грамотой Курской Областной Думы. И третью книгу «Правдивые рассказы» к своему 70 летнему юбилею.

Кроме этих трудов написаны Брошюра – практические советы для специалистов сельского хозяйства, фермеров. Монографию по сое, которую преобразовал в Учебное пособие для высших и средне – специальных учебных заведений. Являлся соавтором еще двух монографий по яровой пшенице и свекловодству, которые также преобразовали в учебные пособия.

Брошюра и монография по сое на московской выставке «Золотая осень» два года удостаивались Серебряных медалей.

Входит в Региональный состав общественного Совета Ветеранов комсомола Курской области. В настоящее время работает в Курском ФАНЦ – старшим научным сотрудником.

Женат – имеет двоих взрослых дочерей, два внука и две внучки.

В данной книге хочу описать мое и наши (товарищей с которыми посещали эти страны) впечатления, что мы видели, при посещении страны, его обычаи, уклад жизни людей проживающих в данной стране, на что обратили особые внимания. В годы посещения стран мы были, можно сказать уже сформированными и как патриоты своей страны, и как устоявшие морально стойкие люди со своим кругозором, пониманием происходящими событиями вокруг тебя. В одних поездках мы были как командированные (Китай, Венгрия, Молдавия, часть поездок по Украине), в других, как туристы, которых многое интересовало наши умы, и в-третьих, как отдыхающие в санаториях, у друзей или просто по делам работы. И вот это все желательно описать, как эти поездки проходили, и что мы вынесли из них, узнали уклад жизни, их культуру и многие другие аспекты населения этих стран.

Китай 1970 – 1971 годы

Мог ли я думать или мечтать, что меня судьба забросить начать свою трудовую деятельность после окончания сельскохозяйственного техникума по специальности –агроном в Посольство СССР в Китае помощником садовода.

Площадь ТЯНЬАНЬМЫНЬ или Небесные ворота.

На второй день после приезда с учений в летний лагерь, меня вдруг вызвали в штаб полка. Там отвели к капитану, и он говорит, что уже месяц меня ждет и даже посылал за мной телеграмму. Мол, меня включают в группу для поездки за границу как агронома-цветовода. Дело мое уже изучили и направили в штаб дивизии, километрах в трех от нас, куда мы с ним и отправились. По дороге он убеждал меня соглашаться, мол, ребята оттуда приехали с покупками, довольные. Служить надо будет в гражданской одежде. Когда я спросил, куда ехать, капитан конкретно не ответил, лишь "в страну с сухим и жарким климатом".

Пришли в штаб дивизии к подполковнику, начальнику отдела кадров дивизии. Он осмотрел меня с ног до головы, приказал раздеться и поинтересовался, есть ли у меня наколки. Я ответил, что нет. Но все равно разделся. Когда облачился, подполковник спросил: «Что надо делать с цветами в стране с жарким сухим климатом?». Я отвечаю: «Поливать надо хорошо». От такого ответа он захохотал и никак не мог отойти, повторяя: «А какого черта им еще надо?» А сам смеется. «Досье твое мы уже посмотрели, так что если ты не против поехать, то даже очень нам подходишь». Я ответил, что, куда партия меня пошлет, туда и поеду. Он похвалил меня и сказал капитану, чтобы быстро оформляли.

Здесь я напомню, что – то письмо из обкома комсомола и рекомендации для вступления кандидатом в члены партии я отослал домой. Просто подумал, что по письму просить неудобно и стыдно, да и в кандидаты еще молодой, отслужу, а там видно будет. И я раз и навсегда избрал свою стезю: нигде ничего не просить, а что Бог ни дает, всё к лучшему.

На следующий день капитан отправил меня в медсанбат, где я прошел освидетельствование, после чего капитан приказал, чтобы я готовился к субботе,к мандатной комиссии.

Нас собрали возле полкового клуба, кандидатов на загранку набралось не менее 100 человек. Стали мы искать свои родственные души. Я нашел человек восемь агрономов после Тимирязевской академии, после институтов и техникумов. Духом не падал и спокойно ожидал своей очереди пойти на комиссию. Вскоре меня вызвали, так как шли по списку, многие выходили быстро, некоторые задерживались.

Я вошел в зал. На сцене за столом сидели человек пятнадцать и только трое в военной форме, остальные – гражданские. У каждого из них была папка с моим делом. Я сидел перед ними на стуле, пока они изучали мое досье. Затем рассказал свою биографию, и они начали меня спрашивать, в основном о политической обстановке в мире: как я понимал положение дел на Панамском перешейке, в Секторе Газа в Палестине, на Даманском острове, про войну во Вьетнаме, а также о руководстве нашей страны. В общем, я насчитал 26-28 вопросов, в основном, по земному шару. Отвечал я четко, без запинок, потому что почти все вопросы были знакомы, так как мы каждый день в техникуме учебный процесс начинали с политинформации. Мои экзаменаторы только успевали усмехаться и смотреть друг на друга. Экзаменовали меня минут сорок. Вечером меня позвал боец из другого батальона. Когда я подошел, он сразу выпалил: «Ты прошел. Писари сказали, которые печатали списки».

Через день нас опять пригласили в штаб дивизии, где с нами проводил беседу тот самый подполковник. Он объяснил, что мы поедем в страну, где будем выполнять задачу по своей профессии, могут быть и другие задания. "Будете работать рядом со многими иностранцами, поэтому прошу вас быть бдительными и верными своей Родине". Нам полгода не говорили, куда будет командировка, и предупредили, чтобы вопросов таких даже не было: «Придет время – узнаете».

С этого дня нам приказали готовиться к гражданской жизни. Кто хочет, пусть отращивает усы, бородки, бакенбарды, волосы и прочее. Называть друг друга по имени. В ротах об этом не говорить, командиры будут предупреждены. Я сказал, что хожу на тренировки по подготовке к сотовому параду, на что сразу была дана команда «отставить». Нас перестали даже ставить в караул, можно было только здесь, у палаток, ставить дневальными.

На следующих сборах нас насчитывалось уже 56 человек, агронома среди них не было, и я успокоился. После этих сборов нас стали каждую неделю приглашать на совещания во многие службы и организации. Первая такая встреча состоялась с командующим Московского военного округа генералом Ивановским. Потом была встреча в политотделе округа. Принимал нас член Военного совета, генерал армии Грушевой. Потом были поездки в ЦК ВЛКСМ и ЦК КПСС, МИД – и почти на каждой встрече поднимался один и тот же вопрос: хотим ли мы служить в стране с сухим и жарким климатом. Мы все отвечали:«Да!». Нам предлагали отказаться, кто не желает, и тогда "отказники" будут дослуживать у себя в части. С каждым новым приглашением наша группа все уменьшалась в количественном составе. Были такие кандидаты, как командир взвода или отделения, писарь или еще какая хорошая должность. Смотришь, и его уже с нами нет.

Во взводе служба шла своим чередом, «черпаки» были недовольны, что я часто отлучаюсь, не хожу в наряды, но зам. комвзода Юров им сказал, чтобы ко мне никто не приставал с вопросами и оставили меня в покое: «Я за него отвечаю головой».

К концу октября все мы были одеты в гражданскую одежду и ждали дальнейших указаний.

И вот 30-го октября нас пригласили в штаб по подготовке нашей поездки, подполковник сказал, что мы можем съездить домой в отпуск, а перед отъездом объявил, что мы едем в посольство СССР в Китае. Все мы знали, что в марте 1969 года на острове Даманском была стычка вооруженных сил СССР и Китая. Особо нам не было известно, что там происходило в то время.

И вот замкомвзвода Юров сам надел на меня все свои регалии – значки. Подогнали мне костюм и отправили в отпуск. Молодые «черпаки» очень удивились: мол, как так, мы уже второй год служим, а в отпуске еще не были, а он полгода прослужил – и уже в отпуск.

Отпуск я провел дома, дня три пробыл с Лидой. Сотовый парад на Красной площади смотрели дома по телевизору.

Приехал в Москву, 12-го ноября, привез «старикам» из дома гостинец – они были довольны. И сразу нас собрал подполковник, чемоданы с нашей одеждой были на складе. «Берите чемоданы, езжайте к друзьям, родственникам, переоденьтесь, погладьте костюмы, и завтра – опять сюда».

Вечером нас отвезли в аэропорт Домодедово. Провожал нас подполковник с одним человеком. Здесь стали ожидать самолет, и мы с ребятами решили пригласить наших провожающих в ресторан перекусить. Они не отказались, и здесь опять подполковник просил нас не подвести его в командировке, мол, за нас и там отвечает своей головой.

Через час мы улетели в Китай, в посольство СССР в Пекине. Каждый из нас переживал, что нас там ждет, какие условия, посещали всякие грустные мысли. Даже были и такие – вернемся ли мы домой? Но на наше счастье в сентябре между Китаем и СССР были восстановлены взаимоотношения на уровне послов, до этого с 1966 года (начало культурной революции) они были на уровне Временного поверенного советника Елизаветина. Вот некоторые данные записи того периода о стычке вооруженных сил двух стран после войны 1945 года.

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года произошло военное столкновение Советского Союза и Китая за право обладания островом Даманский (Чжэньбаодао). Стратегического значения этот остров, находящийся в русле реки Уссури, никогда не имел, однако конфликт получился неоправданно кровавым. Крошечный кусочек тайги, на протяжении нескольких десятилетий числившийся территорией СССР, не давал покоя правительству КНР, и, когда отношения между двумя странами на почве идеологии обострились, правительство Китая во главе с Мао Цзэдуном решило нанести удар.

В ночь с 1 на 2 марта 1969 года около 300 китайских военнослужащих, вооруженных автоматами АК-47 и карабинами СКС, переправились на о. Даманский и залегли на более высоком западном берегу острова. Навстречу выдвинулись 32 советских пограничника во главе с начальником заставы Нижне-Михайловка старшим лейтенантом Иваном Стрельниковым, который выразил протест по поводу нарушения границы, потребовав от китайских военнослужащих покинуть территорию СССР. В ответ китайцы открыли огонь. Стрельников погиб сразу, и командование принял младший сержант Юрий Бабанский. Начальник соседней заставы Кулебякины сопки старший лейтенант Виталий Бубенин выехал на БТР с 20 бойцами на помощь. Они уничтожили командный пункт китайцев, которые начали отступать. В сражении 2 марта 1969 года погиб 31 советский пограничник, а 14 получили ранения.

На Даманский были выдвинуты усиленные наряды пограничников, а в тылу развернута мотострелковая дивизия Советской Армии с артиллерией и установками системы залпового огня БМ-21 «Град». С китайской стороны готовился к боевым действиям 24-й пехотный полк численностью 5 тысяч бойцов. Утром 15 марта китайцы вновь пошли в наступление, доведя численность своих сил до пехотной дивизии, усиленной резервистами. Атаки методом «людских волн» продолжались в течение часа. После ожесточенного боя китайцам удалось потеснить советских солдат. Тогда в дело вступили силы с развернутой вдоль реки 135-й мотострелковой дивизии, командование которой отдало приказ артиллерии открыть огонь по позициям китайцев на острове. Это был первый случай применения в бою ракетных установок «Град», удар которых и решил исход сражения. Значительная часть китайских солдат на Даманском (более 700 человек) была уничтожена огненным шквалом. На этом активные боевые действия фактически прекратились. Сражение за Даманский стало первым со времен второй мировой войны серьезным столкновением Вооруженных Сил СССР с регулярными частями другой крупной державы.

«Сельская жизнь», 20 февраля-4 марта 2009 г.
1 2 >>