1 2 3 4 5 ... 16 >>

Анна Евгеньевна Гурова
Дракон мелового периода

Дракон мелового периода
Анна Евгеньевна Гурова

Князь Тишины #2
Уже десять лет горит библиотека Академии художеств. Этот пожар невозможно потушить, поэтому в тайные книгохранилища, уходящие на много ярусов под землю, невозможно попасть через наш мир.

А того, кто найдет туда путь через домены, ждет враг посерьезнее огня.

Но как удержаться от попытки проникнуть в запретное место? Особенно если ты – мастер реальности и тебя предупредили: оттуда нет шансов выйти живым.

Анна Гурова

Дракон мелового периода

Он реставрировал при помощи магического искусства те утраченные девятнадцать книг, в которых содержались таинства всяческого знания, красоты и достатка, те книги, за которые расплачивался Прометей. Но университетским профессорам нечего было делать с этими девятнадцатью книгами. Опасались, что дьявол мог внести в эти книги, воссозданные при помощи демонов, нечто вредное. И кроме того, говорили профессора, было уже достаточно книг, по которым студенты могли бы изучать греческий, древнееврейский и латынь. Итак, они снова утратили все эти таинства знания, красоты и достатка, которые мир потерял давным-давно.

    Дж. Б. Кейбелл. «Кое-что о Еве»

Пролог

В комнате кто-то есть.

Я осторожно поднимаю голову с подушки и вглядываюсь в ночную темноту. Шелест невидимых листьев за окном, непонятное потрескивание справа. Глаза постепенно привыкают к темноте. Письменный стол, компьютер. На системном блоке – два неровных сгустка мрака, один побольше, другой поменьше. Сидят тихо, не двигаясь, как будто караулят. Я догадываюсь, кто это. Домовые или какая-то другая нечисть. Они тут скрипят и шуршат почти каждую ночь. Раньше я их слышала, а теперь и вижу. Ничего особенного, даже удивляться нечему.

А вот за компьютером сидит, сгорбившись, третий гость. Это чужак. Его присутствие и разбудило меня посреди ночи. И, что самое неприятное, он похож на человека. Я пытаюсь разглядеть его из-под ресниц, но вижу только черный силуэт. Незваный гость уставился в монитор и быстро стучит по клавиатуре, легко касаясь кнопок. Монитор темный, как ноябрьская ночь. На системном блоке не горит ни единой лампочки. Как же так – компьютер-то не включен?!

Вот теперь они меня удивили. Я, не подумавши, приподнялась на локте. Чужак за письменным столом резко повернулся в мою сторону. Блин, все-таки это не человек! Не бывает у людей таких фосфорно-белых глаз. Чужак, просветив меня своими лазерами, абсолютно бесшумно вскочил на стол, вытек через форточку на улицу и пропал в шуршании листвы.

Домовые не шелохнулись. Они по привычке полагают, что я их не вижу. Но этот все понял. Вот черт. Я слезаю с кровати. Из форточки веет холодом, пол ледяной. Я подхожу к столу и тупо смотрю в мертвый экран. Кто же это был, и что ему было нужно в моем компьютере? Там же, кроме «Варкрафта» и «Дьябло-2», ничего нет! Может, приснилось?

Сгустки тьмы на системном блоке неожиданно пришли в движение, мячиками скатились в густую тень, за письменный стол. Ишь, спрятались. Испугались, что ли? Нет, человек домового напугать не может. Мы из разных миров. Хотя… Я тоже до недавнего времени считала, что это просто ночное зрение у меня такое, черно-белое. А потом оказалось, что я вижу другой мир. Нечто серое, пустынное и страшное.

Серый мир… Прежде для того, чтобы попасть туда, требовались особое стечение обстоятельств и исключительная храбрость с моей стороны. В первый раз я побывала там нечаянно, не по своей воле, и ни за что бы не сунулась вновь без очень серьезных причин. Но однажды что-то случилось. Словно кто-то увидел меня из темноты. И навещает – все чаще и чаще.

Я подхожу к окну и встаю, обхватив себя руками и по очереди поджимая босые ноги, как цапля. За окном шумит серый лес. Утром там не будет никакого леса. Но ночью я его вижу. Это не иллюзия. А в лесу – я это чувствую – кто-то прячется. Тот, кого испугались домовые. Тот, чей хищный взгляд я впервые почувствовала в подземных книгохранилищах сожженной библиотеки, выращивая лестницу из гнилой штакетины в ядовитом дыму, кто – я в этом уверена – начал на меня планомерную охоту… Ну что ж, скоро он до меня доберется, потому что я понятия не имею, как и где от него спрятаться. Иногда я думаю, что смерть – это не самый плохой выход; по крайней мере, я навсегда избавлюсь от серого мира и от того, кто ждет за окном. Но меня останавливает ужасное предположение, которое вполне может оказаться правдой: серый мир – это и есть смерть.

Я прижимаюсь лицом к стеклу и смотрю вниз…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

СОЖЖЕННАЯ БИБЛИОТЕКА

Черный и серый соответствуют Сатурну и миру зла; их истоки лежат во тьме, меланхолии, злобе и прозябании обыденной человеческой жизни.

    Мишель Майер

1

Секретный объект

Мудрецы говорят, что случайностей на свете не бывает в принципе. Даже то, что кажется случайностью, на самом деле часть чьего-то грандиозного, неизвестного тебе плана. Напрашивается вопрос: чьего? И пусть не говорят, что в тот вечер первого июня я оказалась у метро «Старая Деревня» случайно. Хотя я сама позвонила Маринке и позвала ее гулять, и сама же предложила ей пошататься по ларькам с музыкой, а «Старая Деревня» просто оказалась ближе всего к Маринкиному дому. И, конечно же, чисто случайно в тот день задул ветер с кладбища.

Итак, вечером первого июня мы с моей лучшей подругой Маринкой болтались по торговой зоне у метро «Старая Деревня» в поисках нового альбома группы «Манга», от которой у Маринки едет крыша в буквальном и переносном смысле слова. А лично я ничего конкретного не искала – просто хотелось побродить, на людей поглазеть, себя показать, расслабиться. Все-таки своего рода праздник – первый день лета…

Пока Маринка рылась в дисках и трепалась с продавцами, я расхаживала у цветочных ларьков и нюхала розы: сначала одни, потом другие, потом третьи. Все однообразно пахли подсахаренной водой. Ага, вот эта большая, багровая, с острыми загнутыми, чернеющими к краям лепестками, похожими на обгорелые свитки, пахнет по-другому – тягучей южной сладостью, похожей на низкие ноты виолончели… и чем-то горьким. Я принюхалась – горький неприятный запах усилился, нарастая, октава за октавой.

– Что это за розы у вас такие вонючие? – наконец не выдержала я.

Торговец, пацан в плеере, на вид не намного старше меня, разгадывающий кроссворд в бесплатной газете, поднял сонный взгляд.

– Ась?

– Разве вы сами не чувствуете? Ваши цветы пахнут гарью.

Запах дыма был сладковато-горьковатым, тревожащим. Мне вдруг подумалось, что если долго нюхать, то с мозгами может произойти что-нибудь забавное, но нехорошее.

– При чем тут розы, – сказала Марина. – Это оттуда. – Она показала в сторону Торфяной дороги. – Где-нибудь помойка горит.

Парень вытащил из ушей «ракушки» и встревоженно обнюхал свой цветник.

– Вот, опять повеяло!

– А-а… – Парень облегченно вздохнул. – Это не розы. Опять, блин, библиотека загорелась. Как ветер с кладбища, так здесь всегда гарью попахивает.

– Что еще за библиотека? – удивилась я. – Тут же промзона. Склады, заводы всякие. Откуда в промзоне библиотека?

– Раньше была, – добродушно пояснил парень. – Там, у Серафимовского кладбища. Ее давным-давно подожгли, лет десять назад.

– И что, она так и горит десять лет?

– Ага.

– Ни фига себе! Но почему не потушат?

– Я-то откуда знаю? Говорят, уже тушили, и не раз, а потом проходит неделя, и опять дым ползет. Да она не сильно горит… так, тлеет себе потихоньку. Там же подземные книгохранилища были, этажей, говорят, на десять в глубину. Туда года три никто не лазал. Я слышал, какие-то пацаны пробовали, потом их мертвыми нашли – задохнулись. В общем, построили вокруг забор и успокоились. А мы тут нюхай дым… Я неуверенно усмехнулась:

– Это уже не библиотека, а какой-то вулкан получается.

– Все вранье! – категоричным тоном сказала Маринка. – Пошли диски смотреть.

– За что купил, за то и продаю, – пожал плечами парнишка. – Не верите, сами сходите и гляньте. Пойдете через Торфяную дорогу, по грунтовке вдоль стройки, и упретесь в железные ворота. Тут на самом деле недалеко, минут пятнадцать. Только к библиотеке вас не пустят – там забором все огорожено…

– Чудеса, Маринка, – задумчиво сказала я, когда мы отошли от лотка. – Сколько лет здесь живем и не знаем, что у нас под боком неугасимая библиотека… Вот будь я лет на пять помладше, непременно попыталась бы туда залезть.

– Я бы тоже, – согласилась подруга. – Да, старость – не радость. Ну, пошли, старушка, слушать «Мангу». Новый альбом – «Шелест шифера»!

– Все-таки нашла?

Маринка с победоносным видом продемонстрировала диск. На обложке – сюрреалистическая физиономия лидера группы Тимофея Китахары, чахлого юноши с запавшими щеками и плотоядной ухмылкой. С виду ему лет шестнадцать, по выражению лица можно дать все сорок, а по глазам… увы, они закрыты зеркальными очками.

1 2 3 4 5 ... 16 >>