Последний храм. Наследник. Книга 1
Арт Богданов

1 2 3 4 5 ... 12 >>
Последний храм. Наследник. Книга 1
Арт Богданов

Когда игра стала неотличима от реала не только для взгляда, но для всех остальных чувств – наступила новая эпоха. Эпоха «Дрима».Но люди остались людьми со своими слабостями, желаниями и стремлениями возвыситься над подобными себе. И что для этого нужно? Естественно, соревнование между теми, кто считает себя самым лучшим и хочет еще раз доказать это себе и окружающим.Я часть масштабного квеста для самых крутых игроков. Я Наследник Последнего храма. Я кролик на беговой дорожке чужого канидрома. Я… очень зубастый кролик и мне уже нечего терять!

Глава 1

– Выберите расу! – мелодичный женский голос ворвался сквозь тьму.

– Человек! – подсознание среагировало раньше сознания.

– Принято. Раса человек. – голос был вполне серьёзен в своём суждении, не зависимо от абсурдности ситуации.

Тьма постепенно сменилась серебристым туманом. Я проморгался. Веки послушно сменяли туман условным полумраком закрытых глаз.

– Выберите фракцию! – все тот же женский и довольно сексуальный голосок, без всякого смущения моим ответом, продолжил меня пытать. И главное, сарказма в нем не слышалось, что было немного странно.

– В смысле?

– Свет или тьма? – звонкий голосок по-прежнему не источал насмешки.

Как будто молодая девчонка предлагала мне выбрать один из холодильников в супермаркете. А тут, похоже, провоцируют на продажу моей потрёпанной души.

– Свет! – брякнул я.

Нет, был червячок. Ну, вот такой я. Мне бы кому-то не угодить, не быть как все. Но снова язык оказался быстрее мысли.

– Принято! – меня начал раздражать этот милый, в общем-то, голосок.

Отсутствие сарказма, ещё тот сарказм, если вопросы попросту идиотские. Театр абсурда. И где это я?

– Подождите, идёт корректировка внешности! Основной образ готов! Сообщите параметры, которые хотите изменить.

– Э-э-э! – только и смог вымолвить я.

Передо мной в серебристом тумане возникло объёмное изображение… меня. Только этак лет 30 назад. – Это что такое?

– Это ваш персонаж! – все также невозмутимо ответил голос. – Если желаете что-то изменить, сообщите!

– Та-а-а-ак! – теперь все стало на места. Но при этом ещё сильнее запуталось. Я понял, где я, но не понял, как тут оказался.

Виртуальная реальность стала вполне обыденным делом за последние лет десять, но при этом недешевым. Если это шутка, то очень уж дорогая. Друзей у меня не так много, и не настолько они богаты, чтобы сделать мне такой сюрприз. А это еще тот сюрприз, если учесть, что я не помню, как оказался в нейрококоне. А его стоимость, приблизительно, равна цене элитного авто. Дороговато для розыгрыша. Да и подарок такой еще нужно заслужить.

– Как я тут оказался? – задал я вопрос.

– Нет информации!!! – искин-имитатор пробуксовал пару секунд перед ответом. – Сообщите желаемые изменения!

Понятно. Железка. Ничего ты мне не скажешь. Тем более, похоже, твой уровень как у швейцара в отеле. Ничего не знаю, так босс велел. И допытываться бесполезно.

Я покрутил мысленно объёмное изображение себя самого. Ну, почти себя. Молодой, мускулистый. Эххххх! Были времена! И небо было голубее, и трава зеленее.

– Оставить так, как есть! – рявкнул я.

Теперь диалог я воспринимал правильно. И нечего тут церемониться с термосом набитым проводами.

– Принято! – невозмутимо ответила собеседница. – Выберите имя! Внимание, вип-аккаунт даёт вам право выбрать желаемый ник и для уникальности добавить к нему второй. При желании вы можете просмотреть свободные варианты ника.

А вот это уже было серьёзно. Ладно нейрококон. Но ещё и вип-аккаунт. Это деньги. Много. И непонятно за что мне все это. Ничего. Разберёмся по ходу пьесы.

– Артур! – сказал я.

– Занято! – равнодушно заметил голос, впрочем, нотки томности в нем никак не убавились. – Выберите дополнительный ник. Вы можете прикрепить к себе прилагательное. Если двойной ник не занят, он закрепится за вами.

– Э-э-э… а варианты можно? – я всегда терялся с названиями.

– Наиболее приемлемый для вашего психопрофиля вариант – Арториус Астрей.

Вот даже так! Моему психопрофилю. Немного обидно. Как будто меня раздели на сцене. Но звучит. Тут не поспоришь. Мне нравится.

– Пусть будет так! – согласился я, не желая ввязываться в спор с машиной.

Проскочила мысль отмести ник в духе бунтарства. Но потом решил, что спорить с железкой гораздо унизительнее, чем с ее пониманием моего психо… этого самого профиля. Если что, я всегда смогу взять кувалду и доказать, что терминатор это лишь ценный металлолом, а не вершина эволюции.

– Принято! Добро пожаловать в Дриммир, Арториус Астрей! – и хорошо. Жизнерадостная бесчувственность этого калькулятора-переростка начала бесить.

Серый туман принялся таять. Сквозь него проступили очертания пещеры. Стены украшали барельефы с сюжетом, похожим на библейский. Только люди не возносились в небеса, а падали с них. Факелы на стенах, играя тенями и бликами, оживляли картины. Выходило забавно. Лица всех павших людей выглядели слегка ошарашенными и удивлёнными. Символичными.

Посреди пещеры стояли два типчика, сильно контрастирующие с интерьером. Один худой, блеклый, в деловом костюме, второй – стройный, подтянутый, в мундире с погонами подполковника. Если по отношению к первому возникало желание врезать за его скользкий вид, то второму хотелось дать ремня. Ибо чует моё сердце, недовоспитал я это чадо в своё время.

– И как это понимать!? – я сходу поднял голос и удовлетворённо заметил, как Богдан поёжился. Уважает. – Это что за шутки такие?

К моему удивлению, худой клерк даже бровью не повёл. Со скучающим видом глянул на подполковника.

– Бать… ты это… не агрись. – Богдан явно чувствовал себя не в своей тарелке.

– Давайте подпишем бумаги и я пойду? – Клерк мельком глянул на меня. – У меня, знаете ли, дела и они не ждут. Итак, почти час угробили.

Я нахмурился. Не нравились мне такие типчики. Офисный планктон, мнящий себя богом.

– Бать… тут это… подписать человеку бумажку нужно. Ты не переживай. Я все объясню.

– Как дядька Фёдор тебя называл, когда мы ездили на рыбалку?

Богдан ухмыльнулся.

– Плачущий Потрошитель. Я тогда малым был совсем. – пояснил он, слегка прибалдевшему планктону. – Я живца ловил для спиннингов и резинок. Только не выходил у меня живец. Снимать с крючка бычков тяжело. Они часто глотали снасть. Вот я и выворачивал им все внутренности. Ругался и плакал при этом. Обидно было. И кстати, – повысил он голос, – дядьку Серёгу не называй Федей, он это не поймёт. Может и в морду дать.

– И что все это значит? – я приподнял бровь.

– Бать, да поверь, я это… я! – усмехнулся Богдан. – Подпиши человеку бумагу. Я все объясню.
1 2 3 4 5 ... 12 >>