<< 1 2 3 4 5 6 ... 20 >>

Бертрис Смолл
Королева теней

– У меня есть кристалл, который может притупить боль, – предложила та.

– Не надо, – тихо отозвалась Лара. – Память о Магнусе Хауке стоит моей душевной боли. Но все равно благодарю тебя. – Она протянула руку и сжала маленькую, с проглядывающими голубыми жилками под бледной кожей кисть девушки.

Из трех дочерей Лары Ануш была самым слабым ребенком, в отличие от ее сестер, обладающих отменным здоровьем. Какими же они были разными! У Загири не было ни одной магической жилки, если, конечно, не брать в расчет родословную. Ануш же обладала особым даром. Она могла исцелить и тело, и душу, что стало для нее одновременно и счастьем, и наказанием. Она была такой восприимчивой к боли тех, кто искал у нее помощи, что страдала вместе с ними.

Что касается самой младшей дочери Лары, Марцины, она, как и Диллон, обладала магическим даром, проявившимся у нее еще в юном возрасте. Хотя она и родилась на свет в одно время со своим братом-двойняшкой Таджем, Магнус Хаук был ей не родным отцом. Лара зачала Марцину от Колла, Повелителя Сумерек, который овладел ею на равнине снов. За это Колл был лишен свободы, а в его Королевстве Тьмы воцарился хаос. Однако никто не смел усомниться, что Магнус был настоящим отцом Марцины. Никто, кроме матери Лары, которая присутствовала при рождении двойняшек. Илона отнесла это к генам своей родни.

По щеке Лары покатилась слеза. Она очень редко плакала, но сейчас просто не могла не скорбеть по Магнусу Хауку, который так хорошо относился ко всем ее детям. Ануш заключила мать в объятия и провела рукой по ее золотистым волосам. Измученная от горьких страданий Лара с охотой приняла поддержку дочери.

– Как несправедливо! – Голос Лары выразил все ее горе и отчаяние по поводу внезапной кончины мужа.

– Понимаю, мама, – сочувствовала Ануш. – Неужели жизнь может быть такой справедливой? Где была справедливость, когда от руки моего дяди умер отец, Вартан?

Лара отстранилась от дочери.

– Справедливости нет и никогда не было. Я больше не выйду ни за кого замуж. Мужчины, с которыми я вступаю в брак, слишком рано уходят из жизни.

– Ты можешь больше не выходить замуж. – Взгляд девушки вдруг остекленел. – Тебя любят и вне брачных уз. Тебе надо разобраться со своей судьбой. Она где-то рядом, но ты пока не готова ее принять. Время еще не пришло. – Ануш рухнула на руки Лары. – Мама? – через несколько мгновений прошептала она.

– Все в порядке, моя дорогая, – успокоила Лара. – Это всего лишь одно из твоих видений.

– Что-то важное? – поинтересовалась Ануш.

Ей никогда не удавалось вспомнить свои пророческие видения.

Не успела Лара ответить на вопрос Ануш, как в комнату ворвались две младшие дочери, сотрясаясь от рыданий.

– Это правда?! – Загири бросилась в объятия матери. – Нет! Нет! – не унималась она. – Скажи, что это неправда! Наш отец ведь жив?!

Страдания Лары отошли на второй план, уступив место нарастающему гневу.

– Это правда, Загири, – ответила она. – Кто посмел отобрать у меня право первой сообщить вам эту ужасную новость?

– Бабушка Персис, – выпалила Марцина, опередив Загири, которая была так поглощена своим горем, что не могла уже вымолвить ни слова.

Она была первым ребенком Магнуса Хаука и считалась его любимицей.

– Старая сука! – процедила сквозь зубы Лара. – Где Тадж?

– С ней, – ответила ей Марцина. – Она совсем обезумела от горя.

– Видать, не совсем, раз сумела довести твою сестру до истерики, – бросила Лара со злостью.

Она повернулась к плачущей Загири и, не зная, что сказать в утешение дочери Магнуса Хаука, нежно прижала ее к груди, гладя по голове, пока рыдания Загири не утихли.

– Как умер папа? – спросила Марцина уже несколько бодрее, но все еще со слезами на глазах.

Загири подняла на мать заплаканное лицо.

– На новом корабле вашего дяди устанавливали грот-мачту. Она не удержалась и упала прямо на вашего отца и дядю. К счастью, Коррадо выжил, а вот раны вашего отца оказались смертельны. Он послал за мной, Калигом, вашей бабушкой и Таджем, чтобы объявить свою последнюю волю. Мы поклялись ее исполнить.

– Неужели тебе не удалось его спасти, мама? – тут же спросила Лару Загири, отстраняясь от ее объятий. – Ты же полуфея! Какой прок от всей твоей магии, если ты не можешь спасти жизнь человеку, которого любишь? – Голос дочери звучал сердито и раздражительно.

– Да, я полуфея. Но сохранить жизнь смертному не в моей власти. Его раны оказались смертельными. Единственное, что я смогла сделать для него, чтобы облегчить его последние минуты, – пообещать, что исполню его последнюю волю, Загири, – ответила дочери Лара. – Я очень сожалею, что вы узнали о смерти отца не от меня. Ваша бабушка не должна была вам об этом говорить. Похоже, она сделала только хуже. Вместе мы все преодолеем, мои дорогие. Ваш отец хотел, чтобы мы уважали память о нем и прожили свою жизнь так, чтобы он мог нами гордиться.

Загири шмыгнула носом.

– Какая же ты эгоистка! – обрушилась на Загири Марцина. – Ты только о себе и думаешь! Или, по-твоему, матери было легко смотреть, как умирал отец, зная, что не может ему помочь?! Неужели ее горе для тебя ничего не значит, Загири? Он был ее мужем, ее мужчиной.

– Я что-то не вижу, чтобы наша мама сильно печалилась, – сказала Загири с горечью.

– А вот я вижу, – обратилась Ануш к своей младшей сестре. – Перед тем как вы сюда вошли, я успокаивала нашу маму, пока она оплакивала Магнуса Хаука. Оставшись наедине, она будет страдать от горя. Я знаю. Теперь она должна взять на себя обязанности доминуса, чтобы спасти Теру. Или вы думаете, что, когда воля отца достигнет ушей живущих за морем, они спокойно воспримут это и что новый доминус совсем юн? Матери предстоит приложить много усилий, чтобы в Тере не начался хаос. Пусть ее горе останется при ней, Загири. Ей понадобится много сил, чтобы спасти всех нас.

– Ох, мамочка, я даже не могла предположить… – В голосе Загири звучало неподдельное раскаяние. – Терой будет управлять женщина?! – вдруг воскликнула она. – Что скажут люди?

– Как все и ожидают, Терой будет управлять Тадж, – ответила Загири Лара. – Я буду направлять его, как когда-то направляли меня принцы-тени. Когда твой брат подрастет и сможет самостоятельно управлять доминионом, я отойду в сторону.

– Ты станешь королевой теней. – По губам Марцины пробежала тень улыбки.

– Верно, – улыбнулась Лара. – Я останусь в тени, так что традициям Теры ничто не угрожает. Я обещала вашему отцу, что сдержу слово.

– Бабушке Персис это не понравится, – пробурчала Загири.

– Ей придется с этим смириться, – ответила Лара. – Она дала слово вашему умирающему отцу. Так же как и Калиг, и ваш дядя, и тетя. Надо с уважением относиться к последней воле Магнуса Хаука, девочки мои. Теперь оставьте меня. Я уже отослала волшебных посланников старейшинам, в Новое Дальноземье, но мне еще надо оповестить о смерти доминуса Арика, епископа храма Великого Создателя, и Кемину, епископессу в монастыре ордена Дочерей Великого Создателя. Они должны присутствовать на похоронах вашего отца. Скажите своему брату, чтобы он зашел ко мне, и постарайтесь, чтобы бабушка об этом не узнала.

– Надо предупредить Диллона, – напомнила матери Ануш.

Лара кивнула, и дочь поспешила покинуть комнату. Столько еще предстояло сделать, а времени было немного. По законам Теры церемония прощания с Магнусом Хауком должна продлиться три дня. Лара решила, что тело доминуса надо сжечь вместе с кораблем, на котором он скончался. Она знала, что капитан Коррадо не будет против, потому что ни один житель Теры не отправится в море на корабле, на борту которого Магнус Хаук получил смертельное ранение. Лара вздохнула. Сколько времени прошло с момента смерти мужа? Час? Два? Сердце ее разрывалось от боли и страданий.

– Мама?

Лара подняла глаза и увидела своего сына Таджа. Мальчик был очень опечален.

– Входи, мой юный доминус, – сказала она. – Садись. Нам надо поговорить.

– Слишком рано. – Мальчик еле сдерживался, чтобы не заплакать.

– Нет, – покачала головой Лара, – ты наследник своего отца. Не время потакать своим слабостям, Тадж. Ты же сын Магнуса Хаука. Ты должен быть сильным перед лицом трагедии. Всем давно было известно, что, когда твоего отца не станет, правителем Теры будешь ты. Вполне вероятно, что наши враги организуют заговор и попытаются нас захватить. Ты не должен этого допустить. А я, епископ Арик и остальные тебе поможем, Тадж. Я не буду появляться с тобой на людях в качестве регента, а останусь в тени, пока ты не подрастешь и не обретешь достаточно мудрости, чтобы править без моей помощи. Тера примет тебя как своего доминуса после смерти отца.

– Я не знаю, каково это – быть доминусом, – ответил Тадж.

– Ну конечно, пока ты еще не знаешь, – улыбнулась Лара. – Кто тебе сказал, что ты должен стать доминусом в столь юном возрасте? Мы с твоим отцом хотели, чтобы у наших детей было счастливое, беззаботное детство в стороне от проблем взрослых.

– Научи меня, – оживился Тадж, – что я должен сделать прежде всего?

Лара порадовалась, что сын отвлекся от горестных мыслей и начал задавать вопросы.

– Позови к себе главного писаря Ампикса. Пусть он напишет от твоего имени официальное заявление о смерти отца и о том, что ты вступил в права наследования. Потом распорядись, чтобы его разослали по всей Тере по волшебной почте. Я уже написала старейшинам семи фьордов, жрецам и жителям Нового Дальноземья от твоего имени. Согласно обычаям Теры, прощание с умершим должно состояться на третий день после его смерти. С помощью магии я призову всех сюда, – сказала Лара.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 20 >>