<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 20 >>

Бертрис Смолл
Королева теней

– Уверена, что они не прочь предъявить права на регентство. Сомневаюсь, что их мужья на это согласны. Завтра утром они отправятся в замок, но я постараюсь сделать так, чтобы их путешествие затянулось. Я не в том состоянии, чтобы вести борьбу с Нардой и Аселмой.

– Отец сказал, как нам поступить, – сказал Тадж.

– Все будет так, как повелел Магнус Хаук на смертном одре, – ответила сыну Лара. – Но я все же вызову на завтра дождь, дороги к морю развезет от грязи, и небольшой шторм их задержит. Поездка, рассчитанная на один день, растянется на два. Они доберутся до нас к вечеру как раз накануне похорон.

– Калиг говорил, что все случилось именно так, как и должно было. Наши судьбы были предрешены, когда мы появились на свет.

– Правда? – вздохнула Лара. – Думаю, он прав. Он всегда прав. Будь он неладен!

– Он поможет нам, мама? – поинтересовался Тадж.

– Если нам понадобится его помощь, – ответила Лара.

– Бабушка Илона знает о смерти отца? – спросил мальчик.

– Да. Пока тебя не было, я навещала ее. – Лара не стала говорить сыну, что ее мать, королева лесных фей, не очень-то огорчилась…

– Рано или поздно твой смертный все равно бы умер, – ничуть не расстраиваясь, проговорила Илона. – Хорошо, что это произошло сейчас, и тебе не пришлось видеть, как он стареет и становится таким же седым, как и его мать. Ты родила детей от мужчины, которого очень любила, Лара. Теперь, ради всего святого, пора полностью отдаться своему предназначению и не выходить больше замуж. Любовники доставляют гораздо больше удовольствия, к тому же от них легче избавиться. А муж – это не более чем просто обуза.

– Значит, так ты думаешь о Таносе? – Лара вспомнила своего отчима.

Илона откинула прядь золотистых волос и звонко рассмеялась.

– Конечно нет. – В зеленых глазах заиграли озорные искорки. – Трудно представить лучшего мужа, чем Танос. После того как у нас родился сын и наследник, он нашел себе увлечение и проводит большую часть времени вдали от меня. Я рада за него. Он заводит любовниц, чтобы утолить свою ненасытную страсть. Ты не поймешь широту моих взглядов, пока сама не выйдешь замуж за мужчину из магического королевства. Так что лучше наслаждайся пока любовниками, дочь моя.

– Постарайся проявить больше уважения, когда придешь на церемонию прощания, мама, – сухо отозвалась Лара. – Не ради меня, ради Таджа.

– Ох, не бойся, я буду вести себя, как того требуют приличия. В конце концов, Магнус Хаук был хорошим человеком. Он очень тебя любил и даже закрыл глаза на твои отношения с Коллом, Повелителем Сумерек, – ответила Илона.

И Лара покинула дом матери…

– Твою бабушку Илону очень потрясло случившееся. – Лара взглянула на сына. – Она не пропустит церемонию прощания, Тадж.

Мальчик кивнул.

– Я очень устал.

– Иди поешь и ложись спать, – сказала Лара. – Увидимся завтра, мой родной. Пока я занимаюсь приготовлениями к церемонии, я буду очень признательна, если ты будешь рядом со мной и поможешь советом. – Лара обняла сына и нежно поцеловала его в щеку. – Спокойной ночи, дорогой.

– Доброй ночи, мамочка. – Тадж крепко обнял мать и ушел.

Одна. Она осталась одна. Сколько времени прошло после смерти Магнуса Хаука? Десять часов? Одиннадцать? Слезы подступили к глазам. Ее жизнь стала спокойной и размеренной, плавно перетекая из года в год. Хотя Лара ждала, когда судьба снова позовет ее в путь, ей было не до скуки. Наоборот, она чувствовала себя счастливой. Ей постоянно выпадали неожиданные приключения. А Магнус Хаук терпеливо ждал, когда она вернется. Теперь она осталась одна. Лара рухнула на постель и горько зарыдала.

* * *

Калиг таился в тени, наблюдая за Ларой. Он сдержал желание подойти к ней, заключить ее в объятия и утешить. Он понимал, что сейчас не удачный момент. Ей надо было побыть наедине с собой, излить горе и найти внутри себя источник новых сил. Лара не должна терять силу духа ради своего сына. Ей необходимо быть храброй, чтобы убедить семью Магнуса Хаука и религиозное общество Теры в том, что любой ценой надо исполнить последнюю волю мужа. Она была единственной, кто может помочь молодому доминусу. Если придет беда, он должен быть достаточно сильным, чтобы противостоять ей.

Душа Калига разрывалась, когда он смотрел на Лару. Принцы-тени редко влюбляются всерьез, но Калиг вот уже много лет всем сердцем любил полуфею. Она была его слабостью. Он захотел немедленно забрать ее в свой шуннарский дворец в пустыне и успокоить, но вместо этого, пользуясь уникальной способностью быть невидимым, подошел к Ларе, которая лежала на кровати и всхлипывала от горя. Принц нежно провел рукой над ней от головы до пят, погружая любимую в глубокий сон. Боль никуда не денется, но, по крайней мере когда настанет утро, она проснется отдохнувшей и сможет смело смотреть в глаза всем трудностям, которые снова легли на ее плечи.

Лара расслабилась. Горестные всхлипы и стенания вмиг прекратились, дыхание стало ровным и спокойным. Калиг стоял рядом с кроватью, смотрел на спящую Лару и улыбался. Он размышлял над тем, что будет дальше. Несомненно, известие о смерти Магнуса Хаука всколыхнет Хетар, но он не мог сказать с точностью, как скоро это произойдет. Калиг распорядился, чтобы за волшебной почтой установили слежку и выяснили, есть ли среди крохотных существ шпионы. Калиг был уверен, что одного или двух обязательно завербует Хетар.

Предаваясь размышлениям, Калиг нахмурился. До недавнего времени Хетар значительно продвинулся вперед в установлении равенства граждан. Два принца-тени, которые в настоящее время входили в Высший совет, сообщили, что привычному укладу жизни Хетара угрожает опасность. Они пока не могли сказать, откуда она идет. Хотя даже неподтвержденные слухи – верный признак того, что творится что-то неладное. Позже Калиг обязательно обсудит это с Ларой. К чему бы ни привели проблемы Хетара, они не должны касаться ни Теры, ни молодого доминуса. Лара лежала на боку с рассыпавшимися по подушке золотистыми волосами. Принц-тень склонился и поцеловал Лару в щеку.

«Спи спокойно, любовь моя», – проговорил он на безмолвном магическом языке и покинул комнату.

Наступило утро. Лара проснулась, сердце ныло от горя. Она вздохнула и почувствовала, как его сковало льдом. Сейчас не самое лучшее время, чтобы показывать свою слабость. Она была полуфеей, но магия едва ли могла помочь ей справиться с навалившимися на нее проблемами. Лара поднялась с постели. К своему удивлению, она чувствовала себя вполне отдохнувшей. Сны не тревожили ее этой ночью. Если бы не страшное несчастье, она с удовольствием и дальше предавалась бы сладкой дреме. Как такое могло произойти? Лара улыбнулась. Калиг, да хранит его Небесный распорядитель! Оплакивая Магнуса Хаука, она чувствовала близость Калига, хотя и не хотела его общества. Конечно, он все понял и не стал утомлять ее своим присутствием. Но тем не менее Лара могла поклясться, что это он подарил ей спокойный сон, за что она была ему безмерно благодарна.

– Мила. – Лара позвала служанку. – Я готова принять ванну.

Появилась Мила с мрачным видом.

– Все уже готово, домина. Мне разложить вашу одежду?

– Да. Кто-нибудь в замке повязал на руку траурную пурпурную ленту? – поинтересовалась Лара.

– Да, домина. Не волнуйтесь, всем хватит, – сообщила Мила.

Лара кивнула и направилась в свою ванную комнату. Служанки молчали, чему она была несказанно рада. Меньше всего ей хотелось выслушивать чьи-нибудь соболезнования. Другое дело, когда она покинет свои покои. Лара ополоснулась, вернулась в спальню и оделась. Мила приготовила для нее украшенное золотой вышивкой бледно-лиловое платье с круглым вырезом и крошечными камнями на рукавах. Лара скользнула в лиловые туфли из козьей шкуры, служанка повязала ей на руку пурпурную ленту. Мила расчесала ее длинные золотистые волосы и заплела их в толстую косу.

Лара вышла из комнаты и направилась в небольшую столовую, где обычно обедали члены семьи. За столом уже сидели пятеро ее детей и невестка.

– Диллон! Синния! – воскликнула она с неподдельным восторгом.

Диллон бросился в объятия матери и поцеловал ее в щеку.

– Ты в порядке? – ласково спросил он. – Должно быть, это стало для тебя настоящим потрясением, мама. Мне так жаль! Магнус был для меня хорошим отчимом. Мы прибыли сразу же, как узнали от Калига новости. Он сказал, что бабушка и Сирило будут немного позже.

Лара вдруг почувствовала, как ею снова овладела слабость, но, взяв себя в руки, она поцеловала сына в ответ.

– Мое сердце превратилось в лед, Диллон, – сказала она. – Я понимаю, что произошло, но никак не могу в это поверить. Ты верно подметил – настоящее потрясение.

– Расскажи мне, как это случилось, – мягко попросил он.

И Лара бесстрастно и спокойно рассказала, как умер Магнус Хаук.

Диллон ничего не ответил, только кивнул.

– Лежа на смертном одре, Магнус заставил их всех поклясться уважать меня и принять мое правление, – сказала Лара своему первенцу. – Конечно, будет казаться, что у власти находится Тадж. Сам понимаешь, как теране относятся к женщинам. Магнус знал, что произойдет, если он назначит регента. Я не хочу ломать их традиции.

Диллон усмехнулся.

– Верно, – согласился он. – Но как ты справишься с теми, кто уже видит себя у власти?

– Думаю создать особую группу советников для нового доминуса, – поделилась Лара. – Возможно, у кого-нибудь из них в голове родятся интересные предложения, но последнее слово, окончательное решение останется за доминусом.

– Разумно, – согласился Диллон, – но как они воспримут то, что ими будет руководить женщина?

– Насколько это будет возможным, я постараюсь остаться в тени. Марцина говорила, что я стану королевой теней. В любом случае все должны считать, что Тера находится под властью Таджа, – пояснила Лара. – В конце концов советники забудут обо мне, чего я и добиваюсь. Несомненно, старшие сестры Магнуса захотят привлечь своих мужей, а мне бы хотелось включить Коррадо. Думаю, будет лучше, если совет останется малочисленным и легкоуправляемым, не так ли? Три дяди доминуса – и больше никого.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 20 >>