Мировоззренческие основы истории России (середина XIX – начало XX вв.). 2-е изд., сокр.
Григорий Иванович Герасимов

<< 1 2 3 4 5 6 ... 10 >>

Как правило, многие идеи рождаются тогда, когда условий для их реализации еще нет. Например, идея турбины родилась в далекой древности, но смогла быть реализована в форме реактивного двигателя только в ХХ веке. Это произошло потому, что идеи, родившиеся и примененные в других сферах – физике, химии, технологии обработки металлов, конструкционных материалов и др., расширили объективно-материальную рамку и позволили осуществить идею реактивной турбины.

Таким образом, идеи, созданные в других сферах, например в технике и технологиях, изменяют объективно-материальную рамку и позволяют осуществлять новые или до этого невозможные идеи в политической, социальной сфере. Идеи в социально-политической сфере в свою очередь влияют на идеи в естественных науках, и наоборот. Например, отказ от некоторых идей сталинизма, таких, как вульгарный материализм, привел к тому, что были сняты запреты на занятия генетикой, кибернетикой и др., то есть новые идеи в социально-политической сфере изменили рамку для идей в естественнонаучной сфере.

Важность первичности разума в определении исторического развития заключается еще и в том, что если идеи первичны, а материальные условия вторичны, то и анализ любых исторических явлений и процессов надо начинать с исследования идеальной среды, с господствующих идей, с их происхождения.

Материальные потребности действительно могут стимулировать выработку идей, но идеи не всегда вырастают из материальных потребностей. Гениальные идеи, влияющие на историю человечества, рождаются определенно не из материальных потребностей человека. Какая материальная необходимость могла вызвать к жизни идеи свободы, равенства, справедливости, любви к ближнему? Материальной потребности в этих ценностях у человека не было, поскольку они не удовлетворяли ни одного из его тогдашних материальных запросов. Напротив, великие идеи формируют новые потребности для их осуществления, с одной стороны, и заставляют людей преобразовывать мир с целью реализации великих идей – с другой.

Сначала появляется великая идея, а затем под нее людьми формируются условия для ее осуществления. Проходит порой много времени, прежде чем эта идея может реализоваться.

Есть идеи, которые можно обосновать потребностями жизни, но есть идеи, ради которых человек жертвует самой своей жизнью, и для этих идей (свобода, равенство, Родина и т. п.) точно нет никакой необходимости в биологической сущности человека. Это – потребность чистого разума, которая оказывается важнее жизни. В материальном мире нет основы для создания таких идей.

Любые технические и технологические изобретения по своей сути – это, прежде всего, продукты новых идей. Инструменты и машины можно назвать материальными, но действие разума, их создавшего, является идеальным. Все материальные предметы, сделанные человеком, первоначально создаются и существуют в его сознании в идеальном виде, и лишь затем реализуются в материальном, создавая таким образом субъективно-объективную реальность – новый вид субстанции, которой определенно нет в природе, и которая не сводится ни к материи, ни к сознанию, поскольку существует одновременно и в объективном мире, и в человеческом сознании. Например, без человека книга – лишь набор листов, испещренных непонятными знаками, книгой они становятся лишь в сознании человека. Без человека и вне человека книги нет. Таким образом, материальные объекты, созданные человеком, одновременно существуют в идеальном мире человеческого сознания и в реальном объективном мире.

Одной из важнейших категорий идеалистической истории является категория культуры. В основе любой (национальной, цивилизационной, классовой, групповой, профессиональной) культуры лежит ряд основополагающих ценностей. Ценности – это идеи, имеющие особую значимость в рамках господствующего мировоззрения, создавшего конкретную культуры.

Ценности, лежащие в основе мировоззрения, сформировавшего культуру того или иного исторического типа, обнаруживаются во всех ее областях – в языке, философии, искусстве, религии, науке, функционировании техники, правовом сознании и политической культуре. Изменение даже одной ценности приводит к изменению всей системы. Когда эти трансформации накапливаются, мировоззрение и созданная на ее основе культура переходят в иное качество.

Базисные ценности мировоззрения определяют, какие формы связей существуют в данном конкретном обществе, какие универсальные понятия культуры действуют и на какие образцы поведения, социальных ролей, знаний и норм они опираются. Люди становятся представителями той или иной культуры, формирующей определенные этносы и социальные группы, в результате усвоения присущих их культуре ценностей.

Можно выделить три уровня ценностей, распространенных в конкретном обществе. Первый – это давно сложившиеся ценности. Люди часто действуют бессознательно, в соответствии с программами поведения, которые сформировались в предшествующие эпохи, зачастую на основе забытых или полностью утраченных ценностей, некогда обеспечивавших успех практической деятельности. Тем не менее, эти программы, воплощенные в обряды, навыки поведения, еще работают. Их актуальность определяется лишь тем, насколько ценности, породившие эти программы, жизненны сегодня. Однако смена традиционных форм и моделей поведения зачастую болезненно сказывается в обществе.

Второй уровень – это слой ценностей, обеспечивающих современное функционирование и воспроизводство общества.

И наконец, третий уровень – это идеи, формирующие ценности, на которых будет строиться будущее. Они вырабатываются за счет оперирования внутри уже созданных систем идей и знаний. Это – научные теории, вызывающие перевороты в технике и технологии будущих эпох. Это – идеалы будущего социального устройства, которые приводят к разочарованию в существующем порядке и, в конце концов, к его замене на новый, основанный на более привлекательных идеях.

Идеалистическая история о целях развития человечества. В рамках предлагаемого идеалистического подхода у истории не существует заранее заданной цели развития человечества. Эту цель на каждом историческом этапе определяют идеи, которые вырабатываются людьми. При этом материальные рамки под новые идеи и цели развития создает тоже человек. Именно человек есть демиург истории: его мысли и идеи, оформленные в определенное мировоззрение, – подлинный двигатель исторического движения.

Будущее в рамках идеалистической истории определяется тем, какая из имеющихся идей будет осуществляться. В идеалистическом подходе будущее не выводится из прошлого и настоящего – оно создается, причем первоначально идеально и лишь затем реально.

Ценности как основа больших социальных групп. С точки зрения идеалистического подхода к истории, в основе разделения людей на группы, образующие различные человеческие сообщества: этносы, классы, страты, профессиональные сообщества и т. п., лежат, прежде всего, ценности, разделяемые людьми, входящими в эти группы. Все различия – культурные, национальные, классовые, профессиональные, цивилизационные – в конце концов сводятся к общности идей, ими разделяемых, и к противоположности тех идей, которые отделяют их от других человеческих групп.

Исторические конфликты между сообществами, которыми насыщена история, не являются конфликтами между людьми как биологическими существами – это конфликт между различными идеями и ценностями, которые господствуют в умах конфликтующих индивидов.

§2. Идеалистический подход к истории и его методы

Что такое история. История – это представление о прошлом, создаваемое в индивидуальном сознании под воздействием идей, а также фактов и информации о событиях, произошедших с человечеством. История как реальность существует только в человеческом сознании, и это идеальная реальность.

Объектом изучения идеалистической истории является прошлое человечества (история), которое может существовать только идеально и субъективно. Предметом идеалистической истории является творческая человеческая деятельность по созданию новой объективной идеальной и материальной реальности. Главным содержанием являются идеи, определяющие человеческую деятельность.

Источником развития общества, а значит, и истории является деятельность человеческого сознания, проявляющаяся в производстве идей, направленных на изменение окружающего его материального и социального мира и создание новой объективной, в том числе и идеальной реальности (например, социальной).

Сегодня главным способом, формирующим образ прошлого в сознании современного человека, является написанный историком текст и его интерпретация в сознании человека, прочитавшего этот текст. Кроме человеческого разума, истории как реальности нигде больше не существует. Следовательно, история – это по большей части то, что написал историк и интерпретировал в своем сознании читатель его сочинений.

История существует в виде содержания исторических событий, и это содержание идеально. Чтобы его понять, необходимо понять те идеи, которые определяли творческую деятельность человека во времени.

Прошлое, как объективная реальность, в настоящем не существует, поэтому историк изучает идеи, содержащиеся в текстах, документах, артефактах. Эти идеи позволяют историку понять содержание событий, произошедших в прошлом, – точно так же, как любому человеку понять современные ему события, свидетелем которых он лично не был.

Определение идеалистической истории. Идеалистическая история – это развертывающийся во времени процесс работы человеческого разума, выражающийся в создании идей, направляющих деятельность человека на изменение самого человека, а также окружающей его культурной, социальной и материальной среды. История – это процесс творчества человека и человечества, в основе которого лежат идеи, создающие новую субъективную идеальную, а затем и объективную материальную реальность. Поняв, познав идеи, лежащие в основе человеческого творчества, историк понимает смысл и содержание истории.

Прошлое – это образ такой реальности, какой она могла бы быть без тех изменений, которые позднее с ней произошли. Естественно, что это субъективная и идеалистическая конструкция, создаваемая историком на основе своего мировоззрения, методики исторического исследования и исторических фактов.

Единственное прошлое, которое историк может воспринимать как прошлое, – это идеи. Они создаются сознанием, понимаются сознанием и существуют в сознании. Они не подвержены действию времени, поскольку существуют в идеальном мире. Тексты, артефакты и прочие источники существуют в настоящем и являются частью материального объективного бытия, они становятся прошлым только в сознании человека.

Содержание исторических действий составляют идеи, и эти идеи могут быть поняты историком. Понимание исторических действий означает понимание идей, которые их вызвали, и не более того.

В основе человеческой творческой деятельности лежит активность разума, создающего новые идеи, творящего идеальную реальность, которая затем с помощью специфических человеческих творческих методов, таких как труд, убеждение, принуждение, насилие и др., создает новую объективную реальность. Идеалистическая история изучает процесс творчества человечества во времени. История начинается с того момента, когда человеческий разум начинает свою идейную работу. До этого момента нет общества, нет изменений: жизнь движется по кругу – нет развития, нет истории.

Ход истории не предрешен заранее. То, что люди принимают за общественные законы, – это действие одних и тех же идей, господствующих в обществе.

Метод понимания. Применение метода исследования зависит от того, какую реальность изучает ученый. Естественные науки изучают объективную и материальную реальность, поэтому имеют свою специфическую методологию, свои особые методы, применение которых к сфере, созданной человеком, не принесло существенных результатов.

История – это все многообразие человеческих действий, в основе которых лежат идеи. Невозможно восстановить исторический процесс или явление в их материальном и объективном виде, но можно понять его, осознав те идеи, которые вызвали этот процесс или явление к жизни. Понять исторический факт – значит определить его содержание и сущность.

Поскольку история существует в реальности в виде идей в сознании человека, то исследовать эту идеальную реальность нужно и можно с помощью рациональных методов познания.

Человек способен адекватно понять идеи, созданные другим человеком, и поэтому способен понять историю. История познаваема в самом главном – в своем содержании, однако при этом надо понимать, что форма исторических событий безвозвратно исчезла в прошлом и не может быть адекватно восстановлена.

От человека к человеку идеи могут передаваться в виде символов, текстов, артефактов, духовных и культурных практик и др. Чтобы понять идеи, которыми руководствовались люди в своих действиях, настоящих или исторических, нужно выделить их из тех носителей, в которых они находятся, что достигается методом понимания. Понимание – всеобщий метод постижения социальной реальности, и его использует в повседневной практике каждый человек, обмениваясь идеями, понимая идеи других людей.

Идеалистическая история, изучая идеи, погружается в смысл и суть истории. При материалистическом понимании истории, идеи – производное материальной и объективной реальности, поэтому в материалистическом подходе отсутствует предмет исследования, поскольку прошлая объективная и материальная реальность не существует, а поскольку идеи вторичны, то они лишь отражение канувшей в небытие реальности. Восстановить такую историю невозможно.

На основе идей, сохранившихся от прошлых событий, можно понять их смысл и содержание точно так же, как мы понимаем смысл и содержание современных событий. Например, поняв идеи, которыми руководствовались люди, сделавшие революцию 1917 года, можно восстановить содержание этого исторического события. Восстановив содержание революции через понимание идей, вдохновивших ее участников, мы восстановим это историческое событие во всей возможной сегодня его полноте.

Содержание прошлых явлений и процессов в виде идей может сохраняться и быть в настоящем, в то время как форма в виде исторических действий, явлений и процессов преходяща и в адекватном виде в настоящем в принципе невосстановима. В связи с тем, что содержание играет определяющую роль для понимания исторического события, а форма – вторичную, то понять историческое событие историк в состоянии, а вот воспроизвести его форму не может. И любые реконструкции – только лишь возможная и весьма убогая модель прошедшего события. Не менее далеки от истинной формы и тексты, в которых описываются исторические события и которые затем выдаются за реконструкцию истории. Текст способен передать идею истории, но не может воспроизвести ее материально и объективно – ни в полном объеме, ни частично.

Для того чтобы понять личность, мы изучаем ее прошлое и только так понимаем, чем является человек в настоящем или чем он был в прошлом, если его уже нет в живых. При этом понимая: мы не воскрешаем его, не воссоздаем, не реконструируем – мы лишь понимаем его содержание. То же самое историк делает и в отношении любых других исторических событий, в том числе уже завершившихся как процесс. Он их не восстанавливает – он их понимает, наполняет, присваивает им содержание. Это содержание существует в виде идей об этом событии. Материально они закрепляются в форме текста, но это не значит, что идеи и есть текст. Текст не просто вторичен – он есть форма, в которой хранятся идеи. При помощи текста эти идеи передаются от одного сознания к другому. Конечно, есть проблемы с его интерпретацией, но это проблемы формы, которая, с одной стороны, не позволяет вместить в себя идею во всей своей полноте, а с другой – неадекватно сохраняет ее. Как неоднократно указывали адепты постмодернизма, есть проблемы и с правильной интерпретацией идеи, заложенной в тексте, с сознанием-получателем, которое усваивает, то есть понимает суть идеи, заложенной в сочинении. Но это не значит, что изучение истории сводится к пониманию нарратива; изучение истории заключается в понимании содержания исторических событий и оформлении этого содержания в единственно понятной сознанию форме – в форме идей.

История может быть понята и объяснена только как целое. Например, Столыпинская экономическая реформа не может быть понята только как экономическое явление, поскольку ее целью являлось укрепление монархии, и вне этого контекста понять данное историческое явление невозможно; но даже этого недостаточно, чтобы объяснить Столыпинскую реформу во всей ее полноте. Такое понимание и объяснение достигается только тогда, когда это историческое явление рассматривается во всем многообразии связей и взаимодействий, в котором проводилась Столыпинская реформа.

Понимание как исторический метод. Руководствуясь идеалистическим подходом, историк стремится понять содержание идей, которым следовали люди в своих исторических действиях. Понимание этих идей невозможно без понимания той идейной среды, в которой они были созданы, и той объективно-материальной среды, в которой они были воплощены. Каждая культура обладает своим идейноценностным ядром, и этим ядром явлется мировоззрение, присущее каждой исторической эпохе и обществу.

Мировоззрение – социальное историческое явление. Существуя в сознании конкретных людей, оно формируется не только этими людьми, но и всем обществом, прошлым и настоящим, в которое входит данная личность. Поэтому понять идеи можно, только поняв, как исторически сформировалось то мировоззрение, в рамках которого данные идеи были созданы. Например, идея отечества в царской России была связана с православным мировоззрением, вытекала из него и опиралась на религию. На других основаниях строилась идея социалистического отечества в СССР – здесь мировоззренческими основами был, прежде всего, коммунизм.

Процесс понимания идет от главных мировоззренческих ценностей (православие) к производным от них теориям среднего уровня (Москва – Третий Рим), а затем к конкретным идеям (объединение всех православных христиан под властью русского царя), которыми руководствовался человек в своих исторических действиях. Такой подход диктует методику исследования: сначала необходимо изучить главные идеи, сформировавшие господствующее мировоззрение эпохи, а затем понять основные политические, экономические, религиозные, научные и иные концепции, в рамках которых рождались конкретные идеи, лежащие в основе исторических действий. Понимание этих идей позволяет понять и объяснить факты истории. Задача реконструкции истории не ставится как нереальная.

Прошлое конструируется историком, поэтому оно субъективно, и тогда методология истории должна заключаться преимущественно в разработке способов и методов создания прошлого. Одними из первых к этому подошли постмодернисты, так Х. Уайт пишет: «Меня всегда интересовало, как фигуративный язык может быть использован для создания образов объектов, которые более недоступны восприятию, и наделения их аурой своего рода „реальности“ таким образом, чтобы они подпадали под избранные данным историком техники объяснения и интерпретации»[2 - Уайт Х. Метаистория: Историческое воображение в Европе XIX в.Екатеринбург, 2002. С.9.].

Идеалистический подход, давая историку понимание его мировоззренческих шор, диктует необходимость при понимании идей, лежащих в основе исторических событий, исходить не из своего мировоззрения, а из мировоззрения того времени, которое он изучает с помощью современного ему понятийного и теоретического аппарата, что не только не искажает исторического события, но и придает глубину его пониманию и объяснению. Например, знание современной аэродинамики и теории полета позволяет более правильно и точно объяснить причины достижений и неудач А. Ф. Можайского при конструировании его летательного аппарата. Современное понимание этого исторического факта более глубокое и верное, чем понимание современников и самого А. Можайского. Поэтому история способна объяснить этот факт более глубоко, нежели современная ему наука.

Поскольку история – это субъективное объяснение прошлого, то историй может быть столько, сколько субъектов ее создания. Конечно, далеко не каждый человек готов посвятить свою жизнь изучению и объяснению истории; в таком случае люди становятся приверженцами одного из вариантов объяснения истории, созданных другими людьми. Однако даже в этом случае их объяснение будет не вполне адекватно объяснению автора истории вследствие разности их мировоззрений. Поэтому попытки создать историю, пригодную для всех времен и народов, – дело бесперспективное. Такой истории еще никогда не было и в рамках нынешних подходов не будет. Если какая-то наука и объяснит прошлое в бесспорной для всех людей форме, то это будет не история, во всяком случае – не нынешняя.

Метод идеалистической истории заключается в том, чтобы выяснить, когда и кем была создана конкретная идея. Кем она была развита, изменена, в каких условиях и почему появились условия для ее реализации. Как изменился объективный мир в результате реализации изучаемой идеи. Как эта идея повлияла на другие идеи.

Одна из задач данного труда заключается в проверке применимости тезиса первичности идей в истории к совокупности разнообразных фактов развития России второй половины XIX – начала XX вв. и их непротиворечивом объяснении.

Метод объяснения. Ход истории определяется действиями индивидов, которые, в свою очередь, обусловлены их целями. В основе целеполагания лежат мировоззренческие ценности человека, они же определяют и средства, которые люди применяют для достижения этих целей. Выбор средств является результатом всех технологических знаний действующего индивида. Крестьянин, желающий собрать богатый урожай, может в соответствии с содержанием своих представлений выбрать различные методы. Он может произвести определенные магические обряды, совершить паломничество, поставить свечу перед образом покровительствующего святого или использовать больше качественных удобрений. Но, что бы он ни делал, это в любом случае является деятельностью, то есть использованием средств для достижения целей. «Правильность» тех или иных действий определяется исключительно соответствием тому мировоззрению, которое в данный момент господствует в обществе; поэтому то, что было правильным в рамках религиозного мировоззрения триста лет назад, кажется ошибочным сегодня. Это результат смены мировоззрения. При смене нынешнего научного мировоззрения на будущее постнаучное многие сегодняшние действия будут выглядеть не менее нелепо, чем заклинания шамана с целью вызвать дождь или остановить падеж скота.

Понимание идей является основой для объяснения исторических действий, но объяснить исторические события непосредственно из идей невозможно, для этого нужно учесть все факторы, которые влияли на историческое действие, на реализацию идеи. Таким образом, интерпретация исторического процесса начинается с понимания идей, которыми руководствовались люди в своей деятельности, а затем, исходя из совокупности имеющихся данных и опираясь на данные других наук, собственный опыт и здравый смысл, историк дает объяснение историческим фактам.
<< 1 2 3 4 5 6 ... 10 >>