1 2 3 4 >>

Иосиф Преподобный Волоцкий
Просветитель

Просветитель
Иосиф Преподобный Волоцкий

«Просветитель» – произведение святого Русской Церкви, почитаемого в лике преподобных, церковного деятеля и писателя Иосифа Волоцкого (1439 – 1515).*** Сборник, над которым игумен Иосиф работал в 1494-1506 годах, названный впоследствии «Просветителем», состоит из 16 «слов» и существует в двух редакциях, отражающих эволюцию политических взглядов автора. В сборнике дана общая оценка новгородской ереси и предлагаются меры для ее искоренения. Волоцкий считал, что ересь представляет опасность не только для церкви, но и для государства. Игумен Иосиф (в миру Иван Санин) был талантливым церковным писателем. Идеал монашества видел не в отрыве от внешнего мира, а в активной деятельности во всех сферах общественной жизни. Сам он активно участвовал в обсуждении актуальных для того времени вопросов отношений церкви и государства. В книге «Просветитель» и ряде своих посланий Волоцкий, дискутируя с другим подвижником Нилом Сорским, доказывал законность монастырского землевладения, отстаивал необходимость украшать храмы красивыми росписями, богатыми иконостасами и образами. Авторитет Волоцкого, его писания, миссия его Иосифо-Волоколамского монастыря создали особую духовную школу, из которой вышли выдающиеся миссионеры, публицисты, проповедники и в их числе многие церковные иерархи.

Иосиф Волоцкий

ПРОСВЕТИТЕЛЬ

Об авторе: преподобный Иосиф Волоцкий (1439–1515).

Дни памяти: 9(22) сентября, 18(31) октября.

В миру Иван Санин, происходил из семьи богатого вотчинника, владельца села Язвище в Волоколамском княжестве. В 20 лет постригся в Боровском монастыре; не желая мириться с падением дисциплины в монашеской среде ушел из Боровского монастыря. Посетив несколько монастырей и не найдя нигде должного, по его мнению, монашеского образа жизни основал 1479 в районе Волоколамска монастырь, получивший позже его имя (Иосифо-Волоколамский монастырь), где ввел правила общежития отличавшиеся суровым аскетизмом и подробной регламентацией всех сторон монастырской жизни.

Первоначально был связан с удельными волоцкими князьями, братьями Ивана III. Затем порвал с удельно-княжеской оппозицией и встал на защиту великокняжеской власти – в 1507 Иосифо-Волоколамский монастырь перешел под патронат великого московского князя Василия III.

Вел непримиримую борьбу с ересью жидовствующих проникшей в высшее русское общество, в т. ч. в семью великого князя. Выступал за устранение нестроений в монастырской жизни и монашеском быту.

Сохраняя лично уважительное отношение к святому Нилу Сорскому вел полемику с ним и его последователями, представителями течения нестяжателей.

На Соборе в 1503 году Иосиф Волоцкий и иосифляне добились отклонения проекта ликвидации монастырского землевладения, выдвинутого нестяжателями, а на Соборе 1504 года – жестокой расправы над жидовствующими (Нил Сорский был против гонений на еретиков).

В этот период Иосиф Волоцкий выступил с теорией божественного происхождения великокняжеской власти, что способствовало укреплению позиций великого князя и превращения его власти в самодержавную.

В 1507 году преподобный Иосиф, теснимый своим удельным князем Феодором Борисовичем, обратился с жалобой на него напрямую к Московскому митрополиту святителю Симону и великому князю Василию Иоанновичу, минуя Новгородского владыку. Новгородский архиепископ святитель Серапион счёл это самоуправством и в апреле 1509 года отлучил Иосифа от Церкви. По этому поводу в том же году собрался Собор, снявший с Иосифа прещение.

Преставился 9 сентября 1515 года.

Основное его сочинение – «Просветитель» («Книга на новгородских еретиков») в краткой и пространной редакциях. Его перу принадлежит: краткая и пространная редакции монастырского «Устава», трактат «Яко не подобает святым божиим церквам обиды творити» (ок. 1507), «Уехав» в краткой редакции (кон. XV в.) и пространной (минейной, ок. 1515); также более 20 посланий к различным лицам: великим кн. Ивану III и Василию III; И. И. Третьякову (1510—11), Б. В. Кутузову (1511) и другим.

Тропарь преподобному Иосифу Волоцкому, глас 5

Яко постников удобрение и отцев красоту,
милости подателя, разсуждения светильника,
вси вернии, сошедшеся, восхвалим кротости учителя и ересей посрамителя,
премудраго Иосифа, российскую звезду,
молящася Господу помиловатися душам нашим.
Кондак преподобному Иосифу Волоцкому, глас 8
Жития треволнения, и мятеж мирский,
и страстная взыграния в ничтоже вменив,
пустынный гражданин показался еси,
многих быв наставник, Иосифе преподобне,
монахов собратель и молебник верен, чистоты рачитель
моли Христа Бога спастися душам нашим.

Творение святого преподобного Иосифа Волоцкого (1440–1515) «Просветитель» сложилось в борьбе с ересью жидовствующих, потрясшей Россию на рубеже XV–XVI вв. Этот емкий свод православного богословия объединяет в стройной системе фрагменты Священного Писания и святоотеческих творений, эпизоды из житий святых и истории Церкви.

Полемически острая, богословски глубокая, живо и ярко написанная, книга эта на протяжении веков оставалась живым явлением русской культуры и оружием идейной борьбы. Нападки на православное вероучение, которые приходилось отражать преподобному Иосифу в XVI веке, повторяются в наши дни с новой силой со стороны бесчисленных сект, ересей и «новых» религиозных и безрелигиозных учений, поэтому «Просветитель», впервые полностью переведенный с церковнославянского на русский язык, актуален и сегодня.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Преподобный Иосиф Волоцкий (в миру Иоанн Санин) родился 12 ноября 1440 года в селе Язвище-Покровское близ города Волока Ламского (ныне Волоколамск) в семье благочестивых родителей Иоанна и Марины.

Семилетним отроком Иоанн был отдан в обучение иноку Крестовоздвиженского Волоколамского монастыря Арсению.

В двадцать лет, презрев мирскую суету, Иоанн избрал путь монашеской жизни. По благословению старца Тверского Саввина монастыря Варсонофия он удалился в Боровск, в обитель преподобного Пафнутия († 1478; память 1 мая), который постриг его в иночество с именем Иосифа.

Постриг и последующие монашеские подвиги преподобного Иосифа дали благодатные плоды в жизни всей его семьи. Вскоре после ухода преподобного из мира отец его, Иоанн, был поражен тяжелой болезнью – парализован.

Преподобный Пафнутий немедленно принял и его в свой монастырь, постриг в иночество с именем Иоанникия и поручил заботам сына, который покоил его в течение 15 лет, до самой кончины. Матери своей преподобный Иосиф написал увещательную грамоту, советуя избрать иноческий чин; она приняла постриг во Власиевской женской обители Волока Ламского (в схиме Мария). Вслед за родителями ушли в монашество и братья преподобного Иосифа.

Восемнадцать лет провел Иосиф в послушании у преподобного Пафнутия, нес возложенные на него тяжелые послушания в поварне, пекарне, больнице.

По преставлении преподобного Пафнутия в 1478 г. управление обителью перешло к преподобному Иосифу. Желая установить совершенное и полное общежитие братии, преподобный Иосиф предпринял путешествие по другим монастырям в поисках должного устроения иноческой жизни. Порядок, какой он желал учредить в своем братстве, преподобный нашел в Кирилло-Белозерской обители, где в полноте и строгости бережно сохранялся общежительный устав, заповеданный преподобным Кириллом. Но многие из братии Пафнутьевского монастыря отказывались принять строгий чин общежития, и тогда преподобный Иосиф задумал основать новую обитель в безлюдном, нетронутом месте. С немногими единомысленными ему братиями он удалился в лесную пустошь близ Волока Ламского и там основал обитель по образу монастыря Кириллова. Первый храм, в честь Успения Пресвятой Богородицы, был освящен 15 августа 1479 г.

Постепенно вокруг духоносного наставника собралось множество братии.

Преподобный устроил строгое и совершенное общежитие. Устав обители, позднее изложенный преподобным Иосифом[1 - Устав опубликован в книге: Послания Иосифа Волоцкого. М.-Л., 1959. С. 296–321.], сохранил для нас монастырские правила. Основой жизни в обители было отсечение своей воли, полное нестяжание, непрестанный труд и молитва. Все у братии было общим: одежда, обувь, пища, питие; без благословения настоятеля никто не мог взять в келью ни одной вещи; никто не должен был пить или есть отдельно от других.

Пища была самая простая, все носили худые одежды, у дверей келий не было запоров. Кроме обычного монашеского правила, каждый инок творил до тысячи и более поклонов в день. К божественной службе являлись по первому благовесту, и каждый занимал в храме строго определенное место; переходить с места на место и разговаривать во время службы запрещалось. В свободное от службы время иноки участвовали в общих работах или в своих кельях занимались рукоделием. Среди прочих трудов в монастыре уделялось большое внимание переписке богослужебных и святоотеческих книг. После повечерия всякое общение между монахами прекращалось, все расходились по своим кельям. Обязательной была ежевечерняя исповедь с откровением помыслов своему духовному отцу. Большая часть ночи проходила в молитве, сну предавались лишь на короткое время, многие – сидя или стоя. Женщинам и детям вход в монастырь был строго воспрещен, а братии не позволялось даже беседовать с ними. Подчиняясь этому правилу, сам преподобный Иосиф отказал в свидании своей престарелой матери-инокине.

Во всем преподобный Иосиф являлся примером для братии: трудился наравне со всеми, ночи пребывал на молитве, одевался как нищий. За духовным наставлением к богоносному игумену притекали и простые миряне, и знатные, сановные лица. В голодные годы обитель кормила множество страждущих.

В трудное для Русской Церкви время Господь воздвиг преподобного Иосифа как ревностного поборника Православия и защитника церковного и государственного единства в борьбе с ересями и церковными нестроениями.

Преподобный Иосиф – один из вдохновителей учения о Святой Руси как преемнице и хранительнице древнего Вселенского благочестия: «И как в древности Русская земля всех превзошла своим нечестием, так сейчас… она всех превзошла благочестием», – пишет он в открывающем «Просветитель» «Сказании». Последователь преподобного Иосифа, Спасо-Елеазаровский старец Филофей, пояснял значение России как последнего оплота Православия на земле: «Все христианские царства пришли к концу и соединились в едином царстве нашего Государя. По пророческим книгам, это есть Российское Царство: ибо два Рима[2 - Рим и Константинополь.] пали, а третий[3 - Москва.] стоит, а четвертому не бывать»[4 - См.: Малинин. Старец Спасо-Елеазарьевского монастыря Филофей и его послания. Киев, 1901.].

Преподобный Иосиф отошел ко Господу на 76-м году жизни, 9 сентября 1515 года, незадолго до кончины приняв великую схиму. Мощи преподобного почивают под спудом в соборном храме его обители. Общецерковное почитание святого установлено в 1591 году, при патриархе Иове. Многие из учеников и последователей преподобного Иосифа Волоцкого также вошли в лик российских святых, были архипастырями Русской Церкви; сам монастырь стал центром духовного просвещения на многие столетия[5 - Публикация Волоколамского Патерика, содержащего житие прп. Иосифа: Богословские труды. Сборник десятый. М., 1973. С. 175–222.].

Величайшим подвигом преподобного Иосифа Волоцкого была его борьба против ереси жидовствующих. С тех пор как, по свидетельству «Повести временных лет», равноапостольный князь Владимир отверг искус иудейской веры, принесенный хазарскими проповедниками, и Русь обновилась благодатью Крещения, «великая Русская земля 470 лет пребывала в православной вере, пока враг спасения, диавол вселукавый, не привел скверного еврея в Великий Новгород», – пишет в «Просветителе» преподобный Иосиф. Оценивая ересь жидовствующих как величайшую опасность, которой когда-либо подвергалась Русь, русское православие, русская государственность, преподобный Иосиф не преувеличивает. Ересь эта имела поистине всеохватный характер: она затрагивала все стороны вероучения, завладела умами множества людей самых разных сословий и состояний, проникла к самым вершинам церковной и государственной власти, так что и первоиерарх Русской Церкви, и великий князь были затронуты ею, а в православной Руси творились немыслимые бесчинства, со скорбью описанные преподобным Иосифом в «Просветителе».

Но Бог поругаем не бывает, и события, направляемые врагом рода человеческого к погибели, оборачиваются ко славе Божией и ко спасению. О неизреченной премудрости и благости Божьего Промысла, о «Божественной хитрости» пишет преподобный Иосиф в 4-м Слове «Просветителя»; эта сила Божьего Промысла была явлена и в истории России в победе над ересью жидовствующих, – победе, вдохновленной Духом Божиим и возглавленной двумя светильниками Русской Церкви: святителем Геннадием Новгородским († 1505, память 4 декабря) и преподобным Иосифом Волоцким.

Изложим суть и основные вехи этой борьбы и этой победы.

В 1470 году новгородцы пригласили на княжение литовского князя Михаила Олельковича († 1482 г.). В княжеской свите из Киева прибыл и еврей Схария. «И был он орудием дьявола, – пишет преподобный Иосиф, – был он обучен всякому злодейскому изобретению: чародейству и чернокнижию, звездочетству и астрологии».

Пользуясь слабостью веры некоторых клириков, Схария, а точнее сказать, его руками сам сатана, взялся за насаждение жидовства в лоне нашей церкви.

Миссия Схарии имела успех, тем более что вскоре на помощь ему из Литвы подоспели еще несколько иудеев.

Прельстительная опасность губительной ереси заключалась в ее потаенном характере: это не было открытым насаждением и проповедью иудейской религии; превращение выросшего в православной вере человека в еретика, отвергающего все основы христианства, происходило постепенно и незаметно.

Среди первых же приверженцев Схарии и его учения оказались священники, через которых ересь распространялась особенно губительно и страшно. Первым из них был поп Дионисий, затем новгородский протопоп Алексий и некоторые другие. Эти священники и совращенные ими клирики и миряне, как свидетельствует преподобный Иосиф, «совершили такие беззакония, каких не совершали и древние еретики».

На внешний взгляд приверженцы ереси оставались православными христианами и сохраняли наружное благочестие. Перед людьми, твердыми в вере, они являлись строгими ревнителями Православия, обличали и проклинали лжеучения. Втайне же они совершали свои сквернодействия.

Они начинали с того, что возбуждали в малодушных и слабоверных сомнение в некоторых местах Священного Писания, и прежде всего Нового Завета; соблазняли и с помощью распространяемых ими «отреченных», т. е. осужденных Церковью книг – пособий по тайным наукам и искаженных списков Священного Писания; пользовались и всем доступным им арсеналом иудейского чернокнижия и колдовства, чтобы обольстить неопытные души.

1 2 3 4 >>