Константин Сергеевич Аксаков
Noblesse oblige!

Noblesse oblige!
Константин Сергеевич Аксаков

«Noblesse oblige! Аристократия есть неравенство людей между собою (не в смысле разнообразия, это было бы несходство, но в смысле закона), понимаемое не случайно…»

Константин Сергеевич Аксаков

Noblesse oblige!

Noblesse oblige[1 - Дворянство обязывает! (фр.)]! Аристократия есть неравенство людей между собою (не в смысле разнообразия, это было бы несходство, но в смысле закона), понимаемое не случайно, не как случайность, сопровождающая земную жизнь нашу, но как закон, как идея и даже как благо. Именно потому, что неравенство возведено в истину и в благо, оно становится ложью и злом. Жизнь наша представляет много несовершенств. Странно было бы не видеть их и не признаваться, что так бывает; но когда люди из несовершенства делают идеал, когда говорят, что так должно быть, тогда такое понятие может и должно быть отвергнуто. – К таким понятиям принадлежит аристократия; основываясь на неравенстве людей как на законе, она противоречит духовному значению человека; и так как духовная сторона не представляет для того оснований, то она бросается к животной стороне человека, к породе. Происхождение – вот что становится основой аристократии; мы не спорим, что порода значит много в области животного, но оскорбительно вносить в область человека такое мерило! – Впрочем, пока на основании особой породы аристократическое сословие основывает разные преимущества, касающиеся материальных выгод, – эта несправедливость еще не столько оскорбительна; но как аристократия смотрит на остальное человечество как на неполных людей, думает изъявить привилегию на духовные блага, на превознесенные достоинства человека, когда она говорит: «Простой человек может поступить бесчестно, от него не требуется истинно честных побуждений, но аристократия так поступить не может, ибо она признает свое „Noblesse oblige“», – тогда идея аристократии достигает до крайней возмутительности. Noblesse oblige!!! Вот источник человеческого достоинства, но оно перестает быть человеческим, ибо для человека довольно сказать: Humanite oblige[2 - Человечность обязывает (фр.)]. Это причисление только себя к истинно человеческому обществу, это систематическое исключение других людей из прав на звание даже нрав<ственного> человека есть идея, прямо противоречащая братству людей, есть идея антихристианская, где все люди – братья и всякой – брат твой. Истина христианская постигнута была первыми людьми – не аристократами, не князьями, но рыбаками из простого народа.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 22 форматов)