<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 21 >>

Антон Дюваль
Судьба Пятерых, или Нефритовая лилия. Историко-приключенческий роман


Юноша покорно подошел к дяде, и тот продолжил:

– Вы не находите мой друг, что уделяете слишком много внимания вашей гостье?

– Я не вправе скрывать от вас граф, что я влюблен в леди Глайд, – признался юноша.

– «Влюблены»? – переспросил граф Сайег. – Не слишком ли быстро в вас вспыхнуло это чувство?

– Не знаю, я не представляю без нее жизни.

– И что же вы намерены делать, позвольте вас спросить?

– Я? – засмущался молодой человек, и немного погодя, ответил: – Если она не откажет, то я на ней женюсь.

– Воля ваша Эмиль, вы вполне взрослый человек, для подобного, серьезного решения, и я не в праве вас отговаривать.

– Вы как я вижу, не согласны с моим решением?

– Откровенно говоря, я бы не советовал вам спешить, вы не знаете толком кто она, кто ее родители.

– На прогулке леди мне поведала, что она дочь знатного лорда, который служил при дворе у самого короля Якова I[1 - Яков I Английский

 (1566—1625) – король Шотландии и первый король Англии из династии Стюартов.]. Правда сейчас лорд умер, и их род обнищал. Дабы поправить свое состояние, мать хотела выдать несчастную Маргарет, замуж за пожилого пэра, а брат, дабы воспрепятствовать этому браку, подстроил побег для сестры. Потому они и отправились в Венецию.

– Вы давно вышли из-под моей опеки, мой мальчик, и теперь вы хозяин своей жизни. Но если бы я был вашим отцом, я принял бы все меры, что бы отговорить вас от этого, необдуманного решения.

– От чего же, позвольте вас спросить? – удивился юноша. – Даже если они и из обедневшего рода, это нисколько не поменяет мое отношения к Маргарет.

– Ее род здесь не причем. Даже если бы леди Глайд была из знатнейшего рода, я бы сказал вам тоже самое.

– Но почему же, дядя? – спросил де Лавон.

– Потому что я нахожу это семейство подозрительным, в особенности мне не понравился лорд Глайд.

– По-моему вы преувеличиваете, дядя.

– Дай Бог, чтобы я ошибался. В любом случае, я бы вам посоветовал повременить с признанием, и все хорошенько обдумать.

– Я все уже обдумал, дядя, – настойчиво проговорил граф де Лавон и, откланявшись, поднялся к себе в комнату.

По распоряжению графа де Лавона, чинить карету не спешили и, гостям пришлось задержаться в доме графа, на еще один день.

Глава III

О том кем насамом деле являлись брат и сестра Глайд

Вечером того же дня, в комнате леди Глайд, был ее, так называемый, брат, который на самом деле, являлся ее суженым. Марго, была действительно, дочерью знатного дворянина, граф Нортумберленда, который, в самом деле, был в почете у короля Якова I-го. Марго еще даже не родилась, когда, после «Порохового заговора»[2 - Пороховой заговор* (1605 года) – неудачная попытка группы английских католиков взорвать здание парламента с целью уничтожения симпатизировавшего протестантам и предпринявшего ряд репрессий в отношении католиков короля Якова I.], по приказу короля, лорд Нортумберленд был отправлен в крепость Тауэр.

После вышеперечисленных событий, дворянский род Нортумберленда, сильно обнищал. Поэтому когда дочери едва достигли возраста, позволяющего им вступать в брак, их мать начала выдавать несчастных замуж, за знатных дворян, не первой молодости. И вот пришла, пора вступать в брак, леди Маргарет. Однако Марго, не устраивало замужество на престарелых дворянах, к тому же, она была влюблена в Джона Глайда.

Лорд Глайд был бедным дворянином, проигравший все свое состояния в «кости». Чем он смог очаровать это небесное создание, увы, одному Богу известно. Ни ростом, ни красотой, г-н Глайд не обладал, к тому же был на десять лет ее старше. Однако леди Нортумберленд, была в него влюблена, и дабы ни стать женою не любимого, она согласилась вместе с сэром бежать тайком в Венецию, в которой его тетя, оставила после себя не большое наследство. Для полной скрытности, они притворялись братом и сестрой. И даже теперь, попав в дом графа, они продолжали притворяться родственниками, и лишь с темнотой, когда все ложились спать, леди Нортумберленд и лорд Глайд, становились теми, кем были на самом деле.

И вот, в тот самый вечер, леди Нортумберленд и лорд Глайд, были одни в комнате. Однако, не смотря на всю ласку леди, лорд Глайд в тот вечер был не в духе.

– Когда же кончится этот спектакль, я признаться устал изображать вашего милого брата. Второй день мне приходится играть, эту жалкую комедию.

– Ну потерпите Джон, мне тоже не по душе играть все это. Мы целый месяц были в утомительной дороге и путь наш до Венеции, еще не близок. Так что нам стоит воспользоваться, гостеприимством, этого милого, графа.

– «Милого»?! – в негодовании повторил лорд Глайд.

– Ну не ревнуйте, Джон, – обнимая его за шею, нежно проговорила леди.

Тут до них донеслось чье-то приятное пения, раздающиеся под балконом.

– Что это? – удивился Глайд.

– Мне кажется, поют, – ответила леди, с интересом подойдя к окну.

Внизу стоял и улыбался граф де Лавон, играя на виуэле. В кустах ему подыгрывали несколько менестрели.

– В далеком небе вижу звезд сверкание,
Как золотом усыплен небосвод.
Но ярче звезд, огонь очей твоих сверкание,
Напоминающий мою любовь.

И пьян, и нежен, от любви твоей,
Я вновь стою у твоего окна,
И взора нежного не стоя,
Лишь о любви молю тебя.

Это пение пришлось по душе леди Нортумберленд, что нельзя было сказать о г-не Глайде. Подойдя к окну, он с презрением взглянул на графа, и раздраженно произнес:

– Порадуйтесь графиня, кажется, этот щенок влюблен в вас.

– Мне тоже так кажется, и на вашем месте я бы опасалась этого неопытного сердцееда, как бы он не переманил, вашу возлюбленную на свою сторону, – произнесла кокетливо леди, дабы вызвать ревность у англичанина.

– У вас одни глупости в голове, – сказал лорд Глайд, садясь в кресло. – Вы бы лучше подумали, как мы будем жить дальше. Признаться, я начинаю жалеть, что сорвал вашу свадьбу, с лордом Гилмором.

– Но почему, что я вам, дурного, сделала? – с легким испугом спросила леди.

– Вы ничего дурного мне ни сделали, сударыня. Просто я совершил ошибку, когда не позволил вам выйти замуж, за богатого господина, и тем самым, обрек вас на нищету, со мной.

– Но меня не тяготит ваша бедность, мне нужны только вы.

– Зато она тяготит меня, а ваша свадьба, с лордом Гилмором, могла помочь восстановить мое состояние, и имя.

– Каким же образом? – удивилась леди.

– Лорд Гилмор, был уже стар, и вскоре отправился бы к праотцам, тогда бы я на вас женился, и стал богатым мужем. Но что теперь говорить, все кончено, – вздыхая, произнес лорд Глайд, но призадумавшись, добавил: – А в прочем, ни все еще потеряно, граф де Лавон, пожалуй, еще богаче будет, чем лорд Гилмор! Вот что Маргарет, проявите к графу ответные чувства, и если удача будет на нашей стороне, вы станните его женой.
<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 21 >>