Афера в каменных джунглях
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 >>
– Пока нет. Сначала сын учился в колледже у нас в Екатериновке, на учителя начальных классов. На преподавателя географии бы ему, но у нас в колледже факультетов не так много, вот и пришлось выбирать из того, что есть. Я уговорила его не в столицу ехать, а в Тарасов – здесь же есть и университет, и факультет нужный, поэтому Ваня согласился со мной. Москва и Петербург с моими доходами, увы, несбыточная мечта, но на Тарасов я упорно деньги копила. Устроилась еще на одну работу, чтобы потом в город поехать и жилье снять. У меня был свой план – я должна была первая ехать в Тарасов, чтобы жилье для Вани найти, работу себе подыскать. Увы, моего среднего педагогического для работы учителем в таком крупном городе мало, везде во всех школах требуются преподаватели, окончившие университет или институт. Поэтому я хотела себе подыскать любую работу, пускай самую простую, зато с постоянным доходом. Ваня после колледжа тоже работать пошел на местную фабрику, мне помогать. Учителем он не стал – потому что подработка нужна была временная, до переезда. А фабрика – самое подходящее место, в Тарасове таких и нет, а в глубинках сохранились. Но ни моих, ни Ваниных денег на переезд не хватало, и мне пришлось обратиться к родителям. Не знаю, как мне удалось мать уговорить мне помочь, я обещала долг вернуть сразу же, как на ноги встану. В общем, собрала я нужную сумму денег – чтобы квартиру самую дешевую снять и первое время жить. У знакомых и коллег из школы позанимала, кто-то отказывался выручить, но некоторые помогли. Ваня в Екатериновке остался, а я сюда, в Тарасов, приехала. Сын по интернету нашел несколько фирм в Тарасове, которые помогали приезжим с поиском квартиры. Несколько первых агентств, куда я звонила, просили слишком большую сумму за услуги, а у меня таких денег не было. И только одна последняя, «Эллада», обещала помочь за приемлемые деньги. Я туда и обратилась – сын ее самой последней записал, наверно, впопыхах нашел. Мне сказали, что нужно встретиться с риелтором, Маргаритой Костиной, чтобы обговорить с ней все детали. Помню, тогда среда была, мы встречу на четыре дня назначили. Эта женщина примерно моя ровесница, может, чуть младше, назвала мне несколько вариантов в центре, но у меня таких денег не было, я попросила подыскать что-нибудь подешевле. Тогда риелтор сказала, что есть квартира в Ельинском районе, она самая дешевая, потому что от центра Тарасова далеко находится, район бедный и непристижный. Но я решила, что на первое время мне подойдет, и сразу согласилась. Даже удивилась, что мы поехали смотреть квартиру, я была согласна хоть в бараке жить… Дом, где жилье предлагалось, был трехэтажный, но жилой, квартира – маленькая, но мне она показалась настоящим дворцом. К тому же поблизости я приметила магазин, где продавец требовался без высшего образования и опыта работы. Поэтому я сразу и согласилась. Риелтор мне велела какую-то бумагу подписать, я все деньги отдала и тут же заселилась в квартиру. Только вещи кинула, сразу в магазин, в «Семерку», побежала устраиваться. Меня взяли почти без разговоров – им давно работник требовался, а я готова была без выходных в магазине сидеть, только бы деньги заработать. В магазине мне понравилось, хотя зарплата не слишком большая, зато коллектив хороший. Со своей сменщицей подружилась, с другими сотрудницами… Первую неделю я едва ли не на крыльях летала – и работа мне подходила, пускай и сложная, и жилье я нашла. Ване позвонила, сказала, что через две недели он смело может приезжать в Тарасов, в этом году будем подыскивать ему работу, а на следующий он сможет в свой институт поступать на геолога. Хорошо, что у сына вещей немного – у нас дома не компьютер, а ноутбук, его перевезти гораздо легче. Ваня, хоть и книги больше читать любит, без интернета не мог, ему постоянно связь нужна была. Я начала готовиться к приезду сына – вещи разобрала, порядок наводить стала в свободное от работы время… В общем, неделю я жила в радостных заботах, рисовала себе картины нашей с Ваней счастливой жизни в большом городе, и тут – как гром среди ясного неба…

Вера замолчала, подобно опытному рассказчику, который, заинтриговав слушателей, выжидает момент, прежде чем продолжить захватывающую историю. Я смотрела на женщину с ожиданием, и та, верно истолковав мой немой вопрос, продолжила:

– Был понедельник, моя смена. Я работала с восьми утра до восьми вечера, а во вторник – наоборот, в ночную, с восьми вечера до восьми утра. Магазин круглосуточный, график сами продавцы себе удобный составляют. Я кассу сдала другой работнице, пошла домой. Иду по улице, вдруг вижу – в моих окнах свет горит. Я себя ругать стала – какая растяпа, забыла перед уходом лампы потушить. За свет же деньги платить, то есть за электричество, хорошо еще, что газ всегда выключаю, проверяю специально. Я и свет выключала всегда, странно, что в тот день позабыла. Однако чем дальше, тем мне страшнее становилось – ладно если бы свет горел только в прихожей, так нет, и в комнате, и в кухне… Думала, ошиблась, может, дом перепутала, но я же не совсем идиотка, свой адрес, что ли, не найду? У меня жуткие мысли – а вдруг воры забрались? Да у меня и красть нечего: ни денег, ни техники. Зарплату мне на карту перечислять должны… Хоть и успокаивала себя, а все равно неприятно, что кто-то чужой по моей квартире ходит.

Поднимаюсь на свой этаж, достаю ключи, а открыть не могу, с той стороны двери мешает что-то. Я стояла, возилась с замком, внезапно дверь открылась, и я вижу на пороге сердитую женщину лет сорока в домашнем халате. Позади нее – мужчина в тренировочных штанах и футболке. Ну и немая сцена – я на них смотрю, а они на меня. Опускаю глаза, вижу свои сумки в коридоре. Женщина руки в бока уперла и на меня кричать стала – кто я такая, откуда у меня ключи, зачем вламываюсь в их дом. Стала угрожать, что полицию вызовет. Я спрашиваю, адрес свой назвала и уточняю, тот ли это дом, вдруг ошиблась. Нет, все верно – и номер дома, и квартиры. Я совсем понимать что-либо перестала – объяснять начала женщине, что квартиру я сняла в агентстве, живу тут неделю. Женщина опять крик подняла – мол, они с мужем здесь уже двадцать лет живут, уезжали на две недели к родственникам, приехали – а здесь вещи чужие. В общем, она меня выгнала из дома, я едва слезы сдерживала. Села на лавочку, принялась в агентство звонить. Трубку никто не берет – может, поздно слишком, закрыто оно. Мобильного телефона риелтора, этой Маргариты Костиной, у меня не было – я сплоховала, не спросила ее. Женщина все мои вещи на улицу выставила, я взяла их и к магазину пошла. Рассказала все сотруднице, она меня пожалела – мы с ней хорошо общались, можно сказать, подружились. Ее Маша зовут, Мария Снежкова, она мне и предложила у нее пока пожить. Она мне еще давно рассказывала, что в двухкомнатной квартире одна живет – раньше муж у нее был, но потом он ее бросил, ушел к любовнице. Детей у Маши нет, вот она одна совсем, тоже много работает, чтобы только дома поменьше бывать. Ей там все мужа напоминает, а в магазине за кассовым аппаратом не до воспоминаний и депрессии, там внимательность нужна. Маша мне ключи дала и разрешила, пока я недоразумения с квартирой не улажу, у нее пожить. Если б не она, пришлось бы мне на улице ночевать и в магазине жить… Вот только и на следующий день до агентства я не дозвонилась – по-прежнему трубку не брали. Рассказала все Ване, он пообещал в интернете их сайт найти и туда написать. Но оказалось, что у «Эллады» ни сайта, ни даже страницы в интернете нет, а телефон только один дан, по которому я и звонила. Ваня тоже стал пытаться до них дозвониться, но и у него ничего не получилось. Сын во всем себя винил – он же агентство нашел, хотел в Тарасов приехать, но я его отговорила. Не будем же мы вместе с сыном у Маши жить! Я хотела в полицию обратиться, чтобы агентство нашли и мне деньги вернули – они же обманули меня, дали квартиру, в которой люди живут. Не знаю, со всеми простаками они так поступают или я одна такая, кто поверил… Наверно, всю оставшуюся жизнь буду себя за это укорять…

– И вы в полицию позвонили, а там посоветовали нанять частного детектива? – я догадалась, что Вера наткнулась на Кирьянова, который и порекомендовал несчастной женщине мои услуги. Та кивнула.

– Да, только вы меня простите, я вам обязательно заплачу, как только зарплату первую перечислят! – заверила меня женщина. – Я ведь чуть больше недели в магазине работаю, поэтому пока и аванса нет. Но вы не сомневайтесь, я никогда никого не обманываю! Просто если вы мне не поможете, то я не знаю, что делать. Деньги-то заплатила за квартиру не только свои, но еще у знакомых занимала, мне и с ними расплачиваться нужно… Если верну деньги, уеду отсюда в Екатериновку – хватит с меня приключений.

Я посмотрела на свою собеседницу. Поникшая, печальная и отчаявшаяся, она чем-то напоминала бездомную собачонку, которую выгнал хозяин. Вроде верила человеку, а он жестоко предал ее, – потому что дворняга, потому что не нужна. Вот и Вера, как эта дворняжка, – поверила обещаниям, а ее так жестоко обманули. Не виновата ведь она, что родилась в глубинке и жизни не знает, а люди в Тарасове попадаются и нечестные, и жестокие. Конечно, бесплатно я работать не привыкла – любой труд должен оплачиваться! – однако Вере отказать не смогла. Я точно знала, что женщина будет стараться, будет работать изо всех сил, чтобы только оплатить услуги частного детектива и вернуть долг. Я еще раз взглянула на ее нетронутый круассан и кивнула:

– Хорошо, я возьмусь за ваше дело. Заплатите потом, если расследование даст положительные результаты.

Глава 2

Перед тем как покинуть кафе (Вера явно с нетерпением ждала, когда можно будет уйти оттуда), женщина продиктовала мне номер телефона злополучного агентства и имя риелтора. Попрощавшись со мной, она торопливо схватила свое пальто и застегивала его на ходу, словно бежала с места преступления, а не выходила из кафе, где обычные люди привыкли хорошо проводить время. Я молча смотрела ей вслед, про себя думая, что, вероятно, ее не исправить. Даже если случится чудо, она найдет себе богатого мужа или внезапно разбогатеет, боязнь кафе, ресторанов и прочих «дорогих» заведений останется у нее навсегда. Ведь есть такое мнение, что богатый человек отличается от бедного не тем, сколько денег у него в кошельке или на кредитке, а своим мышлением. Бедный человек так и останется бедным, пусть у него в кармане миллион долларов, а богатый и с тремя рублями останется богатым. Просто состоятельные люди легче относятся к деньгам – они привыкли к тому, что материальные блага появляются и исчезают, и не делают из этого никакой трагедии. Зато те, кто с детства привык считать каждую копейку, проверять, сдали ли в магазине рубль, переживать из-за трат, пускай и необходимых, навсегда останутся таковыми. То же самое и с Верой – женщина выросла в глубинке, у нее уже устоявшаяся психология малоимущего человека. И до конца жизни, при любых обстоятельствах она будет переживать из-за денег.

Поймав себя на мысли, что предаюсь сейчас размышлениям, вместо того чтобы действовать, я вытащила мобильный телефон и, нисколько не смущаясь хмурых взглядов, которые бросала на меня официантка, принялась названивать в агентство «Эллада». Как я и ожидала, трубку никто не брал. Сперва я думала, что не отвечают только Вере – ее же обманули, а номер мобильного в памяти телефона сохранился. Но не отвечали и на мой звонок, значит, номер с самого начала был липовый. Что ж, пойдем другим путем…

Я открыла новую интернет-страничку, ввела запрос «Агентство «Эллада» Тарасов». Оказалось, что в нашем городе есть такое агентство, но занимается оно не продажей квартир, а сетевыми продажами. Номер телефона «Эллады» не соответствовал тому, что дала мне Вера. Все же я набрала указанный на сайте контактный номер и приготовилась к разговору.

Трубку взяли сразу – судя по голосу, со мной беседовала молодая женщина лет двадцати пяти – тридцати. Она вежливо поздоровалась, пояснила, что я позвонила в агентство «Эллада», и поинтересовалась, что я желаю.

– Здравствуйте, – ответила я взаимным приветствием. – Понимаете, у меня такая ситуация, я приехала из области и мне срочно нужно снять квартиру. Мне посоветовали ваше агентство, вы можете мне помочь?

– Прошу прощения, но, вероятно, вы ошиблись, – с сожалением ответила администратор. – Видимо, вам дали не тот номер, наше агентство занимается исключительно сетевыми продажами. Попробуйте позвонить в другие агентства недвижимости.

Я поблагодарила, женщина попрощалась и отключилась. А я продолжила изучать список агентств дальше.

Однако скоро мне пришлось смириться с тем, что агентства «Эллада» в Тарасове не существует. Точнее, я нашла огромное множество фирм, автосалонов, кафе и салонов красоты с одноименным названием, однако квартирным вопросом ни одна из организаций не занималась. На мой очередной телефонный звонок по данному Верой номеру тоже никто не ответил. Я призадумалась. Выходит, что подобной конторы и вовсе не существует! У меня имеется одна зацепка – фамилия и имя риелтора. Если, конечно, они не вымышленные, я могу попытаться найти некую Маргариту Костину в базе лиц, проживающих в нашем городе. Сперва я забила в базу имя и фамилию женщины, на что мне сеть выдала целых двести тридцать человек. А вот конкретно в Тарасове проживали только две Маргариты Костины. Я внимательно переписала контактные данные обеих – телефоны, адреса, а заодно и возраст. Одной Маргарите Костиной было двадцать три года, другой – на двадцать лет больше. Вера описывала риелтора как женщину примерно своего возраста, однако я решила проверить обеих – внешность можно запросто изменить, достаточно сделать соответствующий макияж и прическу да выбрать подходящую одежду – и все, нужный типаж готов.

Хорошо, что Кирьянов в свое время объяснил мне, как по интернету находить базу жителей Тарасова и области – хотя бы за этим не требовалось ни к кому обращаться. Я задумалась, кем бы представиться для встречи с обеими кандидатками на роль риелтора. Говорить, что ищу квартиру, я не собиралась – раз риелтор была замешана в афере с Верой, она постарается замести следы. В принципе подойдет беспроигрышный вариант – я могу представиться либо журналистом, который пишет статью, либо действовать по обстоятельствам. Первая Маргарита, помладше, окончила Тарасовский университет и работала, как сообщали данные, в лицее иностранных языков. Значит, с ней все понятно, кажется, я придумала, кем назваться…

Трубку Маргарита номер один сняла сразу же. Голос ее был официальным и никак не мог принадлежать женщине столь молодого возраста. Однако я не смутилась и поздоровалась со своей собеседницей.

– Скажите, могу я поговорить с Маргаритой Костиной? – поинтересовалась я, выясняя, туда ли я попала.

– Да, я вас слушаю, – быстро подтвердила та. – Только, пожалуйста, говорите быстрее, у меня урок.

Ага, значит, и правда Маргарита работает преподавателем. Но это не важно – даже порядочный на первый взгляд учитель может оказаться преступником. Конечно, имя и фамилию липовый риелтор запросто мог себе придумать любые, но мне требовалось проверить все возможные варианты. В конце концов, для разговора с подозреваемыми я часто пользуюсь своими настоящими именем и фамилией. Если речь шла о том, чтоб обвести вокруг пальца доверчивую провинциалку, злоумышленники могли не затевать волокиту с фальшивым паспортом – ладно если бы Вера была человеком въедливым и внимательным, так просто бы дело не оставила. Однако преступники вполне могли решить, что обманутая жертва растеряется и ничего лучше не придумает, кроме как вернуться в свою Екатериновку.

– Меня интересуют уроки иностранного языка, – самозабвенно принялась врать я. – Скажите, какие языки кроме английского вы преподаете?

– Французский и испанский, – тут же ответила Маргарита, а потом произнесла, явно обращаясь не ко мне: – Please, repeat once more!

– Ой, извините, что отвлекаю вас! – виновато сказала я. – Может, мне лучше подъехать куда-нибудь, чтобы поговорить в удобное для вас время?

– У меня уроки заканчиваются в половине седьмого, – ответила та. – Можете подъехать к языковому центру, он находится на Батавина, тридцать три.

Выдав мне эту информацию, женщина отключилась. Я посмотрела на часы – они показывали половину шестого. Итого у меня есть час на то, чтобы добраться до этого самого языкового центра. Надеюсь, не застряну в пробках и мне повезет застать первую подозреваемую на месте.

Выезжать из Ельинского района пришлось по темной, неосвещенной дороге. Почему-то фонари здесь поставить никто не потрудился, но по обочинам лежал снег, благодаря чему улицы было видно. На мое счастье, заторов в это время по направлению к центру города не было, поэтому, если опустить факт отсутствия освещения, добралась до Башкинского района я быстро, а там дороги оказались более цивильными.

Я знала несколько языковых центров в Тарасове, однако тот, что находился на улице Батавина, не посещала ни разу. Вообще я не слишком сильна в изучении иностранных языков – конечно, английским владею вполне сносно, зато другими языками никогда не интересовалась. Могу сказать пару слов на немецком и французском, однако на этом мои познания заканчиваются. Было дело, в школе мечтала изучить испанский, однако мечту в жизнь так и не воплотила. Может, когда-нибудь в старости, отойдя от работы частного детектива, я и примусь за прослушивание аудиоуроков испанского и освою игру на фортепиано, однако так далеко предпочитаю не загадывать.

Языковой центр «Лингва», где, судя по всему, вела уроки Маргарита Костина, располагался в современном девятиэтажном здании. Я сразу увидела большую подсвеченную вывеску, обещающую желающим занятия по английскому, немецкому, французскому, испанскому, китайскому и японскому языкам. Да, хотела бы я посмотреть, сколько народу учит восточные языки – по-моему, эти мудреные иероглифы освоить попросту нереально. И как только китайцы и японцы их придумали, нет бы ограничиться банальной азбукой! Правда, в последнее время и китайский, и японский пользуются популярностью – Китай, понятно, граничит с Россией, а Япония стала столь знаменитой благодаря аниме и манге, которыми увлекается, наверно, каждый второй подросток нашего города. Хорошо, что мне не нужно стихийно выдавать себя за поклонницу восточной культуры и посещать языковые курсы – как-то не слишком хочется посвящать добрую часть своего времени записыванию всех этих закорючек.

Я вошла в здание и сразу попала в вестибюль с контрольно-пропускной системой. За столом сидела администратор, женщина лет пятидесяти с тщательно накрашенными глазами и кудрявыми черными волосами. Она вопросительно посмотрела на меня, и я поняла, что следует представиться и объяснить, куда я направляюсь.

– Здравствуйте, – вежливо начала я. – Мне нужно поговорить с Маргаритой Костиной, она преподает иностранные языки. Не подскажете, где мне ее найти? Она мне встречу на половину седьмого назначила.

– Пятый этаж, пятьсот девятая аудитория, – механическим голосом отрапортовала та. Да я могла и не стараться – проверять, точно ли мне назначена встреча с преподавателем, никто не пытался. У меня даже паспорт не спросили – пропустили без лишних вопросов.

Так как я приехала только к началу седьмого, в кабинете под номером пятьсот девять еще шел урок – я слышала, как несколько учеников, судя по всему, начального уровня, повторяют за преподавательницей фразы и отвечают на вопросы. Я встала возле большого окна без занавесок и жалюзи и, облокотившись о подоконник, принялась ждать окончания занятия. Судя по голосу, Маргарите Костиной было по меньшей мере лет сорок. Странно, что в базе указывался совершенно иной возраст: говорила женщина строго, с прекрасным английским акцентом, а учащимся, опять-таки исходя из того, что я слышала, было лет по десять-двенадцать. Наверно, скоро за ними приедут родители, чтобы забрать после урока, время ведь уже позднее, вряд ли ученики курсов добираются до дома самостоятельно.

Мои размышления прервала фраза учительницы, прозвучавшая достаточно громко:

– Your home task is… – далее следовало указание, на какой странице распечатки следует выполнить домашнее упражнение и что сделать к следующему уроку. Значит, урок уже заканчивается – наверно, Маргарита Костина решила отпустить пораньше своих учеников. Послышался звук открываемых сумок, топот, и вскоре из кабинета, переговариваясь между собой, вышли пять учеников – две девочки и три мальчика. Я не ошиблась, когда определила возраст детей по голосам – им и на вид было лет по одиннадцать-двенадцать.

Дети заспешили к лестнице, не обратив на меня никакого внимания, а я, убедившись, что все ученики покинули кабинет, подошла к аудитории. Вежливо постучала в дверь три раза и, не дожидаясь приглашения, вошла внутрь.

Кабинет английского языка представлял собой обычный класс с партами, стульями, учительским столом и современной доской, на которой пишут маркерами, а не мелом. На доске значилась сегодняшняя дата, написанная, само собой, на английском, а сбоку – домашнее задание и столбик новых слов. Я посмотрела в сторону учительского стола, около которого стояла женщина и собирала свою сумку. Это была высокая худощавая брюнетка с короткой стрижкой «каре», в очках, которые делали ее лицо строгим и серьезным. Однако я сразу поняла, что и прическа, и чопорный, с иголочки, брючный костюм, и такая деталь, как очки в черной оправе, – не более чем средства, чтобы выглядеть старше. Лицо Маргариты Костиной, если убрать всю косметику, выдавало в ней юную женщину, которой едва ли исполнилось двадцать пять лет. Да, а по голосу и не скажешь – похоже, она использует все методы для придания себе солидности. Может, хочет таким образом создать соответствующую дисциплину и настроить учеников на серьезный лад. Ведь люди – я имею в виду родителей – не станут отдавать своих детей на уроки к преподавателю, который недавно окончил университет. Всем хочется видеть в роли учителя солидного человека с большим опытом, и не важно, что недавний студент или студентка обладает хорошим багажом знаний и умеет найти подход к каждому учащемуся.

Маргарита повернулась ко мне лицом и тем же строгим голосом уточнила:

– Это вы мне недавно звонили? Насчет уроков?

– Да, я, – кивнула я. – Меня Татьяна зовут, я бы с вами поговорить хотела.

– Да, я вас слушаю, – внимательно посмотрела на меня учительница. – Вы сами заниматься хотите или ребенка привести? Какой язык вас интересует?

– Я сама хочу, – ответила я. – Хочу подтянуть свой английский и выучить испанский. Вы ведь и его преподаете, да?

– Да, именно так, – подтвердила Маргарита. – Английский, испанский и французский. У меня занятия каждый день, с восьми утра и до половины седьмого вечера по вторникам и четвергам, в остальные дни – с восьми и до восьми. Испанский и французский языки я веду два раза в неделю, английский – три.

– Что, без выходных? – ужаснулась я. Маргарита впервые за все время улыбнулась.

– Иногда беру себе один выходной, но крайне редко, – уточнила она. – В последний раз это было летом. Зато отпуск длится целый месяц, в августе занятий нет.

– Ничего себе! – поразилась я, а про себя подумала: «Вера рассказывала, что встречалась с риелтором около недели назад, точнее, по приезде в Тарасов. Я узнала у женщины, что приехала она в прошлую среду, сейчас был четверг, и с Маргаритой Костиной она общалась восемь дней назад».

– А по средам у вас, вы говорите, занятия с восьми и до восьми? – задала я интересующий меня вопрос. Молодая учительница кивнула.

– Но в среду я веду английский, у меня десять групп, они постоянные, – сказала она. – Только прежде чем вас записать в определенную группу, мне надо знать ваш уровень владения английским языком. У нас есть группа начинающих, продолжающих и продвинутый уровень. Вы свободно разговариваете на языке?

– Можно и так сказать, – пожала я плечами. – Читаю и перевожу со словарем, а вот с грамматикой у меня беда, не понимаю ее еще со школьной скамьи.

<< 1 2 3 4 5 >>