1 2 3 4 5 >>

Мира Славная
Няня для олигарха

Няня для олигарха
Мира Славная

Моя чудесная няня #1
Карина – очень непростой ребенок, и у нее очень непростой отец. Но кто сказал, что я простая няня? Главное – не поддаваться чувствам. Даже если это будет очень сложно.

Фото на обложке с фотостока www.shutterstock.com. Автор: jfk image. Portrait of happy beautiful couple isolated on white – portrait – Caucasian

Глава 1

– У вас действительно такая высокая квалификация? Что-то вы слишком молоды…

Это «интервью» длилось уже час. Интервью, ага. Скорее допрос с пристрастием, потому что назвать то, что сейчас происходило, собеседованием у меня язык не поворачивался. И ни у кого бы не повернулся. Мужчина, который сидел напротив, задал, кажется, около тысячи вопросов. А может и больше – я не считала. Причем простые и конкретные ответы ему были не по вкусу – подробности, вот что ему было нужно в первую очередь. Он уже знал обо мне все, даже больше, чем я сама о себе знала, когда входила в кабинет и здоровалась. Не только то, что я заочно учусь на последнем курсе педа, но и как учусь, и кто может это подтвердить. Не только имена двух предыдущих работодателей и их детей, но и всех их родственников до седьмого колена, всех слуг и подсобных рабочих, и даже собак и кошек вместе с прививками и родословной.

Рекомендации, полученные при уходе, его не интересовали. «Написать можно что угодно! – заявил он, отодвигая их в сторону. Да-да, именно так и заявил. – Расскажите-ка мне лучше про причины вашего увольнения». И смотрел при этом так недоверчиво, словно пытался меня подловить на чем-то неблаговидном. Будто бы он меня не няней нанимает, а уполномоченным послом с допуском к государственным секретам. Я устала и вымоталась, но все равно отвечала вежливо, улыбаясь и демонстрируя безупречную выдержку. Именно подобное поведение родители так хотят видеть у человека, которому предстоит возиться в ближайшее время с их отпрысками.

И тут я их понимаю. Приятно думать, что няня, когда не в меру расшалившееся дитятко бросит в стену тарелку, например, с макаронами, и эта самая тарелка просвистит в паре миллиметров от ее уха, – не наденет ему на голову кастрюлю с остатками ужина, и не постучит по ней поварешкой, а невозмутимо и с улыбкой скажет:

– Какой ты меткий! Почти попал. Надо записать такого спортивного ребенка в стрелковую секцию.

Не скажу, что у меня раньше были идеальные наниматели и идеальные воспитанники. Но именно этот мужчина почему-то выводил меня из себя больше, чем все дети и родители вместе взятые. Подумать только, а ведь он мне сначала даже понравился. Смуглая кожа, волевой подбородок, упрямые губы и глаза… Глаза… Чернее ночи, погибель женского рода, а не глаза. Раз увидел и пропал. Широкие плечи, мощные руки, налитые мускулы, которых не смог скрыть даже отлично сшитый пиджак. Ну а что дальше, под столом, я не видела. И, похоже, уже не увижу…

– Знаете, а вы правы, – ответила я. – Думаю, я слишком молода для такой высокой квалификации, – я начала вставать из-за стола. – Придем-ка мы с ней к вам попозже, лет через пять, когда я достаточно постарею, чтобы ей соответствовать.

– Сядьте, – скомандовал он. Вроде бы тихо, но было в его голосе нечто такое, что я не посмела ослушаться и моментально плюхнулась обратно на стул. Ему б войсками командовать, а не нянек нанимать.

– Вам кажется, что я задаю глупые вопросы? – нахмурился он, пронзая меня взглядом своих невозможных глаз.

Мне очень хотелось ответить честно. Но отчего-то не получилось. Не смогла, стушевалась.

– Ну-у… Думаю у вас на это есть веские причины…– пробормотала я. – Иначе бы не спрашивали…

– Карина приезжает ко мне на три месяца. Ее мать ложится в клинику, и дочь будет жить со мной.

Он помолчал, а потом задумчиво уставился в окно и продолжил тем отстраненным тоном, которым обычно разговаривают сами с собой:

– Мы не проводили так много времени вместе уже больше года – с тех пор, как ее мать уехала и увезла девочку. Я бы очень хотел все эти три месяца не отрываться от дочки, но… Но я занятой человек, и не могу себе этого позволить…

Он перевел наливающийся холодом взгляд на меня и отчеканил, словно вбивая каждое слово мне в голову:

– И если для того, чтобы выбрать подходящего человека, мне нужно будет задавать глупые вопросы несколько часов подряд – я это сделаю.

Вот как? Не знаю, что у них там с бывшей женой за проблемы, и как он привык истязать тех, кто жаждет получить работу, но разговаривать со мной подобным образом я никому не позволю!

– Извините, Станислав! – ровно выговорила я, обращаясь к несостоявшемуся нанимателю на западный манер, без отчества. – Мне очень жаль, если я вам не подхожу. Но еще несколько часов отвечать на вопросы я не смогу. Предпочитаю не тратить попусту ни свое, ни чужое время.

Я встала и вышла из кабинета, с ужасом представляя, что со мной сделает наша директриса.

Лариса могла отправить на это собеседование куда более «зарекомендовавших себя» и опытных специалистов, а дала шанс мне – потому что, как она выражается, «видела во мне потенциал». А я опять, как и в прошлые разы, не оправдала ее ожиданий.

Симпатичная внешность – отличная штука, если ты не пытаешься устроиться гувернанткой (или няней, или горничной, или домработницей и так далее, и так далее) в какую-нибудь семью. А если собираешься – это твой огромный минус. Большую часть потенциальных клиентов я теряю уже на этапе собеседования. Как правило, папочки относятся к моей кандидатуре с воодушевлением. Но чем больше это воодушевление – тем быстрее их супруги мне отказывают.

Нет, в нашей сфере деятельности куда выше ценятся интеллигентные серые мышки средних лет. А пока ты молод и не очень сер – увы…

И к этому Стасу директриса Лариса меня отправила по одной-единственной причине: у нас тут имеется одинокий отец, и по правую руку от него не будет сидеть какая-нибудь милая дамочка и смотреть на будущую няню ревнивым взглядом.

Жаль, очень жаль. Я уже почти поверила, что найду хорошее место.

Но, во всяком случае, я могу понять жену, которая сбежала от него на край света. Жить рядом с таким занудой – то еще испытание. Даже если он смуглый атлет с волевым подбородком и погибельными глазами…

Я вышла за ворота особняка, махнула рукой, чтобы поймать такси и уныло подумала: если в ближайшее время я не найду работу – о такси придется забыть. Да и насчет автобусов сомневаюсь. Докладывать Ларисе о своем провале я не спешила – такие известия вполне могут подождать до завтра. К тому же это я сама ушла, а не Станислав выгнал меня взашей. Поэтому будем считать, что наше собеседование закончилось на обычном «Мы вам позвоним».

Я уже подъезжала к дому, когда на телефон пришло сообщение: «Александра, вы приняты. Явитесь завтра к девяти для оформления документов и получения инструкций. Карина прилетает послезавтра».

Глава 2

Я вошла в особняк без пяти девять. Прийти раньше – значило бы обречь себя на томление возле кабинета работодателя, да еще и показать свою излишнюю заинтересованность. Позже – и того хуже. Непунктуальность, неумение рассчитывать время – это далеко не те качества, которые стоит включать в резюме и демонстрировать с первых дней. Пять минут – идеальный отрезок времени, позволяющий собраться с мыслями и, если требуется, привести себя в порядок. О-о-о… Я об этом знаю все. Больше, чем все. Даже книгу могла бы написать «Как правильно устраиваться на работу». Да только мои знания мне самой не очень-то помогают, увы…

Двери в кабинет Станислава были распахнуты. Вот и хорошо, вот и славно. Почему-то я всегда испытываю совершенно необъяснимую неловкость, если приходится стучаться, а потом, приоткрыв створку, спрашивать: «Можно?». Так и кажется, что оттуда рявкнут: «Занят!» или «Закройте дверь!» Вероятно потому, что именно так делала завуч в нашей школе, вот моя детская неокрепшая психика и пострадала.

Мой новый босс, видимо, не любил зря терять время, и в этот ранний час работа уже шла полным ходом. По крайней мере, из кабинета неслись громовые раскаты его голоса. Он явно отдавал кому-то распоряжения или распинал за ошибки. Скорее всего, последнее. И скорее всего, по телефону, потому что больше никого не было слышно. Если, конечно, второй собеседник не онемел от страха.

Минутная стрелка подбиралась к девяти, пора было немного помаячить на пороге, чтобы обозначить свое присутствие. Пусть босс заметит: новый работник прибыл точно к назначенному сроку. Но стоило мне приблизиться к двери, как зазвучал еще один голос. Женский.

– Стасик, зая, ты не прав.

Зая?! Я потрясенно застыла. Меньше всего та каменная стена, с которой я вчера разговаривала, была похожа на «заю». Если, конечно, в кабинете не спрятался еще один Стасик. Машинально сделав еще один шаг, я бросила мимолетный взгляд в кабинет. Нет, двое… За столом сидел босс, щелкая колпачком ручки, рядом с ним стояла высокая стройная девушка, затянутая в деловой костюм.

– Я столько времени отпахала, чтобы добыть этот контракт… – она возмущенно потрясла ворохом бумаг перед его лицом, – … а теперь ты начинаешь крутить носом. Да, эти ребята неидеальны… Ну, а кто сейчас идеальный?..

Я попятилась, мечтая стать невидимкой. Нечаянно открывшаяся мне сцена явно не предназначалась для посторонних глаз и ушей. Чего стоит одно только это интимное – «зая». Ужас какой, будто в спальню чужую вломилась. Или в замочную скважину подсматривала… Хотя сами виноваты, нечего дверь нараспашку держать, так любой может ненароком застукать. Отступив подальше от кабинета, я свернула за угол и только там смогла перевести дух. Да уж. Никак не планировала становиться невольной свидетельницей… свидетельницей… Кстати, что это было? То ли производственный конфликт, то ли ссора влюбленных. Ну, или то и другое вместе. «Зая»… Фу!

Я стояла за углом холла, искренне радуясь, что моя маленькая подопечная еще не приехала. Детям свойственно появляться в самый неподходящий момент и с присущей им непосредственностью вмешиваться в происходящее. Так что будь она здесь, мне наверняка пришлось бы отвечать на вопрос, заданный непременно громким голосом: «Тетя, а что это вы здесь делаете? Вы прячетесь от моего папы? Вы что, его боитесь?»…

Представив парочку из кабинета, которые тут же повернулись бы в мою сторону, и выражение их лиц при этом, я судорожно вздохнула. Попробуй потом докажи, что я не шпионила, а просто так получилось. Нет-нет-нет… Пусть то, что я подслушала чужой разговор, останется моим маленьким секретом.

Голоса из кабинета доносились и в холл. Однако сейчас разобрать, о чем шла речь, было невозможно. Станислав говорил уверенно, но тихо. А вот его то ли подчиненная, то ли подруга постоянно срывалась:

– Зая, ты ведешь себя как последний идиот! От таких предложений не отказываются!

Глава 3

Длинная стрелка часов у меня на запястье медленно доползла до самого верха, а незнакомая девица словно и не думала покидать кабинет босса. Прерывать их диалог, напичканный «заями» и «идиотами» мне не хотелось. В то же время было неприятно, что теперь Станислав подумает, что я опоздала. Почему-то мне было важно произвести на него лучшее впечатление. Хотя, что в этом странного? Он мой работодатель, так что желание вполне понятное.

Не успела стрелка перепрыгнуть на следующее деление, как я четко услышала:

– Продолжим в следующий раз, у меня назначена встреча, – это был голос моего босса.

Видимо, он подошел к двери, поэтому мне удалось разобрать слова. Какое счастье, что он так пунктуален! Что ж, в занудстве есть свои плюсы…

1 2 3 4 5 >>