1 2 3 4 5 ... 22 >>

Тайна замка Роборэй. Виктóр из спецбригады
Морис Леблан

Тайна замка Роборэй. Виктор из спецбригады
Морис Леблан

Классика приключенческого романа
Морис-Мари-Эмиль Леблан (1864–1941) – французский писатель. Работая поначалу репортером в «Фигаро», выпустил несколько сборников новелл, но особого успеха не снискал. Литературным «крестным» отцом Леблана стал влиятельный парижский издатель Пьер Лафит. Он предложил ему придумать героя, который мог бы соперничать по популярности с Шерлоком Холмсом. И Леблан создал Арсена Люпена – образ-миф, в котором французам приятно было узнавать себя: сильный и смелый герой, хитрый, проницательный и, самое главное, остроумный: он побеждает своих врагов, высмеивая их. Помимо пяти сборников рассказов, пятнадцати романов и трех пьес об Арсене Люпене, Морис Леблан написал также два десятка приключенческих, научно-фантастических, любовных романов и сборников рассказов.

В данном томе представлен романа «Тайна замка Роборэй», герои которого тщетно пытаются разгадать таинственную надпись и найти сокровища, связывая эту тайну только с замком Роборэй, а разгадка оказывается совсем в другом месте. Но в поисках клада они находят верных друзей и преданную любовь. Роман «Викто?р из спецбригады» повествует о приключениях Арсена Люпена, легендарного героя многих книг Леблана.

Морис-Мари-Эмиль Леблан

Тайна замка Роборэй. Викто?р из спецбригады

© ООО ТД «Издательство Мир книги», оформление, 2009

© ООО «РИЦ Литература», 2009

Тайна замка Роборэй

Глава 1

Замок Роборэй

Тусклая предрассветная луна… Редкие звезды. В стороне от большой дороги стоит наглухо закрытый фургон с поднятыми кверху оглоблями. Издали кажется, что это чьи-то возведенные к небу руки. В тени, у канавы, пасется лошадь. Слышно, как она щиплет траву, как сопит и фыркает в отдалении.

Над далекими холмами посветлело. Медленно гаснут звезды. На колокольне пробило четыре. Вот встрепенулась и вспорхнула первая птица, осторожно пробуя голос. За ней – другая, третья. Наступает утро, теплое, ясное.

Вдруг в глубине фургона раздался звучный женский голос:

– Кантэн! Кантэн! – И в окошке над козлами показалась голова. – Удрал… Так я и знала. Вот дрянь. Вот мучение.

В фургоне раздались другие голоса. Через две-три минуты дверь фургона раскрылась, и по ступенькам сбежала стройная молодая девушка, а в окошке показались всклокоченные головки двух мальчуганов.

– Доротея, куда ты?

Она обернулась и ответила:

– Искать Кантэна.

– Он вчера гулял с тобой, а потом лег спать на козлах. Право. Я сам видел.

– Да! Но теперь его там нет!

– Куда же он исчез?

– Не знаю. Пойду поищу и за уши приволоку обратно.

Но не успела она сделать нескольких шагов, как из фургона выскочили двое мальчиков лет девяти-десяти. Оба бросились за ней вдогонку.

– Нет, не ходи одна! Страшно! Темно!

– Что ты выдумываешь, Поллукс. Страшно? Вот глупости.

Она дала им по легкому подзатыльнику и толкнула обратно в фургон. Потом взбежала по лесенке, ласково обняла их и поцеловала.

– Не надо хныкать, мои маленькие. Совсем не страшно. Через полчаса я вернусь с Кантэном.

– Да, где он пропадает по ночам? – хныкали мальчики. – И это уж не первый раз. Где он шатается?

– Он ловит кроликов, вот и все. Ну, довольно болтать, малыши. Ступайте спать. И слышите вы оба: не драться и не шуметь. Капитан еще спит, а он не любит, чтобы его будили.

Она быстро отошла, перепрыгнула через канавку, пересекла лужок, где под ногами хлюпала вода, и вышла на тропинку, убегавшую в мелкий кустарник. По этой тропинке гуляла она вчера с Кантэном и поэтому шла так быстро и уверенно.

Вскоре тропинку пересек ручей, нежно журчавший по камешкам. Она вошла в воду и двинулась по течению, как бы желая скрыть свои следы, потом вышла на противоположный берег и побежала напрямик через лес.

В своей коротенькой юбке, расшитой пестрыми ленточками, маленькая, стройная и грациозная, она была прелестна, несмотря на босые, загорелые ноги. Бежала она по сухим прошлогодним листьям, по молодой весенней травке, среди ландышей и диких нарциссов – легко, быстро и осторожно, стараясь не поранить ног.

Волосы Доротеи растрепались. Они разделились на две черные волнистые струи и развевались от ветра как крылья. Губы слегка улыбались, ветер прикрывал веки. И видно было, как приятно ей бежать и дышать свежим, утренним воздухом.

Костюм Доротеи был скромен, почти беден: серая холстинковая блузка и оранжевый шелковый шарф. А по лицу ей нельзя было дать больше пятнадцати-шестнадцати лет.

Лес остался позади. Впереди был овраг, почти ущелье. Доротея остановилась.

Прямо перед ней на высокой гранитной площадке возвышался замок. По своей архитектуре он мог казаться величественным. Но был он выстроен на гребне высокой скалы, и от этого казался неприступным гнездом владетельного феодала. Справа и слева его огибал овраг, напоминавший искусственные рвы Средневековья.

За оврагом начинался пологий подъем, переходивший почти в отвесную крутизну.

«Без четверти пять, – подумала девушка. – Кантэн скоро вернется».

Она прислонилась к дереву, зорко вглядываясь в извилистую линию утеса. Там выступал неширокий каменный карниз, прерываемый в одном месте выступом скалы.

Вчера на прогулке Кантэн недаром сказал ей, показывая на это место:

– Посмотри: хозяева замка считают себя в полной безопасности. А между тем здесь очень легко вскарабкаться по стене и влезть в окошко.

Доротея понимала, что, если подобная мысль взбрела в голову Кантэна, он непременно приведет ее в исполнение. Но что могло с ним приключиться? Неужто его поймали? Вообще, решиться на такое дело, не зная ни плана дома, ни привычек его обитателей – это верная гибель. Неужто он попался или просто ждет рассвета, чтобы спуститься вниз?

Время шло. Доротея заволновалась. Правда, с этой стороны не было проезжей дороги, но кто-нибудь из крестьян мог случайно пройти мимо и заметить спускающегося Кантэна. Какую глупость он затеял!

Не успела она и подумать об этом, как в овраге зашуршали чьи-то тяжелые шаги. Доротея нырнула в кусты. Показался человек в длинной куртке, до того закутанный в шарф, что из всего его лица можно было разглядеть одни глаза. Он был в перчатках и нес под мышкой ружье.

Доротея решила, что это охотник, вернее – браконьер, потому что он боязливо озирался по сторонам. Не доходя до того места, где Кантэну было легче всего перелезть через забор, он остановился, внимательно осмотрелся и нагнулся к камням.

Припав к земле, Доротея внимательно наблюдала за незнакомцем. Он еще раз огляделся, быстро поднял один из камней, повернул его на месте и поставил стоймя. Под камнем оказалась глубокая яма, а в яме лопата. Он поднял лопату и стал копать, стараясь работать без шума.

Прошло еще мгновение. И вдруг случилось то, чего ждала и так боялась Доротея. Заинтересовавшее Кантэна окно распахнулось, и на подоконнике показалась длинная нескладная фигура в сюртуке и цилиндре. Даже издали было видно, что сюртук и цилиндр засалены, запачканы и грубо заштопаны. Доротея узнала Кантэна.

Он соскользнул с подоконника и ногами нащупал карниз. Доротея стояла позади человека, копавшего яму. Она хотела подать знак Кантэну, но было поздно: незнакомец заметил странную фигуру на стене и спрыгнул в яму.

Кантэн не мог обернуться и увидеть, что происходит внизу. Развязав веревку, добытую где-то в замке, он зацепил ее за решетку и концы спустил вниз. С такими приспособлениями спуск становился легким.

1 2 3 4 5 ... 22 >>