<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 12 >>

Леди Титаник
Наталья Николаевна Александрова

Но не успел продавец кинуться выполнять ее пожелание, как подошел Маркиз.

– Дорогая, нам не сюда, – тихонько напомнил он, – ты не забыла, что у нас дело?

– Но мне понравились эти серьги, – заныла Лола, – и кольцо…

– Но оно же не обручальное…

– Какая разница?

Если Лола что-то хотела, она становилась необыкновенно упрямой.

– Какая разница, что кольцо не обручальное? – завелась она. – Ведь мы же не собираемся жениться по-настоящему!

Леня поймал удивленный взгляд продавца и подмигнул ему. Тот сразу успокоился – среди клиенток и не такие капризные попадаются!

– Верно, – согласился Леня и добавил вполголоса: – Мы женимся для твоей тети Кали. Стало быть, обычное кольцо с бриллиантом, хоть и очень крупным, ее не впечатлит. Значит, идем к обручальным.

Он ловко подхватил Лолу под руку и направился в дальний угол.

– Но они такие скучные, – упиралась на ходу его подруга.

– Лола, помни о тете! – приказал Маркиз.

Лола нехотя показала продавцу на тоненький золотой ободок.

– Ну, вот это, что ли…

– Что? – закричал Леня. – Чтобы тетя Каля, увидев это кольцо, посчитала твоего мужа жмотом и выжигой? Я не какой-нибудь, у моей жены должно быть все самое лучшее! Вот это, пожалуйста, – он указал на кольцо, которое в ширину было сантиметра полтора.

– Леня, это не кольцо! – заявила Лола. – Это кусок золота, надетый на палец! Золотая гайка! Да в нем руку согнуть невозможно! И вообще, тут все ужасно! Кольца толстые и глупые, как индюшки!

– Что вы можете предложить моей невесте? – строго спросил Леня.

Продавец услужливо согнулся и показал платиновое кольцо с тремя бриллиантами.

– Ничего, но тетя Каля наверняка подумает, что это серебро, – вздохнула Лола.

– Ладно, берем это, – решительно сказал Леня, – мне уже надоело.

Кольцо было не слишком толстое, бриллианты не слишком крупные, Лола не то чтобы осталась довольна, но ей тоже надоело выбирать драгоценности, руководствуясь вкусами своей тетки.

Чтобы поощрить Лолу, Маркиз повез свою подругу в ресторан перекусить. Лола была настолько озабочена приездом тети Кали, что даже не стала по своему обыкновению придирчиво исследовать меню – заказала не глядя какую-то рыбу и салат.

– Выпьешь что-нибудь? – заботливо осведомился Леня. – Тебе нужно взбодриться.

– Совершенно нет настроения, – пожаловалась Лола.

Она не сказала Лене, что, узнав о приезде тетки, сначала испытала досаду. Потом усовестилась и даже обрадовалась, потому что в детстве очень любила тетю Калю за неиссякаемый оптимизм и легкий нрав. И только теперь Лола испытала странное тревожное чувство. Ей показалось, что с приездом тетки обрушатся на их с Маркизом головы горы неприятностей.

«Нельзя быть такой эгоисткой, – тут же упрекнула себя Лола, – тетка все же родная. И Леня подошел к моим проблемам очень внимательно, честно говоря, я такого от него даже не ожидала… Посмотрим, однако, как ему понравится тетя Каля…»

От этой мысли Лола повеселела, заказала бокал белого вина и продолжала рассказ о замужествах своей тетки.

– Прошло еще какое-то время, дела у тети Кали в сфере торговли шли довольно успешно, и она решила обзавестись приличным домом. До этого жила она в пригороде у той самой бабки, у которой они с первым мужем сняли комнату после свадьбы. Бабка к тому времени умерла, и тетя Каля выкупила у родственников ее халупу. Она пристроила там верандочку, сделала летнюю кухню, но все равно дом был так себе, да и от города довольно далеко. А тут подошло время сыну Илюшеньке идти в первый класс, и тетя Каля заявила, что сын ее должен учиться в городе в самой лучшей школе.

Тем же летом она познакомилась со своим вторым мужем. Однажды ехала она поздно ночью на своем пикапчике – торопилась вернуться. И заметила на дороге лежащего человека. Хорошо, что она увидела его заранее и успела затормозить. Мужчина был без сознания, очевидно, его кто-то сбил, не заметил и уехал. Тетя Каля собиралась доставить пострадавшего в больницу, но когда она тащила его в машину, он очнулся и пробормотал, что в больницу никак нельзя. Тетя Каля ничего не побоялась, привезла его к себе домой и вызвала знакомого врача. У пострадавшего оказалось сотрясение мозга, сломана нога и два ребра. Два месяца провалялся он у тети Кали в деревенском доме, она за ним ухаживала, и так хорошо, что в результате они поженились.

– Очень романтично, – вставил Леня.

– Вообще-то, второй муж был довольно темной личностью, так однозначно решили все родственники, – продолжала Лола. – Сам посуди, он ничего не рассказывал: ни как оказался на дороге, ни куда шел, ни какая машина его сбила. Родом он был не из наших мест, приезжий, никто про него ничего не знал. Внешне мужчина выглядел очень прилично: лет под сорок на вид, разговаривал вежливо, одет и подстрижен аккуратно. Сейчас я думаю, что мужчина этот был не уголовником, а дельцом теневой экономики, как тогда говорили, цеховиком. Но в то время родственники забили тревогу и попытались защитить тетю Калю, хотя она об этом никого не просила.

– Насколько я могу себе представить, твоя тетка сама способна себя защитить от кого угодно, – вставил Маркиз.

– Это точно! – согласилась Лола и продолжала: – В общем, когда новый муж тети Кали совершенно очухался, то принялся за строительство нового дома. К тому времени тетя Каля приобрела участок в отличном престижном районе, море рядом – в общем, настоящий курорт. У нового мужа, звали его Анатолий Петрович, и фамилия какая-то простая, не то Иванов, не то Козлов, не то Шишкин, и вправду оказалась сильно развита коммерческая жилка. Во всяком случае, все строительные материалы он сумел достать буквально из воздуха, это в то время! То есть я, конечно, не могу помнить, – поспешно поправилась Лола, – но мама так говорила. Дом строили долго, но зато получилась настоящая трехэтажная вилла, вокруг – большой сад. Муж тети Кали занимался каким-то своим бизнесом, она в его дела не вмешивалась, у нее свои заботы. Сын Илья отлично учился, особенно успевал в точных науках, очевидно, унаследовал гены папы-математика. Словом, все было прекрасно, пока не грянула перестройка и второй муж тети Кали не исчез с горизонта так же внезапно, как и появился. Она всем говорила, что муж уехал не то в Москву, не то в Питер, оставив ей на память о себе отличный дом. Родственники если и судачили, то за спиной тети Кали, поскольку в глаза говорить ей гадости все боялись.

– Слушай, она мне уже начинает нравиться! – заявил Леня.

– То ли еще будет, когда ты ее увидишь, – вздохнула Лола. – Но я перехожу к третьему мужу. Тетя Каля недолго прожила одна. Перестройка набирала ход, все начали торговать, тетка не то чтобы убоялась конкуренции, но, надо думать, немножко утомилась. Тем более что завелись в наших краях лихие ребята, которые могли, к примеру, остановить машину где-нибудь на темной дорожке и отобрать весь товар.

Сын ее Илья к тому времени окончил школу и уехал учиться в Германию. Тетке стало скучно одной в огромном доме, и она задумала новое дело. Палатки на рынке она продала, и очень выгодно, дом немножко переделала и открыла частный пансион для отдыхающих. К тому времени все государственные заведения потихоньку начали разваливаться, а у тети Кали место отличное, море рядом, дом новый, все удобства… Отдыхать-то на море все любят. И народ повалил валом. Тут же как-то вдруг появился у тети Кали и новый муж – бывший военный, ныне отставник. Он с головой окунулся в проблемы жены и завел в доме такой порядок, как на плацу перед приездом генерала. Все отдыхающие ходили у него по струнке, дети никогда не плакали, ели что дают. Кстати, кормили они людей отлично, это я помню. Тетя Каля на своем пикапчике разъезжала по району и добывала продукты, ее муж надзирал за домом. Веришь ли, он даже построил отдельные будки для отдыхающих собак!

– Что ты говоришь? – Леня от удивления чуть не поперхнулся минеральной водой.

– Точно, ничего не придумываю. Так они жили душа в душу много лет, а года три назад тетин муж умер. И тогда она продала все дело за очень приличные деньги и купила себе квартиру в городе и небольшую дачку на берегу моря. И теперь я понятия не имею, зачем она едет в Петербург.

– Ничего, все разъяснится…

После этого Лола развила бешеную деятельность. Она сделала генеральную уборку в своей однокомнатной квартире, забила холодильник продуктами и на следующий день с утра отправилась в парикмахерскую, чтобы привести себя в порядок к приезду любимой тетки. Леня коротал время в компании животных, и тут-то как раз и появилась тетя Каля, которую совершенно не ждали ни в этот день, ни в этой квартире.

– Ах, тетя Каля! – воскликнул Леня, потрясенно оглядывая Лолину родственницу.

Зрелище было действительно достойно внимания.

Тетино могучее тело возвышалось на двух толстых ногах, как на двух дорических колоннах. Судя по комплекции, тетя Каля вполне могла бы выступать на соревнованиях штангистов-тяжеловесов или даже традиционных японских борцов сумо. Загорелое обветренное тетино лицо принадлежало, кажется, одному из запорожцев с известной картины Репина. Не хватало только длинных усов и лихого казацкого чуба.

Мелькнули в Лениной голове мысли насчет романтической красавицы Кармен и влюбленного рыжего студента, но он тут же отогнал их, как неподходящие к случаю. Скорее всего, Лола просто его разыграла, подумал Леня, хорошенько разглядев тетку.

– Ну как же! – растерянно повторил Леня. – Мы получили вашу открыточку! Но только ведь вы собирались приехать завтра… двадцать четвертого… мы и встретить вас хотели… а сегодня ведь только двадцать третье, и Лолы… то есть Оли, сейчас и дома нету. Она как раз в парикмахерскую отправилась, к вашему приезду готовится…

– От, бедненькая! – Тетя Каля всплеснула могучими руками. – Да разве ж то надо? Да разве ж мне ее прическа интересна? Она мне ни вот столечко не интересна! Я ведь ее от такой помню! – Она показала рукой сантиметров двадцать от пола, приблизительно на высоту Пу И. – Небось тогда к парикмахеру не бегала… маленькая была, худенькая, прямо жалость! Да и теперь небось тоже худышка! Тут все такие заморенные, у вас что, с продуктами перебои? Вот у нас в городе Черноморске девчата – так то девчата, все при всем. На узкой улочке повстречаешь – так ни за что не разойдешься, придется задний ход давать… Ну, да ничего, я же ж и сальца привезла, и колбаски домашней, и творожку – откормлю вас, ни вот столечко не сумлевайся! Будете на людей походить! А что вы меня не встретивши – так то ж ничего, то ж не страшно, у меня и вещей-то почти нету, – тетка окинула пренебрежительным взглядом громоздящуюся посреди прихожей груду сумок, пакетов и чемоданов, при виде которой упал бы в обморок вьючный верблюд с большим трудовым стажем.

– А что я приехавши на денек пораньше, – продолжала она, – так то я железнодорожника знакомого повстречала, Ивана Тимофеича, он меня в свое купе посадил. «Каля, – говорит, – чего ж ты будешь билет брать, когда у меня купе, считай, пустое? Ты меня что, обидеть хочешь? Если ты в моем купе не поедешь, так считай, что мы с тобой на всю дальнейшую жизнь враги!» Ну, нельзя же хорошего человека обижать? Тем более Иван Тимофеевич – он такой важный, такой сурьезный, не кто-нибудь – старший железнодорожный проводник! А свой половинный я Захаровне отдала…

– Половинный? – Леня встряхнул головой, как после купания, когда в уши попадает вода. Бесконечный монолог тети Кали совершенно сбил его с толку, он запутался среди каких-то незнакомых людей – Иван Тимофеевич, Захаровна. Теперь еще какой-то половинный…

– А то ж! – воскликнула тетя Каля могучим басом. – У меня ж стажу немерено, и я, как ветеран и передовик, имею от государства половинный билет, а у Захаровны нету льготы. Вот я ей свой половинный и отдала, вместе с документом, чтоб ей подешевле… А она еще черешни привезет, ящичек, так что надо завтречка ее встретить, а то мне все не прихватить было. Силы-то уж у меня не те, что прежде… Так взяла только самое важное: сальце, да колбаску домашнюю, да творожок, да медку самую малость, майского – надо же вас подкормить, а то вы тут совсем отощали, видать, с продуктами перебои…

– Тетя Каля! – воскликнул Леня, окончательно одуревший от безостановочного потока южной речи. – Нет у нас перебоев с продуктами! Все здесь есть! И творожок, и колбаска, и медок…

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 12 >>