<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>

Творцы Касии и волшебное дерево
Лакедемонская Наталья


Девочки замолчали и загадочно посмотрели в небо.

– Ясечка, пора, звезды сами себя не зажгут, – серьезно заявила Светик.

В темноте маленького Зайцебрюхля совсем не было видно. Ясечка ощупала ствол и села на камень. Алик чуть не вскрикнул. Он был уверен, что девочка раздавила шедевр. Он хотел слезть и попросить незнакомку отойти, но смущение снова удержало его на ветке.

– Ты же знаешь, что все это выдумки, – с умным видом сказала Ясечка.

– Ничего не выдумки, мы с тобой много раз проверяли, – спорила сестра.

– Звезды загораются не от нашей песни, а потому, что начинается ночь. К тому же, пару раз не сработало, – настаивала Ясечка.

– Потому что на небе были тучи. Звезды зажглись, но за облаками их было не видно, – ответила Светик.

– Думаешь, я не догадалась, что ты таскаешь меня к этому дубу потому, что одной скучно делать пробежку?

– Не хочу слушать твои глупости, – отмахнулась Светик.

Алик даже не заметил, как стоящая под кроной близняшка достала маленькую дудочку. Он все тревожно всматривался в камень и с болью в сердце думал о судьбе Зайцебрюхля.

Когда ночную тишину озарили первые волшебные звуки, Алик вздрогнул от неожиданности. Светик играла на дудочке, задрав голову к небу. Это была такая прекрасная мелодия, что Алик забыл об испорченной фигурке. Он с жадностью ловил каждый звук и наслаждался. Это была спокойная и очень ночная мелодия. Она дополняла природу своей загадочностью и красотой.

От удовольствия Алик закрыл глаза и сделал глубокий вдох. В этот момент дуб почему-то сильно пах сосновой смолой. Мальчик провел рукой по стволу и обнаружил несколько липких капель, пахнущих хвоей.

Вдруг в мелодию вмешался чей-то прекрасный тонкий голос. Алик отвлекся от смолы и посмотрел на близняшек. Это была Ясечка. Она запела, и мелодия дудочки дополнилась протрясающей колыбельной. В этой сказочной песне пелось о дереве и пяти маленьких волшебниках, которые по ночам, когда загорались звезды, могли воплощать свои мечты в жизнь.

Какой же красивый голос был у Ясечки! Он прекрасно сочетался с тональностью дудочки. Две сестры дополняли друг друга, словно были одним целым. Алик посмотрел на небо и увидел звезды. «Когда они успели появиться?» – удивился мальчик.

Видимо песня девочек настолько прекрасна, что даже звезды решили выйти и послушать.

– Я же говорила. Мы снова их зажгли, – окончив играть на дудочке, сообщила Светик.

– А что если ты меня обманываешь? Как я проверю? – ответила Ясечка.

– Помнишь, я поклялась никогда тебя не обманывать, – серьезно заявила близняшка.

– Помню, – тяжело вздохнув, ответила Ясечка и вытянула вперед руку.

Этот разговор показался Алику странным. «Почему Ясечка сомневается? Неужели она сама не видит звезд?» Дальнейшие события дали ответы и на эти вопросы.

– Веди меня, мой свет, – сказала Ясечка, когда почувствовала в своей ладони руку сестры.

Она встала на ноги и сделала шаг к сестре.

– Аккуратно, под правой ногой большой корень, не споткнись о него снова, – предупредила Светик и заботливо отвела сестру в сторону.

Ясечка послушно шла, держась за Светика, и смотрела строго перед собой. Тогда-то Алик и догадался, что одна из близняшек слепая.

– Слышишь, сова кричит? – удаляясь от дуба, спросила у сестры Ясечка.

– Ты же знаешь, зрячие хуже слышат, – ответила Светик и на всякий случай прислушалась.

Алик был так потрясен происходящим, что на несколько минут забыл о Зайцебрюхле. Он все смотрел вслед маленьким близняшкам и не мог опомниться. В голове не укладывалось, что девочка, которая так красиво умеет петь, ничего не видит. Он часто жалел себя, что заикается, поэтому не может завести друзей. Как же, наверное, тяжело всю жизнь прожить, не видя цветов. Быть окруженным темнотой и познавать мир на ощупь. Сердце сжалось от сочувствия. Алик чуть не заплакал.

Вдруг внизу послышалось шуршание. Мальчик опомнился и посмотрел вниз. Звук исходил от камня. Он был тихий, словно в траве копошится мышь. «Как жаль, что я не прихватил фонарь» – с досадой подумал Алик. В темноте ничего не было видно.

Боясь спугнуть нового гостя, Алик сидел тихо и не спускался. Он был уверен, что это зверек, поэтому любое неосторожное движение могло испортить расследование. Шуршание становилось громче, и вскоре на большом камне промелькнула тень.

Глава 7 – Открытие

Алик прищурился и посмотрел вниз. Сквозь ночную темноту было непонятно, кто бегает по камню. Не найдя решения лучше, мальчик начал осторожно спускаться. Ветки зашуршали, а одна хрустнула. Маленькое существо убежало с камня и скрылось в траве.

«Ну вот, я его спугнул» – грустно подумал Алик и продолжил слезать.

Когда юный художник подошел к камню, то уже не надеялся застать зверька. «Он, наверное, уже далеко убежал» – разочарованно думал мальчик, ощупывая траву рядом с камнем в поисках испорченной пластилиновой фигурки.

Вдруг пальцы нащупали что-то пластичное и холодное. «Нашел!» – обрадовался малыш и схватил находку. Каково же было его удивление, когда пластилин подскочил вверх и вырвался из ладошки, словно скользкий кусок мыла.

Не собираясь сдаваться, Алик продолжал ощупывать траву вокруг камня. Рука снова ощутила прохладное пластилиновое нечто. И в этот раз схватить поделку талантливого скульптора не удалось. Алик повторял попытки, но фигурка или то, что от нее осталось, постоянно выскальзывала.

«Пластилин не может быть таким скользким» – мысленно удивлялся мальчик.

Он, как и все дети, не раз пробовал лепить и знал, каков этот материал на ощупь.

Потратив четверть часа, Алик устал и окончательно замерз. Он уже сто миллионов раз отругал себя за то, что не взял фонарь. Мальчик сдался и сел рядом с камнем. Он был таким расстроенным, что даже небу стало его жалко. Яркая луна, которая до этого смущенно пряталась за одиноким облаком, выглянула из укрытия, и стало очень светло.

В голубом свете Алик, наконец, смог разглядеть, куда упала фигурка Зайцебрюхля. Решив попытаться еще раз, малыш протянул руку к скульптурке. Та пискнула и испуганно отпрыгнула в сторону.

Оказалось, что Зайцебрюхль не выскальзывал, он просто – напросто упрыгивал от Алика. Поняв это, мальчик сам вскрикнул и отпрыгнул в сторону. Содрогаясь всем телом то ли от холода, то ли от страха, малыш начал отползать от странной фигурки.

Видя, что враг повержен, Зайцебрюхль гордо запрыгнул на камень и начал стучать задней лапкой. Так все кролики предупреждают сородичей об опасности.

Алику понадобилось все имеющееся мужество, чтобы перестать отползать. Он смотрел на ожившую скульптурку и убеждал себя, что она в сто раз меньше, а значит, особого вреда принести не может. В конце концов малышу удалось унять страх, и он осторожно начал приближаться к камню.

Зайцебрюхль продолжал стоять на камне и грозно стучать лапкой. Алик придвинулся и начал медленно тянуть правую руку к фигурке. Зайцебрюхль замер, словно никогда не оживал. В свете луны его пластилиновые бока поблескивали, а на теле все еще виднелись неровности от маленьких пальчиков незнакомого скульптора.

Алик дотянулся до фигурки и аккуратно потрогал брюшко. Из рассказов Камилы Алик узнал, что Зайцебрюхли ужасно любят, когда им чешут животик. Любой, кто тронет брюшко пугливого зверька, навсегда станет его другом.

Зайцебрюхль снова ожил, но теперь он сам запрыгнул на руку Алика и стал ее обнюхивать.

– Д… Др… Друзья? – заикаясь, спросил зверька мальчик.

Зайцебрюхль склонил голову на бок, пытаясь понять, о чем говорит новый друг. Но, видимо, животные Камилы не понимали человеческую речь. Однако это не помешало Алику наладить контакт с волшебным зверем. Он еще раз пощекотал его по брюшку, а потом долго катал по коленкам, словно это горки. Зайцебрюхль был в восторге. Он оказался ужасно веселым и любопытным.

Спустя полчаса осмелевший зверек полез в рюкзачок к Алику и долго шумел карандашами. Вытащив один карандаш сквозь не до конца закрытую молнию, зверек вопросительно посмотрел на мальчика.

– Эт… Это… К… Ка… Каран… Карандаш. – попытался объяснить художник.

Зверек ничего не понял. Тогда Алик достал из рюкзака папку с рисунками и показал Зайцебрюхлю.
<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>