1 2 3 4 5 ... 19 >>

Наталья Васильевна Щерба
Танец белых карликов

Танец белых карликов
Наталья Васильевна Щерба

Лунастры #4
В темном небе, раскинув огромные крылья, парил черный дракон – яркий золотой гребень его переливался в лунном свете, подобно пламени. Вокруг него наматывал круги белый дракон, гребень которого сиял звездным серебром.

Некоторое время они продолжали свой полет, похожий на боевой танец, но вот белый дракон взревел и атаковал черного – его удар был настолько сильным, что противник начал падать. Но уже в следующий миг он выровнял полет и сам нанес хлесткий удар – белый дракон едва успел увернуться.

Они носились друг за другом, взрезая небо гигантскими перепончатыми крыльями, их гребни – серебряный и золотой, сверкали среди звезд, словно нити тайновязи, из звериных глоток то и дело вырывался мощный драконий рык, полный ярости и боли оттого, что силы равны и невозможно достать противника, невозможно победить…

Наталья Щерба

Танец белых карликов

«Знаешь ли ты, что такое звезды, Тим Князев? Большинство из них – фантомы, тени прошлого, их холодный, мерцающий свет погас много лет назад… Мы смотрим на небо и видим давно исчезнувшие миры, поглощенные временем.

Как странно понимать, что звезды – всего лишь иллюзия, навсегда утраченное время. Ты вскоре узнаешь, Тим, что астральная энергия – отголосок далекого прошлого, память наших предков. Она изящна и легка, невесома и бесконечна, как сама Вселенная.

А вот лунная энергия – другая. Молодая и буйная, зачастую агрессивная и напористая. С лунной энергией хорошо творить настоящее, но без астральной – невозможно, вот почему эти две энергии всегда вместе.

Но меня, как и весь двуликий мир, интересует будущее, Тим. Будущее не принадлежит никому, поэтому волнует всех. Астралис олицетворяет его, парень. Новый мир – чудесная мечта, далекая и прекрасная в своей недосягаемости. Астры и лунаты возлагают на него большие надежды, делают высокие ставки… Знай, Тим, что за грядущее всегда идет самая ожесточенная борьба.

Люди-звезды видят наше будущее. Они могли бы подсказать. Но, увы, Раннего Мира давно не существует… Он погиб задолго до твоего рождения. И погубил его белоголовый, один из твоих предков, Тим. Двуликий, который все разрушил… А теперь кто, как не ты, должен исправить ошибки прадеда, искупить его вину!

Ты – посланник Вселенной, Тим. В твоей судьбе, я чувствую это, сокрыта великая, необъяснимая пока тайна. Возможно, именно ты сделаешь так, чтобы Ранний Мир переродился и звезды вновь воссияли на небе!..»

Глава 1. Падающая звезда

Звезды подмигивали с высоты, холодно и равнодушно. Казались ненастоящими, гирляндами крохотных огоньков. А над равниной разлилась чернильно-синяя ночь, превращая все живое на земле в безликие тени. Где-то вспорхнули потревоженные птицы, сонно шелестела под легким ветром трава, невдалеке журчал ручей.

Тим лежал на земле, покрытой ковром из высохшей сосновой хвои, чувствуя холод и стылость, пробиравшие до костей. Он все еще слышал эхо голоса из сна. Голос был знакомый… То ли это говорил Тимур Святов, то ли Йозеф… Или даже Микаэль. Или же тот загадочный человек в серебряной маске. Только вот был ли это сон? Тим помнил лишь бесконечное космическое пространство и череду созвездий, неторопливо сменяющих друг друга, – яркие, мерцающие огоньки, подернутые туманной пылью… И сейчас голос по-прежнему тихо звенел в ушах, будто долетал из параллельного мира.

Но вот привычные, знакомые звуки вышли на передний план: рядом в газовой горелке ровно гудел огонь, подогревая котелок с водой. Похоже, Валерьич, опекающий теперь их с Селестиной, снова ушел на разведку. Каждые два часа он осматривал окрестности, особенно вход в Раскол – туннель, ведущий из двуликой долины в реальный мир.

Про этот лесной уголок никто не знал; когда-то Виталий Крыль и Тимур Святов часто ходили на разведку вместе и однажды наткнулись на эту небольшую долину. Сдавать ее лунатам не было смысла – они не нашли здесь ценного миллениума – и она затерялась бы среди сотни подобных заброшенных долин. Поэтому разведчики решили оставить ее местонахождение в тайне, на всякий случай. Здесь были одни лишь голые скалы и лесок, на краю которого они сейчас и укрылись. Когда Тимур стал работать на Йозефа, главу Дома Сияния, их пути с Валерьичем разошлись, но эта долина осталась как напоминание об их дружбе. Судя по всему, тренер часто бывал здесь, потому что в тайнике под корнями старого дерева нашлось все, что надо для жизни в полевых условиях: палатка, спальники, газовая горелка и баллоны с газом, запас продуктов – сухие каши, вяленое мясо, сухофрукты, орехи, сахар, чай.

Спать окончательно расхотелось. Тим поднялся, присел возле горелки, снял крышку с котелка, засыпал полпакетика чая, пахнущего сушеной мятой. Невольно вспомнил, что Тимур наверняка заварил бы свой любимый кофе. Или посетовал на то, что снова приходится хлебать опостылевший чай.

Парень зло тряхнул головой. Ничего, Йозеф еще поплатится за то, что сделал! Сколько раз Тим прокручивал в голове свой последний разговор с проклятым стариком и сгорал от ярости и бессилия. Скрежетал зубами. Сжимал кулаки так, что костяшки белели. Но сейчас следовало успокоиться, сосредоточиться на разгадке своей тайны.

С внезапной тоской Тим ощутил, что его неумолимо тянет в Ранний Мир. Вновь увидеть людей-звезд, поговорить с Арракис, пройти по узкому хрустальному мосту, прогуляться среди серебряных деревьев с алыми плодами. Тим был уверен, что теперь, когда он стал хранителем Первого Секрета, ранние всегда с радостью его примут, когда бы он ни пришел.

Но ворота с двумя гербами не открылись. Тим невольно оглянулся на палатку, которую они поставили вместе с Валерьичем, и снова нахмурился. Конечно, дело в Селестине. Эта девушка с фиалковыми глазами, о которой он столько грезил, стала его проклятьем. Тим вспомнил, как еще недавно он, белый дракон, нес ее слабое человеческое тело над лесами и лугами, над реками и скалами, то ныряя в узкое ущелье, то взмывая над высоким хребтом, пока не вырвался из горного края, где происходил жестокий лунный обряд. Временами, когда он вспоминал, кого несет над землей, у него появлялось желание просто разжать лапу… И он с ужасом ловил себя на том, что едва сдерживает гнев. Ведь это из-за Селестины его друзья – Морж и Гемма – в плену у лунатов! Когда он был в облике зверя, все его чувства приобретали невероятную, колоссальную силу, хотелось разить и разрушать, и эта ярость, вспыхивающая раз за разом, причиняла невообразимую боль.

Судя по всему, лунаты были наготове и сразу же рванули за ними, – скорее всего, подозревали, что он все-таки придет Селестине на помощь. Тим видел, что несколько десятков «подлунных» стаей летят за ним с огромной серебристой сетью. Иногда они подлетали довольно близко и пытались накинуть на него сеть, но Тим успевал вильнуть в сторону и устремлялся вперед с новой силой.

Для перехода в тайную долину Валерьич выбрал глухое, безлюдное место – заброшенный карьер, на краю которого стояли две старые башни с коронами из зубцов и полуразвалившаяся церковь – все, что осталось от давно исчезнувшего поселения. Тим нырнул за эти башни и ухнул вниз, туда, где среди буйных зарослей его ждала терния. Вначале все было неплохо: переход прошел успешно, Валерьич принял на руки Селестину, которая по-прежнему находилась без сознания. Тим превратился в человека, запустил многогранник вокруг себя, намереваясь перенести всех троих в Ранний Мир… Но очутился возле знакомых ворот с гербами. И ворота были заперты – люди-звезды не впустили его!

Вернулся Валерьич. Тренер покосился на парня, осторожно заглянул в палатку, и лишь затем подсел к горелке.

– Ну что? – хмуро спросил у него Тим, расставляя кружки. Он не знал, как себя вести: с одной стороны, он все-таки переживал за Селестину и даже сочувствовал ей: лунаты предали ее, хотели убить, подло нанесли ей тайновязь, сковывающую лунастральную энергию. С другой стороны, после того, что произошло в ущелье Аар, он мечтал послать девушку подальше и больше никогда не вспоминать о ней. И, признаться, второе желание все больше пересиливало.

– Похоже, она просто спит, – отозвался Валерьич. – Дыхание ровное… Устала.

– Что будем делать? – спросил Тим. – Я переживаю за друзей. Они в плену, а мы здесь… прохлаждаемся.

Он поежился – к вечеру стало холоднее.

Валерьич заметил это, кинул парню скрученный в тугой валик плед.

– Возьми.

– Я не замерз.

– Давай ты не будешь строить из себя героя, – назидательно произнес тренер. – Хотя ты герой, не спорю… – Он усмехнулся. – Не волнуйся, мы обязательно спасем наших ребят. Но вначале нам следует все разузнать и составить надежный план. Видишь ли, у нас не осталось влиятельных друзей. И если ты вдруг, не дай Вселенная, попадешь в руки к лунатам… все, конец. Даже Йозеф тебя не спасет.

– Вот уж от кого ничего не жду! – с ненавистью процедил Тим. – Но мне все равно надо пробраться в Дом Сияния. Ведь теперь у меня есть дело…

– Наслышан, – сухо бросил Валерьич. – Матрикс все мне рассказал… Но не думай, что я рад. То, что ранние доверили тебе Первый Секрет, меня изумило, так скажем… Не потому, что я думаю, будто ты недостоин, нет. Но такие тайны – опасны, ведь от них зависят судьбы миров.

– Опасны для кого?

– В первую очередь для тебя, Тим. Для тебя… И ты не забыл? Надо решить, что делать с нашей лунастрой. Ты должен поговорить с ней, все объяснить…

Тренер умолк, потому что тканевый полог ушел в сторону – из палатки выскользнула Селестина.

Она внимательно осмотрелась, окинула оценивающим взглядом обоих, затем достала из кармашка шорт небольшой гребень и принялась как ни в чем не бывало расчесывать волосы. Даже в полумраке ночи она казалась спокойной, будто не падала со скалы еще недавно и не летела потом в лапах белого дракона.

– Как твоя тайновязь, сошли рисунки? – спросил Валерьич.

Девушка неопределенно пожала плечами.

– Осталось немного…

– Через несколько дней совсем уйдут, – заверил тренер. – Снова сможешь летать. Да, ты видела свой рюкзак? Мне удалось забрать его из вашей палатки… Когда начался обряд, все побежали смотреть…

– Понимаю… Спасибо! – вдруг с чувством сказала девушка. – У меня там есть очень личные вещи. Я бы не хотела их потерять.

Тим закатил глаза – наверняка вторая расческа.

– Да, и еще, – продолжила она, – я уже пробовала приподняться над землей… все в порядке.

– Есть хочешь?

– Спасибо, но пока не очень.

– Тогда выпей чаю. Тим, у нас найдется еще одна кружка?

Валерьич выразительно глянул на парня. Но тот не хотел участвовать в разговоре. Его вдруг охватило странное, неуютное чувство, словно это он был виноват перед Селестиной, а не она перед ним. И от этого он еще больше обозлился.

1 2 3 4 5 ... 19 >>

Похожие авторы