<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 17 >>

Наталья Васильевна Щерба
Часовая башня

– Неужели твой отец тебе ничего не рассказывал? – В ее голосе слышалось настоящее изумление.

– Нет… – Василисе стало неловко. Может, Нортон-старший просто забыл или считает, что это неважно… Норт с Дейлой наверняка все знают об этой школе, пусть и жили раньше на Остале. А может, давно уже готовы к приемному экзамену.

– Там все просто: новые ученики попадают в школу через лабиринт, – видя ее замешательство, принялась объяснять Захарра. – Фэш мне рассказывал, что все это жутко интересно. Ему хорошо говорить, он сразу вышел на Высший Круг… Кажется, на восьмой? Ну неважно. А в конце ты выходишь к часам, и они определяют уровень твоих способностей. Если стрелки показывают один, два или три часа – ты попала на Нулевой уровень. Если от четырех до семи часов – на Средний. Ну а чтобы заработать Высший Круг, надо иметь время от восьми и выше… Я должна оказаться на Высшем Круге, ведь у меня только первая степень… Конечно, это неплохо, не правда ли? Но Фэш меня просто засмеет и мне придется его убить, потому что я просто не вынесу его издевательств. – Она хмыкнула, улыбнувшись каким-то своим мыслям.

Василисе очень хотелось спросить у Захарры, приедет ли Фэш на праздник, но она не решилась.

– Интересно, на какой круг попадет Ник? – подумала она вслух. – Сможет ли он попасть на Высший, если у него третья степень?

Захарра прыснула.

– Невозможно! Он ведь даже не ключник. Вот для твоего брата могут сделать исключение.

– У Норта первая степень.

– Ну тогда уж точно попадет, с вашими-то семейными связями.

– Погоди, ты же сказала, что результат зависит от часов этого лабиринта, Тайноса? – Василиса с недоумением взглянула на Захарру. – Разве их можно обмануть?

– Часы Тайноса нельзя обмануть. Они очень старые, но ни разу не показывали неправильно. Так Фэш рассказывал. – Говоря с Василисой, Захарра не сводила глаз с крышки, очевидно ожидая заказа. – Но подделать результаты можно… Тем более все равно придется сдавать устный экзамен перед директором… Кстати, советую повторить основные законы времени.

Под крышкой что-то звякнуло.

– Я заказала горячие бутерброды с сыром, будешь?

Василиса помотала головой – она уже съела гору блинов за завтраком.

– А если я не пройду лабиринт? – подумала девочка вслух. – Примут ли меня в школу?

Об устном экзамене перед директором Светлочаса она старалась пока не думать.

– Конечно! У тебя же высшая степень. Этот лабиринт – проверка твоей силы духа. Обычно результаты часового посвящения и результаты школы совпадают. Даже если ты заблудишься в лабиринте, то тебя спасут, а ты просто получишь цифру «ноль». Конечно, в этом случае тебе придется начинать все с самого начала. Но сама подумай, – Захарра кинула на подругу насмешливый взгляд, – пусть они только попробуют завалить на экзамене одного из ключников. Тем более что именно в твоем сердце поселилась холодная синяя искра.

– Почему холодная? – испугалась Василиса. – Я никак ее не чувствую – ни холодную, ни теплую. Иногда мне вообще кажется, будто все привиделось.

Захарра отправила остатки бутерброда себе в рот и, вытерев руки бумажной салфеткой, присела на зеленый коврик перед камином. Некоторое время девочка молча жевала, задумчиво взирая на подругу снизу вверх.

– Нет, не привиделось, – наконец сообщила она. – В прошлый раз, во время цветения первого Алого Цветка, синюю искру захватил сам Эфларус. С ее помощью он запустил время на часовой башне своего легендарного замка… Вот почему все надеются, что и в этот раз синяя искра вернет время в разрушенный замок… Конечно, если его найдут.

Василиса прислушивалась к себе, но, как и раньше, никак не могла почувствовать, есть ли у нее в сердце синяя искра или нет. А кроме того, ей очень хотелось узнать у Захарры, знала ли та про план Астрагора самому захватить искру? Но промолчала и на этот раз.

– Может, школьный лабиринт – это временная петля? Зона безвременья… – задумалась Захарра. – И нам придется самостоятельно из нее выбираться… В любом случае, чтобы попасть в ученики самого Астариуса, вначале надо поступить в эту чудную черно-белую школу.

– Наверное, Астариус обучает самому сложному часодейству, – предположила Василиса. А сама подумала, что в этом случае ей придется серьезно постараться, чтобы не отставать от других учеников.

– Я думаю, что сейчас он будет обучать только ключников. Ведь скоро нам предстоит идти во Временной Разрыв, – спокойно ответила Захарра. – Ты наверняка уже знаешь, что я… Впрочем, сама смотри.

Она вытянула нечто из верхнего кармана платья и протянула Василисе – на ее ладони лежал маленький ключ.

– Я буду железной ключницей вместо вашей Дианы Фрезер…

У Василисы неприятно сжалось сердце. Значит, опасения подтвердились: Диану не собираются расчасовывать в ближайшем времени… И кто знает, спасут ли вообще.

– Я не хотела занимать чужое место, – уловила ее настроение Захарра. – Но не скрою, я немножко рада, что так получилось. – Она с вызовом посмотрела на Василису. – Зато Астрагор отпустил меня на Эфлару. Кто знает, когда мне представился бы такой шикарный шанс?

– Никто тебя не обвиняет, Захарра, – поспешила заверить ее Василиса. – Просто мы все очень переживаем за Диану… Даже представить не могу, как расстроился Ник.

– Фэш тоже расстроился, – неожиданно произнесла Захарра. – Я слышала, как он еще месяц назад просил дядю позволить ему перейти на Эфлару, чтобы помочь Диане. Ведь в случае зачасования человека или феи дорог каждый час… Чем больше времени прошло, тем меньше остается надежды спасти зачасованного от вечного сна… – Девочка зябко повела плечами, показывая, что тема ей неприятна. – Но Астрагор очень рассердился, назвал его своевольным… Кричал, что все феи в мире должны сдохнуть на радость часовщикам. Ведь они принадлежат к более тонкому миру, к эферному… Ведь многие, как и Астрагор, считают, что эферные существа – это ошибка природы, и они появились из-за искривления пространства и времени. То есть в результате ошибочных действий часовщиков. Но я думаю, что это неправда. А ты?

Василиса кивнула. Это Диана-то ошибка природы? Василиса усмехнулась, представив, что сказала бы на это сама фея. Но она вдруг вспомнила, как нелестно встретил железную ключницу Астрагор, и на душе у нее снова стало тревожно.

– А что Фэш? С ним все в порядке?

– Ну-у, – замялась Захарра, – его заперли на два дня в самом нижнем подземелье. Каждый из учеников Астрагора был там хотя бы раз и знаешь, это очень неприятное место. – Она кинула на Василису долгий взгляд, словно бы раздумывая, стоит ли ей говорить кое-что еще.

– Несмотря на недавнее наказание, Фэш будет на вашем празднике, – решилась она. – Только знаешь что? Вы с Ником лучше не подходите к нему.

– А что, ему теперь не разрешают вообще ни с кем общаться? – изумилась Василиса.

– Нет, конечно. – Захарра в волнении закусила губу, словно бы боялась проговориться. – Да он и не появится, наверное… Фэш теперь стал старшим, очень много учится. Представляешь, он умеет оборачиваться треуглом! Правда, пока что никто еще не знает, так что не проговорись. Он хочет отточить мастерство, ведь превращения – это сложное часодейство. Особенно если ты хочешь обернуться неразумным эфемерным существом – русалкой, тонкорогом или треуглом…

У Василисы сложилось впечатление, что сестра Фэша намеренно отходит от темы. Но она не решила настаивать на подробностях, потому что у Захарры явно испортилось настроение. Кроме того, Василиса вдруг вспомнила, что Диана тоже умела превращаться в русалку… Выходит, фея была очень сильной часовщицей.

– Раз твой брат стал такой важной персоной, то мы с Ником подождем, пока он сам снизойдет до общения с нами, – полушутливо произнесла Василиса. Она улыбнулась, но на душе словно кошки заскребли. Почему Фэш больше не хочет с ними общаться?

– Он и вправду всегда важничает, – отмахнулась Захарра. – Да и хватит про него. Ты лучше скажи, как поживает наш будущий луноптах?

– Яйцо лежит у меня под кроватью в самом дальнем углу, – шепотом ответила Василиса. – Я засунула его в свою вязаную шапку, она очень теплая.

– Трещины не появились?

Василиса с грустью покачала головой.

– Не переживай, – успокоила ее Захарра, – времени еще много… Вот если пройдет больше трех месяцев…

Раздался стук в дверь и девочка примолкла.

– К вам можно?

На пороге стоял Ник в своей обычной белой рубашке с косым вырезом и простых черных штанах. Но сейчас на его ногах была обувь – тапочки с вытянутыми носками. За те два месяца, что Василиса его не видела, он еще больше вырос, похудел и сильно загорел. А волосы так сильно выгорели на солнце, что стали казаться снежно-белыми.

– Ник!!!

Василиса наконец-то очнулась от потрясения и бросилась ему на шею. Он неловко обнял ее, а потом осторожно пожал руку Захарре.

– Ты уже приехал к нам на праздник? – удивилась Василиса. – Вместе с отцом?

– Нет-нет, но отец здесь, ждет внизу, – сообщил Ник. – Ты же знаешь, как он относится к твоему отцу… Папа сказал, что, пока жив, никогда не переступит порог Черновода… Э-э, прости. – Он смутился. – В общем, не приедет. Он и меня не хотел отпускать, говорит – опасно.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 17 >>