Николай Михайлович Карамзин
О Тайной Канцелярии

О Тайной Канцелярии
Николай Михайлович Карамзин

«…Левек говорит, что Царь Алексей Михайлович учредил Тайную Канцелярию, и, как легкий французский автор, прибавляет: ,,Жаль! Он был впрочем хороший государь!» Мы знаем, как по большой части французы пишут историю, и не удивляемся. Гораздо важнее то, что г. Шлецер, бывший несколько лет профессором русской истории в нашей академии – (иностранный профессор русской истории!!) – шутя над Левеком, и называя его не Историком, а гравером-Левеком, также приписывает учреждение Тайной Канцелярии Алексею Михайловичу…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

Николай Михайлович Карамзин

О Тайной Канцелярiи

Левекъ говоритъ, что Царь Алекс?й Михайловичъ учредилъ Тайную Канцелярiю, и, какъ легкiй Французскiй Авторъ, прибавляетъ: «жаль! онъ былъ впрочемъ хорошiй Государь!» Мы знаемъ, какъ по большой части Французы пишутъ Исторiю, и не удивляемся. Гораздо важн?е то, что Г. Шлецеръ, бывшiй н?сколько л?тъ Профессоромъ Руской Исторiи въ нашей Академiи – (иностранный Профессоръ Руской Исторiи!!) – шутя надъ Левекомъ, и называя его не Историкомъ, а граверомъ-Левекомъ, также приписываетъ учрежденiе Тайной Канцелярiи Алекс?ю Михайловичу. Ужасъ ея, говоритъ онъ, такъ поразилъ умы, что перо выпало изъ рукъ л?тописцевъ, и вс? л?тописи перервались въ царствованiе сего Государя.» Это, на прим?ръ, очень любопытно, естьли справедливо; но могъ ли Г. Шлецеръ, ученый Критикъ и страстный любитель нашей Исторiи, не усомниться въ истин? такого случая (fair)? Естьли и словесная критика важна въ Исторiи, то философическая еще важн?е. Какъ! Царь Алекс?й Михайловичь, доброй и челов?колюбивой, основалъ страшное судилище? и для чего? какiя чрезвычайныя опасности и заговоры могли оправдать сiе Учрежденiе? Въ царствованiе славное и кроткое подняло голову чудовище?? при государ?, котораго Бояре Рускiе окружали съ любовiю и почтенiемъ (ибо Онъ не казнилъ и не душилъ ихъ подобно Ивану Васильевичу, не боялся ихъ подобно Годунову, не равнялся съ ними подобно Шуйскому, и царствовалъ см?л?е, надежн?е своего родителя) – при Государ?, который иногда (на прим?ръ во время Новогородскаго и Псковскаго мятежа, во время двухъ бунтовъ Московской Черни) ум?лъ бытъ правосуднымъ, но всегда любилъ прощать и миловать?? Ктожь были жертвами Его Тайной Канцелярiи? Разв? Онъ учредилъ ее для того, чтобы она дремала въ безд?йствiи? Олеарiй[1 - Олеарiй, какъ изв?стно, былъ Секретаремъ Посольства, отправленнаго Голштинскимъ Герцогомъ въ Персiю черезъ Москву въ царствованiе Михаила ?еодоровича. Алекс?й Михайловичь, восшедши на престолъ, звалъ Олeарiя въ Россiю, и въ письм? своемъ, учтивомъ и ласковомъ, называетъ его географусомъ небеснаго б?га. Honni foi qui mal y pense! Довольно, что Онъ любилъ ученыхъ людей, въ такое время, когда въ Россiи не ум?ли еще и называть ихъ.], Маербергъ, говоря о происшествiяхъ (и самыхъ маловажныхъ) Его времени, безъ сомн?нiя разсказали бы н?которые анекдоты Руской жестокости[2 - Надобно зам?тить, что всякой народъ въ Европ? ославленъ съ какой нибудь дурной стороны, и что вс? обыкновенные путешественники основываютъ наблюденiя свои на предразсудк?: во Францiи они ищутъ легкомысленныхъ, въ Италiи злобныхъ и мстительныхъ, въ Гишпанiи л?нивыхъ, въ Англiи чудаковъ, въ Германiи педантовъ, а въ Россiи варваровъ. Случаи и характеры, которые несогласны съ общимъ предразсудкомъ о народ?, остаются неуваженными. Гораздо легче твердить за другими, нежели наблюдать и мыслить. Люди, которые даже славятся умомъ своимъ въ Европ?, не р?дко судятъ такимъ образомъ о народахъ, и Виндамъ сказалъ въ Парламент?, что Рускiе варвары; что солдаты наши разбойники, грабители! Сей Ораторъ-Донъ-Кишотъ повторилъ фразу своего д?душки, не заботясь о томъ, справедлива ли она въ наше время; иначе узнавъ, что въ Италiи, Швейцарiи и Н?мецкой земл? говорятъ о дисциплин? Англiйскихъ и Рускихъ солдатъ, онъ нашелся бы принужденнымъ назвать варварами первыхъ. Какъ люди, такъ и народы, должны презирать клевету. Устыдить можно единственно т?хъ, которые им?ютъ стыдъ; а клеветники, по щастiю, не знаютъ его въ глаза.], которую иностранцы всегда любили изображать яркими красками. Самое преданiе сохранило бы для потомства память начальныхъ ужасовъ тайнаго судилища, естьли бы они и въ самомъ д?л? заставили молчать л?тописцевъ. Но можно доказать, что царствованiе Михаила ?еодоровича и Алекс?я Михайловича было, напротивъ того, цв?тущимъ временемъ Рускихъ л?тописей, перерванныхъ нещастiями Россiи. Естьли им?емъ описанiе временъ Царя Ивана Васильевича, Годунова, Димитрiя самозванца, Шуйскаго и славныхъ патрiотическихъ д?лъ междуцарствiя, то мы обязаны т?мъ спокойному в?ку великихъ Романовыхъ. Добрые монахи, которые въ нашествiе Поляковъ служили для Рускихъ не только прим?ромъ любви къ отечеству и къ В?р?, но и прим?ромъ храбрости, могли тогда снова обратиться къ Мирнымъ упражненiямъ благочестивой жизни и къ похвальной охот? своей быть Историками отечества. См?ло требую свид?тельства вс?хъ знакомыхъ съ манускриптами нашихъ монастырскихъ библiотекъ: на многихъ историческихъ рукописяхъ именно означено время ихъ сочиненiя, и сiе время есть – царствованiе Михаила и великодушнаго Сына Его. Я самъ им?ю одну л?топись, тогда писанную и доведенную до начала Польской войны при Алекс?? Михайлович?; въ конц? ея поставленъ 1664 годъ. Гд? же страхъ, произведенный Тайною Канцелярiею? Гд? он?м?нiе л?тописцевъ? спрашиваемъ У Г. Шлецера; но онъ развертываетъ первый томъ Татищева, показываетъ намъ страницу 59 – и мы оставляемъ въ поко? сего ученаго иностранца, достойнаго нашей искренней благодарности за то, что онъ во многихъ случаяхъ умною своею критикою способствуетъ основательности Руской Исторiи.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)