Gamemaster
Николай Собинин

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 9 >>
– Вот решила внуку на день рождения носочки связать, а навыки все подрастеряла. Приходится восстанавливать потихонечку, – пояснила она, прочитав в моих глазах удивление. – Зовут меня Нина Павловна Меньшикова, я представитель администрации нашей корпорации по набору кадров в проект «Наследие». Итак, молодой человек, поясните, чего вы ожидали, придя сюда?

Этот вопрос полностью сбил меня с толку. Ну не так, совсем не так вели себя все мои предыдущие работодатели. Разрыв шаблонов в чистом виде.

– Мне кажется, это я должен задать вам вопрос – зачем вы меня сюда пригласили. Ведь это ваши люди вышли на меня. Мало того, они же пытались сломать защиту моего комма и покопаться в содержимом его памяти. Так что это я пока не понимаю, что именно я тут делаю. Я, знаете ли, ценю свое время, хотелось бы конкретики и удовлетворения моего, надеюсь не праздного, любопытства!

– Ох, милый, я прошу прощения за методы моих людей. Джефф всегда был таким увлекающимся. – Она открыто и располагающе улыбнулась, наклонив голову набок. – Что же касательно твоих вопросов, я отвечу на них, просто хотелось бы сперва сформировать о тебе собственное мнение. Ну что же, раз ты не горишь желанием вести размеренную светскую беседу, то перейду к главному. Как тебе известно, девять лет назад была первая удачная попытка создания модуля генерации реалистичных виртуальных 3D пространств. Одновременно с этим был произведен первый вирт-линк подключения к таким смоделированным пространствам, и произошло это в Азиатско-Тихоокеанском секторе, на территории бывшей Японии. По крайней мере, так гласит официальная версия. В общем-то, так оно и было, только вот мало кто знает, что команда японцев работала практически параллельно с группой наших отечественных ученых. Тогда наши соотечественники проиграли гонку совсем чуть-чуть, не успев запатентовать свое изобретение. Хотя их оборудование по многим параметрам превосходило аналогичное у японцев. И уж точно практически никто не знает, что все эти девять лет, пока виртуальное пространство прочно входило в сознание не только игроманов, но и вполне обычных людей, команда наших людей под эгидой тогда еще Министерства обороны, а впоследствии при участии Милитаридепт нашего сектора, продолжала свою работу. И успела добиться определенных успехов в этом. Что ты знаешь о принципах работы современного виртуального пространства?

– Ну, сейчас всем желающим за символическую плату приживляют контакт нейролинкера, проводя небольшую хирургическую операцию. После приживления симбиотической нейросети и теста работоспособности можно подключаться к любому виртуальному пространству посредством специального терминала либо капсулы подключения к VR. А принцип работы – насколько я знаю, нейросеть привода нейролинка, приживленная в продолговатом отделе мозга, при подключении блокирует сигнатуру электрических импульсов синапсов нервных окончаний НС человека и замещает ее своими. По сути, человек получает картинку, цвет, звук, запах и тактильные ощущения, генерируемые не его телом, а сервером, к которому он подключается.

– Ну, в общих чертах верно, опуская некоторые специфичные детали, которые нам не особо нужны сейчас. Тогда следующий вопрос: известно ли тебе что-либо о создании модуля дублирования человеческого сознания? – Отрицательно покачал головой в ответ. – Я так и думала. Эта высокотехнологичная новинка появилась в условиях полной секретности всего полтора года назад. И наша компания первой заключила с создателями выгодный контракт. Чуть больше года велось создание новой игры. Проект получил название Backward – наследие. Собственно, корпорация даже учредила специальный филиал, занимающийся исключительно лишь этим проектом. И это даже не игра – это мир, новый чудесный мир. Была применена революционная, абсолютно новая технология моделирования, как внутренних пространств, так и генерации сознания. Мы выкупили одну интересную секретную разработку у наших военных… эмм… специалистов. ИИ нового поколения, кардинально отличающегося от всего, что было создано ранее. С помощью данного ИИ была проведена обработка контент-наполнения. Игра стала для него родным миром, и он почти год усиленно работал над его созданием. Сейчас игра практически готова и мы подготавливаем ее релиз. Привод дублирования сознания отличается от всего, что было создано раньше. Это не просто система нервно-импульсных сигналов между сервером и мозгом пользователя. Машина проводит сенс-изъятие основной структуры сознания человека и интегрирует ее в матрицу сервера. Сервер достраивает виртуальное тело, исходя из данных объема памяти человека, то есть моделирует тело пользователя именно таким, каким пользователь видит и ощущает себя в реальности. Таким образом, мы получаем идеальное соответствие реального и виртуального тел человека. Само собой, для пользователей с ограниченными возможностями в виртуальности все ограничения будут целенаправленно сняты. То есть инвалиды с парализованными конечностями смогут ходить, слепые увидят, а глухие смогут слышать. Разработка все еще находится под грифом секретно, плюс многие детали являются корпоративной тайной, так что я не могу раскрывать все подробности, но основную информацию ты получил. Что же касательно тебя, мы усердно искали активных гейммастеров, с большим опытом работы и нестандартным мышлением. Видишь ли, мир нашей игры полностью автономен. Он регулируется ИИ сервера, воплотившим его в жизнь, и никто не будет заботиться о мире тщательнее него. Таким образом, после старта серверов никто – ни администрация, ни даже акционеры нашего ЗАО – не сможет вмешаться в игровой баланс с целью получения прибыли. Идеальный мир с идеальным управлением.

– Не слишком ли много слов «идеальный»? – Я не скрывал скепсиса, потому что наслышался таких громких заявлений из уст админов совершенно разных игр.

– Вот именно по этому критерию шел наш отбор, и ты являешься ярким примером правильности нашего подхода. Критичность взглядов. Никогда и никому не верить, всегда иметь свою точку зрения. Ключевой момент твоей будущей работы, если, конечно, ты примешь наши условия! Дело в том, что, хотя искин-создатель и управляет тем миром, он все же не Бог. Он есть самообучающееся самосознание, но ошибки и просчеты на первых этапах неизбежны – слишком огромен, многогранен и сложен мир «Наследия». Гейммастеры будут выполнять функции креативной фокус-группы и своей критикой и советами помогут нашему ИИ принимать правильные решения. И, кстати, да, ты не мог бы не отправлять поисковые запросы хотя бы до конца нашей беседы? Весь исходящий трафик находится под жестким контролем систем безопасности, так что ты уж прости, я в курсе того, что ты сейчас пытаешься найти. Корпоративная безопасность, сам понимаешь.

Я, не особенно смутившись, свернул окно формы поискового запроса.

– Еще одним аргументом на чашу принятия тобой положительного решения послужит то, что наша корпорация очень щедро оплачивает работу своих работников. А работа сотрудников, участвующих в проекте, так сказать, «изнутри», оплачивается более чем щедро. – Меньшикова специально выделила интонацией конец фразы и выразительно посмотрела на меня взглядом, сулившим кисельные реки и молочные берега. – Эта сумма на несколько порядков превысит твой нынешний доход, даже с учетом твоих скрытых финансовых источников, которые наши безопасники проглядели при изучении твоей персоны.

Последняя фраза вызвала у меня легкую усмешку. Свои основные финансовые «хвосты» я уже очень давно прятал с особой тщательностью, оставляя на поверхности только наиболее очевидные источники доходов. Так что просчитать меня представлялось задачей если не неосуществимой, то как минимум очень трудоемкой. Зря она так пытается мне показать, что рука у нее на пульсе. Напугала ежа голым задом, тоже мне. Но комментировать тут я ничего не стал – пусть мой потенциальный работодатель и дальше считает, что видит меня насквозь.

– Что насчет слов ваших подчиненных о том, что вы работаете под крылом у Отдела контроля над виртуальным пространством?

– Это верно, но лишь отчасти. Контора заинтересована в развитии технологии, которую мы сейчас отшлифовываем: при ее внедрении контроль за VR упростится на порядок, да и сама технология VR претерпит колоссальные изменения. Да и прогрессивность новой технологии – это еще один весомый плюс в нашу поддержку. Им выгодно то, чем мы занимаемся. Я не прошу тебя принять решение немедленно, и чтобы стимулировать процесс принятия тобой решения, я предлагаю не быть голословной и посмотреть на мир проекта. Не зря ведь говорят, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. – Меньшикова мне подмигнула, будто передо мной была не умудренная жизненным опытом женщина, а игривая и вздорная девочка-подросток. – К сожалению, подключиться к проекту мы не сможем, потому что эта процедура требует подготовки участников и занимает определенное время, но ты посмотришь запись, сделанную одним из наших тестеров.

* * *

Домой я вернулся поздно вечером, задумчивый и нагруженный информацией. То, что я увидел, поражало до глубины души. Технологии, обеспечивающие работу этой игры, – это что-то нереальное, обгоняющее все ныне существующее не на порядок, а на несколько поколений. Теперь все виденные ранее мной игровые миры виделись мне не более чем жалкой и грубой подделкой. Меньшикова знала, чем меня купить, меня просчитали, будто младенца. Лишь посмотрев на запись вирт-реальности Бэкварда, я влюбился в него. По одной-единственной и самой главной причине – эта виртуальность ничем не отличалась от реальности. Вернее отличалась, но только в лучшую сторону. У этого проекта был огромный потенциал, мне хватило тех крох, что я видел, чтобы это понять. Мне продемонстрировали получасовую запись, во время которой неизвестный мне тестер бродил по виртуальному лесу, но лес этот абсолютно ничем не отличался от настоящего. По крайней мере, я отличий не нашел, если бы не знал, что это вирт, а не реальность, сам бы это вряд ли понял. Посидев за чашкой крепкого черного кофе, решил приняться за сбор информации немедленно. Хотя этим ребятам удалось меня заинтриговать, но окончательное решение по предложению на прием этой работы я приму после объективной и всесторонней оценки всего массива информации, что удастся нарыть. А пока мне нужно было связаться кое с кем и оплатить пару частных заказов на поиск специфической информации. Выполняли эти заказы, соответственно, специфические люди за специфическую плату.

Роща «Медвежья Рада», неподалеку от острога Аспид-камень

Увидев системное окно, я почувствовал, как моя и без того хлебнувшая сегодня горя крыша с шуршанием стала удаляться от своего хозяина, истерично похохатывая на ходу. Неприятно заныло в ушибленной груди. После схватки с медведем меня так колотило от выброса адреналина, что зубы принялись выбивать чечетку. Я сел на ствол упавшей ели и попытался успокоить расшалившиеся нервы. Дыхательная гимнастика замечательно в этом помогает. Вдох-выдох, вдох-выдох, ни о чем не думать, дышать диафрагмой, тело расслабить, спину не горбить. Ну вот, вроде стало понемногу отпускать. К тому же я наконец осознал, что именно не давало мне покоя все это время. В левом верхнем углу моего поля зрения располагался малюсенький плюсик свернутого бара интерфейса, типичный для многих VR-игр. Как я умудрился его не заметить – ума не приложу. Ладно, спишем это на стресс. Активировав работу интерфейса и решив отложить тонкую настройку игровых инструментов на потом, я вернулся к насущным проблемам. Меня поразила детализация этой загадочной игры. У меня за час нахождения в ней ни разу не возникло подозрение, что я нахожусь в виртуальном, а не реальном мире, настолько все вокруг казалось реалистичным. Сорвав с ближайшего куста смородины лист, я вгляделся в него и не нашел никаких отличий от его реального прототипа. Все прожилки, дефекты, пигментные пожелтевшие пятна, все как у настоящего. Даже дырочки и поврежденные края листьев, оставленные мелкими гусеницами, есть. И запах у этого листика смородины тоже есть. И это самое удивительное. Абсолютно все знакомые VR-игры страдали недостатком воздействия на обонятельные рецепторы игрока. Проще говоря, в вирт-играх с запахами дело обстояло очень худо. Их там было катастрофически мало. Но здесь запахи имелись. Причем не просто имелись – тут в наличии был целый букет ароматов, на любой вкус. Это какая производительность должна быть у серверного оборудования, уму непостижимо?! На росший неподалеку цветок села бабочка, я даже узнал ее – голубянка лесная, точь-в-точь как оригинал. Невероятно, у них что, даже профессиональные энтомологи над гейм-дизайном поработали? Обычно разрабы игр такими деталями не парятся – списывают все несоответствия на фэнтезийность миров. Надо думать, и остальное окружение на высоте – деревья, животные, люди. Поражающая воображение детализация.

Кстати, насчет животных… Я подошел к медведю и вынужден был снова поразиться. Мне за мою жизнь лишь однажды довелось видеть живого медведя в дикой природе, да и то мельком. Во время одного из пеших переходов мы с отцом наткнулись на медведицу, переводившую двух своих медвежат через дорогу неподалеку от нас. И теперь, глядя на труп этого медведя, я осознал, насколько же он велик. Та медведица, из моих воспоминаний, рядом с ним сама смотрелась бы, словно мышь перед крысой.

Если бы я проделал с медведем все то же самое в реальности (не дай Бог), то картина бы соответствовала тому, что я сейчас видел, на все сто процентов. Правда, очень сомневаюсь, что у меня получилось бы такое провернуть в реальной жизни. Я, конечно, не трус, но и не камикадзе. По медведю нельзя мазать – не зря есть старая поговорка на этот счет: «Иногда ты ешь медведя, иногда медведь ест тебя!» Посыл, думаю, вполне понятен.

Под огромной тушей, пробитой насквозь моим импровизированным копьем, натекла огромная лужа крови. И неудивительно, ведь кол пропорол Хозяину грудь как раз в области сердца, разорвав его на части, а после вошел в позвоночник в районе грудного отдела. Именно это моментально обездвижило и убило медведя, иначе сейчас от меня остались бы одни воспоминания. В воздухе стоял характерный запах скотобойни. Я даже во рту почувствовал такой знакомый металлический привкус крови, который мешался с тяжелым запахом пропоротых внутренностей. Детализация медведя тоже весьма впечатляла – шерсть, когти, зубы, все как настоящее, даже запах соответствующий «звериный» есть. Да и в момент, когда он напал на меня, у меня даже мысли не возникло, что он может быть ненатуральным. Ярость в его глазах и жажда убийства была разве что неосязаемой. Брр, как вспомню, так мороз по коже. Повезло, что такой прочный обломок удачно подвернулся под руку, так бы ели нас уже.

Над тушей светилась небольшая и очень символичная иконка дорожной сумки. И это единственная деталь, которая напоминала, что мы сейчас в игре. Я жмакнул светящуюся пиктограмму окна сбора трофеев. Посмотрим: шкура, когти, медвежье мясо – все как положено, так, а это что такое?! Ожерелье Духа Хозяина Леса, свойства скрыты. Идентификация… нет соответствующих навыков. Хм, ну ладно, с этим дропом[3 - Дроп, лут – (от англ. «drop» – бросать, ронять) сленговое обозначение выпавших с монстров трофеев.] разберусь позже. После того, как я свернул окно сбора лута, туша медведя стала какой-то прозрачной и начала растворяться, сперва остался один лишь контур, а после с мелодичным негромким звуком растворилась совсем. После этого передо мной снова выскочило системное окно:

Вы получили достижение «Сборщик трофеев» 1-го уровня.

Шанс получения редких предметов с особых монстров увеличен на 0,5 %.

Отмахнувшись от нового оповещения, я перевел внимание на парня, шкуру которого спас минуту назад. Тот устало опустился на землю и сидел там с отсутствующим видом. Видимо, он сейчас находился в полной прострации и еще не пришел в себя после этой дикой погони.

– Какой-то у тебя недружелюбный медведь! – Тот все с тем же пустым выражением лица, поднял на меня глаза и недоуменно приподнял брови, вызвав у меня легкую усмешку. – И где ты такого найти умудрился?

– Он не мой, – парень насупился, – я провалился в его берлогу. А там этот, – кивок в сторону места упокоения медведя, – лежит и ест кого-то. Он и меня хотел сожрать, только я как пробка из бутылки вылетел из этой норы и айда. Испугался сильно.

– Не любил он, видать, непрошеных гостей. Какой негостеприимный медведь попался! – Видя, как лицо парня опять вытянулось от недоумения, я сдержал распиравший меня смешок и перевел разговор в другое русло. – Тебя как звать, бегун?

– Эм, – парень слегка замешкался и смешался, – у меня в профиле написано имя Рикко, можешь звать меня так или просто Рик, я не против. – Парень протянул мне руку.

Как только он представился, над его головой замерцал зеленый маркер с припиской никнейма. Вот как, мне сообщили имя, и его сразу стало видно? Довольно удобно. Интересно, а можно его скрывать, и если да, то как?

– Ну, а меня Олег… э-э-э, то есть Сэм, будем знакомы! – Я никогда не использовал в играх свое настоящее имя, считая это дурным тоном, да и мой новый знакомый представился явно не своим настоящим именем. Но вот сейчас ситуация была экстраординарная, и я на автомате назвал свое настоящее имя. Может, на мне сказался еще высокий уровень адреналина и волнение после схватки с медведем, а может, обезоруживающая искренность в глазах Рика.

– В смысле? У тебя что, два имени? – парень посмотрел на меня с искренним удивлением.

– Ну, как тебе сказать. Первое – мое настоящее имя, а второе – прозвище. Друзья часто меня так называют, поэтому я и привык к нему. Можешь звать, как тебе удобнее.

Чертыхнувшись про себя, я решил перевести тему разговора.

– Помнишь что-нибудь? В смысле – мы же в игре, верно?

– Что, прости? Ты о чем? – он посмотрел на меня с искренним недоумением.

– Ну, это все – это ведь игра, – я сделал неопределенный жест, который должен был изобразить все то, что меня сейчас окружало.

И опять столкнувшись с непонимающим взглядом спасенного мной парня, понял, что случай тяжелый. Тот и вправду меня не понимал. Наверное, сильно головой приложился, когда сверзился вниз с дерева. То, что боль в этой игре вполне реальна, и ощутить все ее прелести на своей шкуре можно легко и очень просто, я уже понял. Так, стоп! А что, если он назвал мне никнейм вовсе не потому, что не захотел назваться реальным именем? Ладно, попробую зайти с другой стороны.

– Ты как тут очутился?

– Да задание у меня. Местный знахарь попросил меня найти грибочков для своих зелий. Я, пока их искал, заблудился! Лес кругом, страшно… Вообще непонятно, что делать, куда идти, потом еще этот медведь. Я уж думал – мне конец! Ты, это, спасибо, что спас, так бы он меня сейчас уже доедал… – Собеседника неслабо так передернуло, и он заметно побледнел, видно сразу, что фантазия богатая, живо и в деталях себе представил процесс поедания себя медведем. Мне даже самому не по себе стало от таких перспектив. Хоть и виртуальная реальность, но приятного мало – кто знает, как это «новое поколение VR» работает?!

А еще эти слова заставили меня удивиться – уже грешным делом подумал, что он совсем неблагодарный. Грешен, всегда людей раньше времени судить берусь.

– Да не благодари, я ведь и свою шкуру спасал, так что выбора особого не было. А если честно – повезло нам, причем еще как. А ты, вообще, откуда и кто такой?

Парень погрустнел и как-то неуверенно ответил:

– Я, если честно, Сэм, не помню. Пару дней назад рядом с острогом очнулся, как есть, и все. Ну, то есть как звать меня знаю, и баста. И никто из местных не в курсе, откуда я тут взялся. Отнекиваются только. Пришлый, мол, говорят, ты не первый такой. А у меня вроде крутится в голове, будто бы вот-вот вспомню. Но нет, за все время ничего. – Он огорченно опустил голову.

Моя голова опять заработала над полученной информацией. Этот пацан не осознавал, что находится в игре. Мало того, он вообще забыл все о реальном мире. Что же это за игра такая, которая память тебе стирает после входа в нее?! И почему мне память не подчистило при входе?! Вернее, подчистило, да вот только не полностью. Мне катастрофически не хватало информации. Неприятная и непонятная ситуевина складывается, как ни посмотри. Ладно, дальше будем посмотреть, как говорят в Одессе.

– Слушай, а что у тебя с глазами? И с волосами тоже? – он с любопытством смотрел на меня.

Я болезненно скривился. Моя больная точка. У меня неестественно яркие глаза льдисто-голубого цвета. Настолько яркие, что окружающие, кто не в курсе, постоянно донимают меня вопросами, откуда я взял такие линзы. А если еще сюда прибавить мою платиновую седину, начавшую пробиваться в изначально смолисто-черной шевелюре в пятнадцать лет и спустя десять лет практически полностью оккупировавшую мою голову, то легко представить мой образ. Из-за него меня постоянно принимают за какого-то неформала. Меня это так бесило, что одно время я специально красил волосы в черный цвет и носил линзы с карими радужками. Потом плюнул и оставил все как есть. Но вот такие вопросы до сих пор вызывали раздражение, словно застаревшая и зарубцевавшаяся рана, иногда напоминающая о своем существовании.

– Они у тебя от природы такие, да? – Злиться на непосредственность моего случайного спутника почему-то не получалось. А он, похоже, почувствовал, что его вопросы вызывают мое раздражение, и сдал назад.

– От природы… Пошли давай, ценитель прекрасного.

Новый знакомый недоуменно пожал плечами.

– А куда нам идти? Наверное, нужно вернуться в острог, ты как думаешь?

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 9 >>