Gamemaster
Николай Собинин

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>
– Ну, я думаю – это самый логичный выбор! А то еще разок медведя повстречаем в лесу – и все, списывай в утиль. Не знаю, как ты, а я хочу кое-какой амуницией обзавестись. Но для начала неплохо бы хоть примерно понять, где мы и что дальше делать? Вообще-то это ты в селении был, так что вспоминай, как тут очутился и долго ли по лесу шел!

По лицу собеседника было понятно, что его не обрадовала перспектива еще одной встречи с медведем. Да я и сам, откровенно говоря, после своего чудесного спасения что-то не горю желанием встречаться еще раз с таким мишкой. Хотя, с другой стороны, мало того, что мишка был восьмого уровня, он, судя по контексту системных подсказок, был еще и особым, квестовым монстром, с удвоенным здоровьем и атакой. Хорошо, что он до меня добраться толком не успел, а то остались бы от меня рожки да сапожки. Да и сапог бы тоже не осталось – я ж босой. Зато упало мне с него аж целых три уровня. Осталось только разобраться, что с этими левелами делать, чего куда качать и тому подобное. Кстати, по поводу системных сообщений. Что-то там было сказано насчет ближайшего селения, Аспид-камень или типа того. Так-с, будем, значит, с тулбаром колдовать, заодно и в настройках покопаемся. Интерфейс настроек персонажа, к слову говоря, был очень лаконичен, скорее даже скуп. Но вместе с тем он был прост и удобен, этого нельзя было не признать. Я нажал на плюсик и развернул окно настроек. Выкинул на обзорный экран шкалу собственного здоровья, маны, общего запаса сил и бодрости, 250 ХП, 150 МП, 1000 пунктов энергии и 100 очков бодрости[4 - ХП/HP – очки здоровья, Health Point (англ.), МП/MP – очки маны, Mana Point соответственно.]. Там была еще какая-то четвертая полоска, но она была закрашена серым цветом, и никаких показателей на ней пока не было. Решив не морочиться, спрятал ее пока что с глаз долой. Открыл инвентарь, в котором красовалась «кукла» персонажа с экипированными вещами, этакий экивок в сторону классических эрпэгэшек, существовавших в махровой древности, и в которые я по собственной природной любознательности и бестолковости проиграл половину своего детства. На мне красовались все те же убогие штаны с рубахой из непонятного сукна и жилетка. Открыл свойства – там ничего особого, только описание и шкала прочности, показатели защиты нулевые. Поиздевался-покрутил куклу, рассмотрев ее со всех сторон. Обратил внимание на никнейм, где значился такой знакомый мне ник «Саммаэль». Этот факт подкинул мне еще немного пищи для размышлений. Назвать себя так в этом мире мог только я – и никто другой. Этот никнейм путешествовал со мной по VR-мирам и форумам интернета очень долгое время. Существовало огромное количество разнообразных коммьюнити и игровых сообществ, где меня знали только под этим именем. И знали, надо сказать, весьма неплохо. Друзья, бывшие у меня некогда, редко звали меня по моему настоящему имени, сокращая ник до простого Сэма. Но после некоторых событий, произошедших несколько лет назад, я этот никнейм использовать перестал, хотя укоренившаяся привычка отзываться на него осталась. Таким образом, получается, что я самостоятельно зарегистрировался в этой загадочной игре, собственноручно ввел свой ник и залогинился. Потому что, кроме меня, этого сделать никто бы не мог. После чего я все это благополучно забыл. Я раздраженно потер виски пальцами. Сегодня загадки, тайны и головоломки сыпались на мою бедную головушку, словно из рога изобилия. Ладно, сколько голову ни ломай, ответ сам собой не явится. Будем надеяться, что память вернется. И даст мне ответы.

Я глянул еще раз на дроп с медведя, задержался чуть на ожерелье со скрытыми показателями. После перешел на вкладку «Статистики персонажа», где увидел интересную надпись: «Основные параметры персонажа будут рассчитаны вместе с выбором стези и класса. Пожалуйста, посетите соответствующего наставника в ближайшем селении». Третья вкладка – «Навыки», там было изображено схематическое древо навыков, все иконки которых были затемнены. Слева сверху сиротливо приютилась циферка три – это, надо думать, свободные очки моих навыков. Там же была подвкладка с деревом пассивных навыков, также сейчас не прорисованных. Единственное отличие – в самом низу виднелся скилл[5 - Skill – навык, умение (англ.).] «Холодный расчет», правда, описание его тоже пока отсутствовало, контекстная справка не вызывалась. Нашел в настройках и отобразил на баре пиктограмму заданий. Зайдя в раздел, увидел там висящее задание «Гроза пасеки», поставил отметку «Добавить маркер». Тут же в поле зрения появилась зеленая отметка с припиской «Демьян, пасечник». Вот, уже проще, теперь и к людям выйдем. Хотя моя интерфейсная карта была сплошь покрыта «туманом войны», то есть затемнена, поскольку не исследована, за исключением того участка лесной дороги, по которому я уже успел пройтись. Но ориентир для движения у меня теперь был, и это значительно упрощало дело.

Во всех знакомых мне играх я тратил огромное количество времени на тонкую настройку. Здесь же у меня ушло минут десять от силы. Конечно, успел я не все, но основные параметры закрепил. Интерфейс и его особенности чувствовались интуитивно. А может быть, еще и мой богатый опыт сказался. Так что в целом я был готов. Напоследок я для верности еще раз пробежался по пиктограммам интерфейса, зашел в раздел настроек, но кнопки «Выход» нигде так и не обнаружил. Впрочем, не сильно этому удивился. За последние полчаса у меня появилось стойкое ощущение, что выйти из этой игры будет не самой тривиальной задачей.

– Олег, а как мы к людям выходить будем, ты не решил? – Судя по тону Рика, он решил бразды правления в нашей спонтанно образовавшейся микрогруппе передать мне.

– Ты дорогу видел, когда от медведя удирал? Вот нам как раз по ней.

Отметка маркера неизвестного Демьяна маячила как раз в том направлении, куда шла дорога, так что я, можно сказать, Рика почти и не обманул. Мы вышли на дорогу и двинулись в сторону поднимающегося солнца.

Глава 2. Поощряемое браконьерство

Пасека острога Аспид-камень

Время в пути прошло незаметно, мы разговаривали с Риком, делились впечатлениями. Он оказался довольно общительным и позитивным парнем и к тому же приятным и ненавязчивым собеседником. Он всю дорогу болтал без умолку и не лез ко мне с расспросами, за что получил мою искреннюю признательность. Одним словом, время в пути мы провели вполне положительно. Хотя где-то глубоко внутри у меня затаилось недоверие, ведь я не мог просто взять и поверить, что человек все напрочь забыл о своей предыдущей жизни. Поэтому я старательно наблюдал за его поведением, пытаясь поймать на лжи или несоответствиях. Но мой попутчик, даже если что-то и скрывал, то ничем себя не выдал. Я сперва хотел поговорить с ним на эту тему, а потом подумал, что вряд ли это ему как-то поможет. Нет уж, для начала нужно больше выяснить об этом мире, собрать хоть какие-то крохи информации. А вот дальше и решу, что и кому следует рассказать.

Пока шли по лесу, пару раз спугнули оленя и один раз кабанью матку с выводком, которая с недовольным похрюкиванием увела свое потомство в глубь дубравы. Ну а зайцев, белок и прочую некрупную живность я быстро бросил считать – надоело. Немного раздражал маркер Демьяна, маячивший перед глазами, и я, покопавшись в столбце настроек, подрегулировал его яркость и прозрачность, доведя до оптимума. После этого настроение, подпорченное встречей с медведем, стало понемногу улучшаться – все-таки приятное общество и прогулка по весеннему (пусть и виртуальному) лесу положительно влияет на человеческую психику. Мою, во всяком случае.

Последний отрезок пути я решил срезать через лес, потому что дорога под крутым углом отклонялась вправо. Судя по карте, идти нам было недалеко, поэтому я решительно свернул в заросли ивняка. Пока пробирались через них, мой спутник наткнулся-таки на свои грибы, которые ему необходимо сдать какому-то знахарю в поселении, и теперь с радостными воплями носился вокруг меня, собирая эти невзрачные поганки себе в инвентарь. Вот так незаметно мы вышли на опушку леса и практически тут же уперлись в пасеку немаленьких размеров, с трех сторон окруженную лесом.

Я обошел это пчеловодческое хозяйство по кругу, стараясь не приближаться близко к гудящим ульям – кто их знает, этих пчел. Вдруг они какие-нибудь неправильные и мед у них аналогичный. Один медвежонок, очень любивший сладкое, поплатился за свое любопытство, ну а я повторять его ошибки что-то не горю желанием. Маркер показывал на небольшой деревянный домик, скорее – лесную избушку. Подойдя к двери, я постучал в нее и несильно дернул дверную ручку. Тут же перед носом услужливо выскочило окно:

Демьян-пасечник спит. Вы не можете войти без его разрешения.

Подождите, пока проснется хозяин дома, либо приходите позже!

Ну и что теперь? Ждать этого лежебоку? Я кинул взгляд на таймер внутриигрового времени – 10:32. Не поздновато ли для сна?! Я почувствовал прилив нетерпения и долбанул по двери кулаком уже от души. Опять выскочило предыдущее сообщение, а следом за ним еще одно, которое меня немного озадачило:

Вы не можете разрушить этот объект – у Вас нет соответствующих навыков!

Пока я чесал затылок, пытаясь осмыслить увиденное, в домике раздалось кряхтение. Потом внутри что-то негромко бумкнуло, стукнуло, и следом кто-то стал вполголоса чертыхаться. Прошло еще минуты полторы, дверь со скрипом открылась, и на пороге появился сам насупленный и невыспавшийся хозяин пасеки, в первое мгновение даже ошарашив меня своим внешним видом. Я и сам не был гномом и в плечах тоже далеко не дистрофик, но Демьян далеко меня обставил. Создавалось впечатление, что эта маленькая избушка на краю пасеки строилась изначально явно не под его габариты. Косматый, черноволосый, с бородой лопатой, он кое-как протиснулся в дверной проем, встал на крыльце, скрестив волосатые ручищи на груди, и вперил в меня насупленный взгляд своих угольно-черных глаз из-под густых бровей. И в то же время он не производил впечатления тупого детины, глаза смотрели ясно. Видать, я действительно его разбудил, и вид у него был жутко недовольный. Я, в первый момент даже струхнув от его размеров, быстро взял себя в руки:

– Не поздновато ли для сна, уважаемый?! Пчелы-то небось разлетятся, пока ты спишь!

Демьян смерил меня с головы до пят критическим взглядом, после чего ответил густым басом:

– Ты, молодчик, поучи меня за пчелами-то догляд вести, поучи. Мы ужо глянем, что из этого выйдет. А насчет того, что разлетятся, твоя правда. – Тут его лицо приняло слегка озадаченное и грустное выражение. – Вчера уже под ночь улетел у меня рой-то! Матка новая вышла, вот и увела с собой аж пол-улья, окаянная. Я вздремнул как раз к полуночи, просыпаюсь – ан нету, улетели уже. Всю ночь по лесу пробродил, под утро только в осине дупляной нашел. Уже грешным делом думать стал, как бы на Хозяина ночью в лесу не напороться, да ничего – пронесло. Кое-как перенес их, да в новый улей и поселил. Так что сон мой отработан сполна, нечего меня корить. Ты лучше выкладывай, чего пришел, коли дело есть.

Я решил не ходить вокруг да около и выдал ему напрямую:

– Слышал я, что есть у тебя задание для людей. Мол, медведь здоровенный мешает твоей пасеке спокойно жить?! Верно это?

– Есть такое дело, ежели ты про Хозяина «Медвежьей Рады» толкуешь. Этот лиходей у меня уже два улья разорил, паскуда такая. По ночам вокруг пасеки шляется, того и гляди сам ему на зуб попадешь. Я бы и сам сходил да заломал зверя, только боязно в одиночку, а напарника под стать себе не сыскал покуда. Вот воеводе нашему я собирался сказать насчет медведя, чтоб подсобил – с дружины пару ладных ватажников послал да дело по-быстрому справил, пока косолапый бед не наделал. Да и не только мне медведь тот мешает – кузнец острожский, Булат, толковал намедни, дескать, разоритель сей корову в стаде задрал насмерть. Так что тому, кто зверя утихомирит, от острожских – почет и уважение. Да и я в долгу не останусь. Такие вот дела, мил человек. Ты вот только растолкуй мне, как про беду мою проведал, не говорил я вроде никому надысь?!

– Да сорока на хвосте принесла. А насчет медведя можешь больше не переживать – не дольше часа назад умертвил я животину, не придет больше к тебе на пасеку.

Еще один критический взгляд на мою весьма скромную, относительно его, Демьяна, фигуру.

– Ты-ы-ы? – Демьян захохотал на всю пасеку, зычно и громогласно. – Ну-ко, просвети меня, грешного, как ты, босоногий, зверюгу утихомирил, коего и дюжие збройные мужи сам-трое боятся охотить идти?!

Я решил поддержать игру и пошел ва-банк, подражая его старомодной манере говорить:

– А я вон, напарника, – показал за спину на Рика, скромно стоявшего сзади, – послал его из берлоги выманить, да пока тот за ним по лесу гонялся, я медведя оглоблей промеж ушей до смерти и приголубил. Аж юшкой медвежьей весь перемазался. Раньше думал, слухи все про «медвежью-то болезнь». Ан нет – и правда, косолапый от страха обделался да Богу душу отдал.

На этот раз Демьян зашелся басовитым хохотом. Наконец он отсмеялся и, утирая слезы, сказал:

– Ну, насмешил так насмешил, путник. Давненько я так не смеялся.

Тут у меня выскочило сообщение:

Репутация с Демьяном-пасечником увеличилась на 25 единиц.

Теперь он всегда рад с вами поболтать и поделиться новостями.

Харизма +1.

– Ты вот только богов всуе пореже поминай – они этого страсть не любят. Как бы не спросили потом с тебя! – уже более серьезно закончил свою речь Демьян. – Коли ты и взаправду медведя оприходовал, полагается тебе награда за сие деяние. Только вот гляжу я на тебя, и личина твоя мне незнакома вовсе. Сам из пришлых будешь, надо думать, не местный? И у воеводы наверняка покуда не был. Так ли? И еще подтверди-ка ты, мил человек, слова свои. А то неладно выйдет, ежели тебе награду дадут за Хозяина, а он опять ночью ко мне на пасеку явится.

– Так, Демьян, так. Не добрался еще до воеводы. А по поводу слов моих – я, Демьян, вроде ни на лиходея, ни на разбойника какого не похож. – Пасечник нахмурил брови. – Ну да ладно, не встречались мы до этого момента, так что я не в обиде. Вот, гляди, пойдет это как моим словам подтверждение? – С этими словами я активировал инвентарь, вынул оттуда ожерелье, что дропнулось мне с медведя, и сунул его Демьяну под нос.

Тот некоторое время разглядывал побрякушку, не беря из моих рук, после чего проговорил глухим, совсем не таким, как минуту назад, голосом:

– Оно самое. Я, грешным делом, думал, сказки это все, только вижу теперь, что дыма без огня не бывает. Хозяин – не просто медведь. Это дух лесной воплотившийся. Он «Медвежью Раду» охранял, а заодно и лес вокруг. Да и на нашу деревню благословение то тоже падало. Только вот случилось что-то пару недель назад. Дурить стал Хозяин – зверей без причины в лесу губить, в деревне вот буянить начал. Стало что-то с лесным духом, злость ему ум застила. А вчера, я слышал, дескать, поутру на Северной Гати путника из нездешних, такого же, как вы, зверь лесной до смерти задрал. Растолковать, чьих лап это дело, аль не надо? Словом, доброе дело вы сделали, хлопцы.

У меня всплыло сообщение, что репа с Демьяном подросла еще на двадцать пять пунктов, и, судя по недоуменным звукам за спиной, у моего напарника тоже.

Демьян между тем продолжил:

– Только вот отдать награду вам не могу, покуда вы у воеводы не отметитесь, порядок такой, уж извиняйте. Сделаем мы по-другому – дам я вам весточку для воеводы, он вам награду и выдаст. Сходил бы сам с вами до воеводы нашего, только дела у меня еще, новый рой обустроить надобно, а то снова улетит, потом дел не оберешься. Звать-то вас как, молодцы?

– Я Олег, а он вот Рикко, – представил я нас обоих.

– Что еще за прозвище такое?! – Демьян с сомнением посмотрел на моего спутника и на секунду задумался о чем-то своем, – А ты, Олег, случаем, не нурманской крови?

– Нет, русич я, как есть, – я решил ответить правду, а то кто знает, как тут к скандинавам относятся. Портить отношения с пасечником мне не хотелось.

– Добре. А то нурмане, коих Хельгой кличут, частенько имя свое навроде твоего на варяжский лад переиначивают. Чтоб мы их, значит, за своих принимали. Ладно, Олег, вечерком заходи, посидим, погутарим на завалинке, у меня для тебя тоже кой-чего найдется. От себя, так сказать, в знак признательности!

После этого Демьян по-быстрому накорябал послание на небольшом куске бересты, сунул его мне и, попрощавшись, отправился досыпать. Я обратил внимание на то, что писанина эта была вовсе не кириллицей, а славянской рунописью. Этот факт меня неслабо удивил. Получается, я сейчас нахожусь во временах Руси языческой, еще до крещения. Кто у нас там Русь-то крестил? Никак князь Владимир, который Красно Солнышко. А было это, если меня память не подводит, в 988 году от Рождества Христова. Получается, по легенде мы сейчас в более раннем временном периоде. Я еще со школьных времен любил историю, но об этом периоде отечественной истории познания мои были довольно скудны. Хотя год крещения Руси вспомнил, ты смотри-ка. Ладно, это все лирика, сейчас и эта информация – пища для ума, а дальше, может, еще что-то интересное вплывет. А нам настала пора заявиться к местной шишке – воеводе!

От пасеки до острога мы добрались совсем быстро. Пока шли, я все думал о том, каков же этот мир Древней Руси, о котором я столько читал?! Да еще и применительно к VR?! В России всегда так: стоит в глубинку заехать – и как будто на пару веков назад шагнул; то ли наше время, то ли средние века – не поймешь. Правда, российская глубинка уже лет двадцать, как приказала долго жить. Благодаря плодотворным действиям руководства страны начала нулевых, провинция повсеместно захирела, народ из-за повального отсутствия работы и хоть каких-то перспектив на будущее из нее сбежал в города и урбанизированные поселения. Эх, даже меланхолия что-то некстати напала по этому поводу.

Вот так не спеша мы и подошли к острожскому частоколу. Довольно приличной крепостице, надо отметить. Палисад-двустенок метра четыре в высоту из крепких дубовых бревен, забитых в землю и заостренных сверху, землица между внешним и внутренним частоколом насыпана в полметра толщиной примерно. А перед крепостной стеной – ров метра два глубиной. Отсюда, надо думать, земля для частокола и была вынута. Дорога упирается в крепкие ворота, набранные из тесаных лиственничных плах и окованных железом. А над воротами, сейчас распахнутыми, на специальной площадке висел внушительный чугунный чан, под которым покоились дрова. Под смолу или кипяток, чтобы эту самую пакость лить на головы осаждающим. Тогда им жизнь медом точно не покажется. И еще стоит принять во внимание, что на частоколе через небольшие промежутки расположены стрелковые башенки, сейчас пустовавшие. Лучники и копьеметатели из этих башен тоже добавят веселья тем, кто рискнет подойти к крепостным стенам с нехорошими намерениями. Серьезный фортификационный подход. Острог и правда был острогом, причем острогом, готовым к отражению нападения. Только вот чьего нападения? Этот интересный факт стоит обдумать чуть позже и не спеша. На воротах стояли два добрых молодца в легких кольчугах с оружием наперевес, которые нас и тормознули. Окатив подозрительным взглядом, один из них, старший – тот, что был усат, бородат и нагловат по виду, – преградил путь и зычным голосом, полным пренебрежения к нашим скромным персонам, попытался нас построить:

– Куда лезешь, челядь?! Холопам вход только с хозяевами. Пшли прочь, голодранцы! – И равнодушно оперся на свое копье, полностью игнорируя наше присутствие. Судя по всему, он решил, что с нас довольно и разговор закончен. Только вот в мои планы это не входило.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>