1 2 >>

Наша Уникальная Память
Павел Артемьев

Наша Уникальная Память
Павел Артемьев

Память человека, на самом деле, уникальна. Насколько мы ее загружаем, настолько она и согласна нам помогать. Десятки языков, тысячи формул и тысячи текстов – ей всё под силу. Наша задача – всего лишь научиться пользоваться этим замечательным инструментом, применять грамотные и передовые методики, на деле превращая собственный мозг в нечто значимое и достойное звания Человека Разумного.

Наша Уникальная Память

Павел Артемьев

© Павел Артемьев, 2021

ISBN 978-5-0055-0017-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

НАША УНИКАЛЬНАЯ ПАМЯТЬ

Слово от автора

Эта книга о волшебных свойствах нашей памяти и способах скорейшего ее укрепления. Если вас интересует,

– как легко и быстро выучить иностранный язык?

– как научиться красиво говорить на родном языке?

– как заводить полезные привычки?

– как запоминать удачные мысли и сохранять память в рабочем состоянии?

– как развивать в себе наблюдательность и внимательность?

то эти и многие другие вопросы я попробую осветить в последующих главах. И спешу предупредить Уважаемого Читателя: если время Вас торопит, если желание «грузить» себя теорией пока не созрело, смело переходите ко второй части книги, где как раз и собраны практические советы по совершенствованию мозга и развитию памяти. Аппетит приходит во время еды, и к теории можно всегда вернуться, хотя…

Не удержусь и все-таки скажу: личный опыт, к сожалению, свидетельствует о том, что большинство читателей, быстро загорающихся теми или иными идеями, в итоге бросают начатое на полпути (а то и много раньше). Даже понимая важность поставленных перед собой задач, они не выдерживают обучающего марафона – и не выдерживают прежде всего по причине недостаточной мотивации, по причине не самой грамотной организации труда, неполного осознания, что же им все-таки нужно.

С одной стороны понятно – им хочется быстрого и яркого результата, но если не хватает природного запала, не хватает ключевой информации, результат может так и остаться раздражающим миражом. Именно поэтому стоит полюбить сам процесс постижения нового, и любую практику вовремя подкреплять теорией. Зная – что, как и зачем, вы будете в большей степени мотивированы побороться за себя, за собственный мозг, тем более что теория помимо всего прочего вооружает обилием вариантов саморазвития, а кроме того позволяет оптимизировать и непосредственно процесс обучения. В самом деле, можно стискивать зубы и идти в гору напролом, а можно предпринимать массу тактических ходов и зигзагов, во многом облегчающих наше интеллектуальное восхождение, а кроме того – не распыляться и бить именно по тем ключевым позициям, в освоении которых вы заинтересованы.

В любом случае, если намерения Ваши серьезны, не сомневайтесь, последуют и успехи. Занимающиеся в атлетических залах – уже через два-три года тренировок приобретают рельефную мускулатуру, с человеческим же мозгом процессы перестройки нейронных структур происходят намного быстрее. Таково свойство нашего «серого вещества». Тренаж для него абсолютно естественен, и также естественны возможности совершенствоваться на протяжении всей жизни. Ни в коем случае не оглядывайтесь на возраст, не измеряйте привычной линейкой прожитые годы. Условность нашей молодости и старости давно превратилась в предмет ревностных споров в медицинских кругах. Да и с деменцией, по мнению многих специалистов, можно уверенно бороться в самые преклонные годы. Было бы желание! И когда говорят, что выживают сильнейшие, полезно помнить о том, что в качестве главной силы подразумевается наша способность к обучению.

Что бы и кто ни говорил, но удивительная правда заключается в том, что ум человеческий оперативно и с удовольствием откликается на любые предлагаемые ему нагрузки. А вот на пенсионную скуку, на безделье, на часы и годы, растрачиваемые в бездарных занятиях вроде сетевого трепа, компьютерных игр и незамысловатых развлечений – наш мозг реагирует потерей тонуса и когнитивных позиций. Поэтому никогда не опускайте руки, не списывайте проблемы с памятью на преклонные годы, на возрастную усталость. Да, в юности мы все имели прекрасный шанс превратить мозг в подлинное чудо с возможностями поистине фантастическими, но и в зрелом возрасте не поздно совершать маленькие и большие чудеса, добиваясь самых замечательных результатов. Всего-то и требуется – поверить в себя, а после экспериментировать и наблюдать за стремительными подвижками, радоваться победам, поскольку в работе с мозгом время включает совершенно иные обороты, и ждать месяцами желаемых итогов не понадобится. Будьте уверены, как только вы начнете работать над собой, успехи станут сопутствовать вам ежедневно.

ЧАСТЬ 1

ПАМЯТЬ – ПЛОХАЯ, ХОРОШАЯ, РАЗНАЯ…

Глава 1 Мозг – это наше все!

«Память – единственный рай, из которого нас не могут изгнать».

Жан Поль

С самых ранних лет мы кропотливо наполняем закрома нашей памяти. Мы собираем знания по крохам и целыми грудами, обучаемся в образовательных учреждениях, а порой и в сомнительных подворотнях, перенимаем мудрости и глупости взрослых наставников, берем на заметку опыт экранных и книжных героев.

Мозг – загадочнейшее из биологических устройств, к пониманию которого мы по сию пору не слишком приблизились. Но уже известно, что условный объем памяти человеческих полушарий – это 2—3 петабайта! Иначе говоря – более 1000 терабайт или примерно квадриллион синаптических связей между ста миллиардами нейронов. Квадриллион, кто не знает, это миллион миллиардов – 1 000 000 000 000 000, и каждая связь отвечает за какую-то операцию, какое-то возможное действие. Конечно, до квинтиллиона (10

), а тем паче до гугола (10

) мы с вами не дотянули, но и того, что есть, фантастически много. Именно поэтому принято пенять «человеку разумному», что использует он свой мозг не слишком рачительно – всего-то на 3—4% из ста возможных.

И еще…

Большого секрета не открою, но грусть-печаль в том и кроется, что абсолютное большинство этого секрета не знают. Так вот, любой человек пребывает в двух состояниях: либо он усваивает нечто новое (понимает и запоминает), либо стремительно стареет. Да, да! – именно стареет! Если хотите, это одна из непреложных схем существования разумных существ. Именно для активной жизни, а вовсе не для сонного и благостного покоя нам дарована феноменальная способность напитывать себя информацией. Именно для этого природа наделила нас зеркальными нейронами – участками мозга, подобно зеркалу отражающими внешние жизненные примеры, помогающими подражать окружающему, перенимая все, что кажется нам конструктивным и полезным.

И кстати, среди наших природных 80—100 и более миллиардов нейронов беспрестанно происходит своя незримая борьба. Нейрон, пребывающий в пассиве, не участвующий в ежедневной работе мозга, вскоре исчезает. Именно так – сурово и беспощадно! Природа в данном случае действует предельно практично, без особых терзаний включая режим самоуничтожения. И аналогичные программы ликвидации ненужных клеток работают во всем нашем организме. Это естественное средство спасения, стратегия ежедневной чистки от мусора и поддержания тела (и мозга, в первую очередь!) в рабочем (боевом) состоянии. Не будь этих программ, уже в отроческом возрасте люди подхватывали бы неисчислимое множество различных заболеваний. Собственно, главные и самые страшные наши болячки тогда и начинают проявляться, когда означенные программы по тем или иным причинам дают сбой. И мозг, не занимающийся усвоением нового, начинает стремительно деградировать.

Хотите знать, в каком возрасте начинается этот пугающий процесс? Возможно, ответ вас удивит и расстроит, но мировая медицина подтверждает, что первые признаки подобной деградации наблюдаются уже в возрасте 20—25 лет! И знаете, почему? Да потому что именно в этом возрасте мы как правило завершаем свое образование, заканчиваем школы и вузы, а поступая на работу, осваиваем новые навыки и включаемся в привычные трудовые процессы. Всё! Главная наша учеба остается в прошлом, мозг облегченно вздыхает – наконец-то! И… Начинает деградировать.

Но как же так! Почему?! А если работа также подразумевает интеллектуальную деятельность, мы ведь продолжаем думать! – откуда берется процесс деградации?!

Вопрос справедливый, но, увы, привыкание – как к физическому, так и к интеллектуальному труду – не означает должного развития. Приведу все тот же пример с атлетом, еженедельно посещающим тренажерный зал. Так вот, если не менять систему тренировок, не варьировать и не наращивать нагрузок, спортивное развитие останавливается. В лучшем случае атлету удается поддерживать себя в рабочем тонусе, не превращать мышцы в кисель и сохранять спортивную фигуру. Но в том и кроется фокус, что наши нейроны – не мышечные волокна, и обычный тренаж очень скоро превращается для них в нечто посредственное и несложное, не требующее от мозга особого напряжения. Закрепляются отработанные алгоритмы, появляются опыт и масса внутренних «шпаргалок», готовых в любой ситуации выручить и придти на помощь. Выстраивание оптимальных межнейронных связей (синапсов) позволяет настолько упрощать нейронные цепи, что происходит необратимое: казалось бы, занимаясь умственной работой (бухгалтерские и банковские расчеты, инженерные разработки и пр.), мы, тем не менее, приходим к некому оптимизированному режиму, когда уже не надо напрягаться, как в первые ученические годы, мучительно ломать голову, совершать интеллектуальный штурм. Все получается при минимальных трудозатратах! Казалось бы, это вполне заслуженный результат всей нашей предыдущей деятельности, но, вот незадача, именно подобное успокоение, когда мы разрешаем себе почивать на лаврах, дает побочный результат, которого мы не ждем. Мы расслабляемся в буквальном смысле слова, и нейроцепи реагируют на это одними из первых. Они начинают сокращать объем серого вещества, отключая и переваривая «ленивые нейроны». В самом деле, зачем кормить лишние рты, если вы без того справляетесь с ежедневной порцией интеллектуальной нагрузки? Успокоенный ритм превращается в привычную норму, работа становится комфортной и необременительной. И когда однажды жизнь подбрасывает нам нечто новое, мы неожиданно понимаем, что к прежнему умственному напряжению уже не готовы. Мозг «заплыл и раздобрел», заставить работать его на предельных скоростях намного сложнее. Во многом оказывает недобрую службу и возрастной статус, который позволяют «спихнуть» неожиданную работу на подчиненных, на студентов и младших научных сотрудников или даже на собственных детей. В самом деле, почему не использовать юных помощников? И подобная практика настолько распространена, что какой-либо физиологической оценке даже не подвергается. За нас все больше начинают работать другие, наша снижающаяся нагрузка превращается в фундамент деградации.

Скажем честно, вспоминая былые авралы (штурмовщину на работе, мозговой спурт перед сдачей экзаменов и пр.) мы с облегчением думаем: все, хватит, побегали, отвоевали свое, пусть теперь молодые грызут гранит науки, мозолят ладони и снашивают ботинки, а мы заслужили уютный кабинетик и свой законный бутерброд с икоркой…

И вроде бы ничего крамольного, все оправданно, да только результатом подобной расслабленности становятся деструктивные процессы, происходящие с телом и мозгом. Мы заплываем жиром, дряхлеем, ленимся двигаться и думать. А мозг, как и весь организм, не живет в пассивном статусе. Точнее – живет, но крайне непродолжительное время. Лет до 30—35 еще сохраняется инерция буйной молодости, природный метаболизм позволяет поддерживать себя в тонусе, но далее с каждым десятилетием, а после – и пятилеткой люди с ужасом начинают подмечать происходящие с ними недобрые перемены. Падение сообразительности, снижение иммунного статуса, увядание памяти и прогрессирующая рассеянность – все это напоминает о себе с каждым годом чаще и чаще. Сначала мы перестаем ставить перед собой сверхзадачи, потом потихоньку отказываемся от задач достаточно заурядных, хотя и это не самое страшное. Колокол бьет в тот момент, когда впервые мы понимаем, что не справляемся уже с самыми примитивными житейскими проблемами, забываем собственный адрес или номер телефона, в магазине не в состоянии просуммировать итоговую сумму купленных товаров, путаем имена друзей, знакомых, а то и собственных детей-внуков. И это уже не сигнал, не первый звоночек, это предварительный диагноз. Да мы еще не достигли дна, но мы уже определенно тонем! И выбор отныне ставится вполне конкретный: тонуть дальше, зарываясь в ил забвения, либо «взмахнуть крыльями-плавниками» и начинать экстренное всплытие…

Глава 2 Отменная память – доводы «за»

«Я, конечно, куплю своим детям компьютер, но сначала они получат книги».

Билл Гейтс

Итак, вопрос «нужна ли нам отменная память?» более чем риторичен. Разумеется, нужна! Хотя бы потому, что для ориентации в пестром сегодняшнем мире мы должны удерживать в памяти сотни и тысячи всевозможных правил поведения, миллионы названий и определений. Наши способности к обучению и восприятию чего-либо нового также зависят от возможностей памяти. Уместно добавить, что качество, именуемое сообразительностью, теснейшим образом увязано с быстродействием наших внутренних «запоминающих устройств». Не будут работать они (или будут работать медленно), и у вас появится серьезный риск – угодить в разряд тугодумов, рассеянных забывак, скверных работников и откровенных тупиц. Завидная перспектива? Думаю, не очень.

А теперь ответьте себе на вопрос: можно ли стать известным журналистом, успешным ученым, великим полководцем, удачливым бизнесменом, не имея добротной памяти? Лично мне встречаться с подобными примерами не приходилось, из чего я берусь утверждать, что память является непременным атрибутом абсолютного большинства успешных людей. Разумеется, любое явление следует подкреплять фактами, а посему обратимся к реалиям.

Лишь несколько известных имен:

Никола Тесла (1856 – 1943) – изобретатель сербского происхождения, инженер, физик и выдающийся ученый, широко известный благодаря своему вкладу в создание устройств, работающих на переменном токе. По свидетельству многих современников, Тесла обладал поистине «фотографической памятью» и редко пользовался возможностью что-либо записывать. Говорят, что в 1885 году, когда сгорела его лаборатория, он по памяти восстановил большую часть своих изобретений. Поразительно, но ученому достаточно было один раз взглянуть на страницу с любым содержанием, чтобы навсегда запечатлеть ее в памяти. Ученый без труда запоминал целые главы и книжные разделы, в деталях воспроизводил двухмерные и трехмерные изображения. Неудивительно, что инженеру не требовались справочные пособия. Формулы, цифровые константы, уравнения, доказательства теорем, таблицы логарифмов – все это талантливый физик держал в надежнейшем из сейфов – в собственной голове. Схемы и чертежи его задумок хранились там же. Более того, по словам самого ученого, это был не «мертвый» склад знаний, а своего рода полигон, на котором он проводил свои бесконечные опыты и эксперименты. Феноменальная память и отменное воображение позволяли Тесла раскручивать внутреннее «кино», приводя в действие задуманные им электромеханические устройства, проверяя их свойства и жизнеспособность. Удивительно, но все первые модели своих приборов он создавал и испытывал у себя в голове (!) – там же активно совершенствовал их, многократно перепроверял. К этому стоит добавить, что Тесла свободно говорил на восьми языках.

А вот еще один гений – Вольфганг Амадей Моцарт. Хорошо известно, что уже в три года австрийский композитор запоминал и воспроизводил на клавесине отрывки из пьес, исполняемых его отцом и сестрой (тоже весьма одаренной музыкантшей). В 14 лет в Сикстинской капелле мальчик услышал сложное хоровое произведение, ноты которого хранились в строжайшем секрете. Однако, вернувшись домой, мальчик по памяти воспроизвел всю партитуру, чем привел отца в совершеннейший восторг. И подобных примеров Моцарт впоследствии продемонстрировал еще немало, что, возможно, и породило уверенность людей в том, что сочинения великого композитора и сегодня способны стимулировать мыслительные процессы, улучшать память и сообразительность. В настоящее время данное явление даже получило свое особое название – «эффект Моцарта». Ну, а всем сомневающимся могу посоветовать обзавестись записями великого австрийца и проверить «эффект Моцарта» на себе. Уверяю, лишним это не будет.

Очередной выдающийся композитор – уже наш соотечественник, Сергей Рахманинов, дирижер и один из величайших пианистов последних столетий. Уже в Московской консерватории, где учился юный музыкант, о его феноменальной памяти ходили легенды. Во многом он походил на своего австрийского коллегу. Столь же мощный композиторский талант, та же скорость запоминания. Известен случай, когда в дом к его учителю музыки пришел композитор Александр Глазунов, представив первую часть своей новой симфонии. Появившийся из соседней комнаты юный Рахманинов разыграл небольшую сценку, сев за рояль и на слух повторив услышанное сочинение, в шутку выдав за свое собственное. Разумеется, впечатление это произвело грандиозное.

Теодор Рузвельт, 26-й президент США и лауреат Нобелевской премии мира за 1906 год также известен своей замечательной памятью. Оттачивая интеллектуальные навыки, он ежедневно прочитывал по две-три книги (!), а после вслух воспроизводил многостраничные фрагменты, в точности описывая те или иные художественные эпизоды. По рассказам очевидцев, он делал несколько вещей одновременно и мог работать с двумя секретарями, диктуя им два различных текста, успевая при этом знакомиться с газетами и книгами.

Папа Иоанн Павел II, духовный наставник и глава католической церкви с 1978 по 2005 год, также обладал фотографической памятью. Известно, что он с легкостью запоминал имена прихожан, способен был воспроизвести тысячи разнородных деталей, ускользающих от внимания окружающих. Талант его проявлялся и в знании языков. В течение жизни этот человек овладел двадцатью с лишним языками и мог достаточно свободно общаться на более чем 100 различных диалектах.

Еще один хрестоматийный пример – Юлий Цезарь, римский полководец, по праву считающийся одним из величайших военачальников в истории римской империи. Он также мог сосредоточивать свое внимание на нескольких занятиях одновременно и, по свидетельству подчиненных, знал каждого из своих солдат в лицо. Добавим, что количество воинов измерялось не сотнями, а десятками тысяч! К слову замечу, что царь Кир, полководец Фемистокл и Александр Македонский, по свидетельству историков, могли похвастать теми же незаурядными способностями.

Во многом таланты этих царей и полководцев угадывались и в Наполеоне Бонапарте – первом императоре Франции, талантливом военачальнике, который обрел известность во время французской революции. Известно, что Наполеон обладал необычайной памятью: мог запоминать бесчисленное количество людей, имена рядовых, младших и старших командиров, расположение войсковых частей на стратегических картах. Отменный интеллект вкупе с памятью позволяли ему оперативно разрабатывать и на ходу менять планы и маршруты войсковых колонн, предугадывать ходы противника и действовать на опережение.
1 2 >>