1 2 3 4 >>

Олимпия. Три новеллы о любви
Рашид Нагиев

Олимпия. Три новеллы о любви
Рашид Нагиев

Мужчины и женщины уже много веков живут на разных континентах, в различные времена, оказываясь в простых и сложных ситуациях. Но всегда и везде им нужна любовь. Все они в вечном поиске, однако каждый остаётся со своим результатом – кто-то в радости, а кто-то в печали. Но что определяет успех или неудачу там, где логика уступает территорию непредсказуемому сердцу? В трёх новеллах о любви автор пытался найти ответ. В итоге вопросов стало больше, а ответов не осталось. Вероятно, надо просто довериться своему сердцу и пойти за ним. Любовь – это непростая дорога к счастью. Но другой дороги нет. Удачи всем нам на этом пути.

Рашид Нагиев

Олимпия. Три новеллы о любви

Израиль, 2017

Книга издается в авторской редакции Верстка и оформление – Нелли Васильницкая

Издательство Книга Сефер +(972)50-242-3452

https://www.kniga-sefer.conn/ (https://www.kniga-sefer.conn/)

https://www.facebook.com/KnigaSefer (https://www.facebook.com/KnigaSefer)

book@kniga-sefer.com (mailto:%20book@kniga-sefer.com)

kniga@kniga-sefer.com (mailto:%20kniga@kniga-sefer.com)

© Рашид Нагиев, 2017

Кошка по имени Лэри

Посвящается Людмиле Штаерман

1

Роман был уверен, что время в Израиле течёт быстрее, чем в любой другой точке Земного Шара. Логического объяснения этому явлению у него не было. Он просто стал замечать, что прошлое всё быстрее растворяется во времени, и многое вспоминается всё реже, в том числе и его первая профессия. Когда-то в далёком Баку он был инженером буровых установок. Но здесь в его любимом Ашдоде нефть ещё не нашли, а значит и бурить было нечего. И потому бывший нефтяник окончил курс водителей вилочного автопогрузчика и нашёл работу на картонном заводе. Каждый день он перевозил тяжёлые ящики с упаковочным картоном со склада готовой продукции в кузов очередного подъехавшего грузовика. А грузовики в свою очередь развозили этот картон по всем торговым точкам страны. Работа была физической, но впервые за многие годы на сердце мужчины установился лёгкий штиль – карьера, деньги и любовь странным образом уже не гнали прежнюю волну желаний. Впервые страсти утомили Романа. Ему захотелось жить как кошка – ни о чём не тревожась, и ни о чём не сожалея. Может быть, это был первый привет от Дамы в фиолетовом по имени Старость. Хотя в своём противостоянии со временем Роман ещё не сдавался. Неделю назад он рассказал своему товарищу по работе, что узнал сенсационную новость.

– Что за новость? – заинтересовался товарищ. Роман улыбнулся и ответил, – вчера в разговоре со мной старшая дочка сообщила, что ей уже тридцать девять лет.

– А в чём сенсация?

– До вчерашнего дня я думал, что тридцать девять мне, – печально объяснил Роман.

– Не рассказывай об этом начальству. Отправят к психиатру, – всерьёз предупредил товарищ, не уловив шутливой интонации разговора.

Спустя два дня, тёплым летним вечером зазвонил мобильный телефон Романа.

– Привет, – сказала Люда, словно и не было двух недель игры в молчанку.

– Здравствуй, Люда! Рад тебя слышать, – ответил Роман.

– Извини, что беспокою, но мне надо успеть.

– Что успеть? – не понял Роман.

– Купить котёнка, – объяснила женщина. – Их только двое осталось у хозяина – мальчик и девочка. Мне нужна девочка.

– И куда надо ехать за котёнком?

– Мы договорились с продавцом встретиться в торговом центре мошава Авиталь. Это недалеко от Афулы.

– А нельзя найти котёнка поближе к центру? – спросил Роман.

– Можно и в центре, но в три раза дороже. А мне отдают всего за тысячу шекелей. Так ты поможешь доехать?

– Конечно. Видимо, какая-то редкая порода?

– Рэгдол, – ответила Люда. – Очень красивая кошка с голубыми глазами.

– Завтра пятница, у меня выходной. Я приеду за тобой к семи утра, – пообещал Роман.

2

Ранним утром следующего дня Роман заехал на заправочную станцию «Дор Ал он». Солнце ещё не проснулось, и приятная утренняя прохлада зависла над Ашдодом. Роман заправил до упора свой «Сузуки Кроссовер» и расплатился с девушкой, дежурившей на станции. Потом через южный выезд из города он повернул на четвёртую трассу в сторону Ашкелона. Его порадовало отсутствие машин на трассе в это раннее время – значит до Беэр-Шевы он доедет без пробок. Вскоре впереди показались одноэтажные домики посёлка Ницаним. А напротив посёлка, с левой стороны от автомобильной дороги, на фоне чистого поля выделялась длинная аллея эвкалиптовых деревьев. Здесь Роман неизменно оборачивался на ближайшее к трассе высокое эвкалиптовое дерево. Под ним уже второй год лежал его друг по имени Джони. Джони – бежевый длинноухий кокер-спаниель английской породы. Он не отличался высоким интеллектом, но был красивым и добрым псом. Проезжая этот участок дороги, Роман иногда вспоминал какой-нибудь эпизод из недавнего прошлого.

Они пришли на приём к ветеринару. Мужчина в белом халате стоял рядом с металлическим столом, на котором осматривал и лечил животных. Роман находился с противоположной стороны стола и требовал от доктора каких-нибудь действий, потому что его пёсик ослаб, ничего не ест и уже третий день с трудом выходит на прогулку. А сам Джони тихо лежал на каменном полу, поместив голову между лапами, и снизу поглядывая то на хозяина, то на доктора.

– У меня нет лекарства от старости, – сказал ветеринар. – Думаю, не надо мучить животное, гуманнее будет усыпить. Ему уже семнадцать лет.

Роман никогда бы не дал разрешение на убийство друга, и Джони, чтобы как-то помочь хозяину в этом споре, из последних сил оторвался от пола и встал на ослабевшие лапы.

– Вот видите, доктор, – обрадовался Роман, – у него ещё есть силы жить, он старается. Помогите ему, пожалуйста.

– Хорошо, – сказал доктор и достал из холодильника шприц с лекарством. Потом он нагнулся к псу и ловким быстрым движением сделал укол в собачью холку. Джони даже не успел среагировать и огрызнуться, как это бывало обычно. Он очень ослаб и с трудом держался на ногах. Однако через пару минут после укола Джони сдвинулся с места и стал ходить между стульями и разными приборами, стоявшими в кабинете. К нему вдруг вернулась уверенная походка, а в потускневших глазах вновь загорелся прежний огонёк. Жить опять стало интересно и возможно.

– Спасибо, доктор, – радостно сказал Роман. – Я же говорил, что Джони молодец. Его просто надо было чуть поддержать.

Ветеринар ничего не ответил, только странно улыбнулся на прощание и погладил длинные уши кокер-спаниеля.

Впервые за последние три дня Джони бодро бежал по тротуару в сторону знакомой машины хозяина. В кустах, как в засаде сидели две чёрные кошки. Заметив их, Джони громко залаял и попытался наброситься на врагов, но поводок хозяина остановил его. А кошки на всякий случай разбежались в разные стороны. Роман гордо улыбнулся, решив, что его Джони вернулся в прежнее боевое состояние. Он открыл дверь автомобиля, и пёсик легко и ловко запрыгнул на привычное переднее сидение, словно и не было у него никакой слабости и никакой болезни.

Дома Роман окончательно успокоился и стал собираться в гости к коллеге на день рождения.

Надо было одеться поэлегантнее и по дороге купить подарок. Роман открыл шкаф с одеждой и начал подбирать сорочку к костюму. А Джони заигрался с любимой игрушкой – тряпичной куклой в образе глупого зайца с длинными ушами. Потом он пошёл на кухню и выпил воды из миски. Далее салон, спальня, душевая комната и просторный балкон. С высоты седьмого этажа Джони посмотрел вниз на свой дворик, затем на улицу, ведущую в сквер, где он гулял с хозяином каждый день. Было приятное время суток, когда солнце начинает слабеть, и день неспешно превращается в прохладные сумерки. Джони оставил балкон и прибежал к хозяину, который всё ещё стоял у открытого шкафа и теперь никак не мог подобрать галстук под цвет сорочки. Пёс присел на задние лапы и стал ждать. Ему явно хотелось, чтобы человек отвлёкся от одежды и пообщался с другом. Но Роман спешил и строго сказал:

– Не мешай, Джони. Я опаздываю. Мы и так потеряли много времени у твоего ветеринара.

Не дождавшись руки хозяина, пёсик тихо два раза проскулил и вышел в коридор, соединявший все комнаты в квартире. Здесь же, в коридоре лежал коврик, на котором Джони спал или отдыхал.

Закончив с галстуком, Роман перешёл к обуви. Уже через десять минут в полной готовности он осмотрел себя в зеркале и довольно улыбнулся. Оставалось только переложить ключи от машины в карман новых брюк и открыть входную дверь. Уже на пороге Роман оглянулся и посмотрел в коридор, туда, где на коврике лежал Джони. Но в том, как он лежал было нечто новое – все четыре лапы свободно вытянулись в одну сторону и казались неестественно длинными, а огромные уши как тряпки небрежно валялись на полу. Роман подошёл к своему пёсику – сквозь полуоткрытые веки были видны неподвижные глаза, утонувшие в густом тумане. Роман понял, что белая муть в глазах собаки и есть смерть. Теперь стало очевидным и другое – Джони не просто прошёлся по всем комнатам. Он прощался с этим домом и со своими игрушками. Он подходил и к человеку, но Роман ничего не понял, так как был очень занят собой. Теперь же этот мужчина многое отдал бы за возможность повернуть вспять несколько минут и попрощаться с добрым другом. Но Бог не работает киномехаником. Он ничего не отматывает назад и не повторяет сеанс. Он лишь подсказывает иногда, но мы чаще всего не замечаем и эти подсказки.

Роман достал из тумбочки старое одеяло и накрыл им безжизненное тело собаки. Потом позвонил ветеринару и, ничего не выясняя и не объясняя, просто сказал, что хочет похоронить своего Джони. Ветеринара это сообщение ничуть не удивило. Он заранее знал к чему всё идёт, а чудес не бывает. Своим уколом он лишь на пару часов отложил приговор времени.

– Против старости нет лекарства, – повторил доктор и добавил, – через час к вам приедет мужчина. Он всё сделает. У них в мошаве есть кладбище для животных. Но ему надо заплатить.
1 2 3 4 >>