Подари мне крылья
Рина Ских

<< 1 ... 7 8 9 10 11 12 13 >>

– Адриана, одно из ваших правил, озвученных ранее, обязует меня отвечать честно. Поэтому скажу правду: я не верю вам ни на йоту. Жизнь научила меня одному: свободные всегда лгут. Кто-то из необходимости, кто-то из любви к искусству, но врут все. Думаете, мы поверим, что спустя год вы сделаете нас свободными, добровольно откажетесь от трех недешевых рабов, которых можно использовать для чего угодно и как угодно? Это смешно. К тому же, вы еще не сказали, какое наказание нас ждет за нарушение ваших правил. Или же за выполнение тоже предусмотрено? Ведь я ответил честно на поставленный вопрос, – с какой-то злой решимостью в голосе и вызовом в глазах ответил Тайлер.

Окинула его долгим и задумчивым взглядом. Я не ошиблась – воля этого полукровки не сломлена, и у него больше шансов спокойно влиться в жизнь, как только избавится от рабского ошейника. Конечно, скорей всего из-за этого меня на протяжении ближайшего года будут ожидать сложности, но, надеюсь, мы с Тайлером сможем находить компромиссы.

Да и в любом случае, это будет намного лучше, чем ситуация с Диланом. Мне искренне жаль его, теперь любое мое действие или неосторожно сказанное слово может повлиять на его психическое состояние в худшую сторону. Совсем не хочу брать на себя ответственность за него, но выбора нет.

Честно говоря, боюсь, что Дилана и вовсе «сломали», хотя еще пока и не стал «пустым», безразличным ко всему, кроме приказов. Впрочем, кто знает, каким он будет, когда немного привыкнет к тому, что Райзек больше не имеет над ним власти? Но мальчишка находится на опасной грани.

Вот и сейчас, пока Тайлер говорил, Дилан вцепился в его предплечье обеими руками и сильно дергал, будто надеясь, что от этого действия полукровка замолчит. При этом он с мольбой вперемешку с ужасом смотрел на спокойную меня. Пожалуй, стоит уже ответить, пока Тайлер не лишился своей конечности стараниями перепуганного подростка. Да и сам полукровка ждал моего решения с нетерпением. Но за его показной решимостью я все же заметила проблеск надежды в глазах.

– Честность – это хорошо, не люблю ложь в любом ее проявлении. Это твое право: верить мне или нет, но если начистоту, мне абсолютно все равно. Как вы прекрасно понимаете, вас мне навязали. Продавать не стану, избивать и издеваться над вами тоже не собираюсь. Этот год мы будем вынуждены жить все вместе, но потом, надеюсь, с вами распрощаемся навсегда. Вы обретете желанную свободу, я – покой и тишину. Предлагаю просто лишний раз не конфликтовать. Мне грязи и негатива и на работе хватает. Дома же хочу просто отдохнуть от всего этого. В ваших же интересах решить, как будете жить после избавления от рабских ошейников. Если не сможете никуда устроиться после того, как я подпишу документы об освобождении, вы так и останетесь бесправными рабами. Помимо этого еще вопросы есть? – спокойно и неспешно обрисовала перспективы я, доедая рагу на своей тарелке. Ребята же на время забыли о еде.

– Какие наши обязанности в этом доме и что нам позволено? – тихо, чуть запнувшись, спросил молчавший до этого Дилан.

Тайлер бросил на него быстрый и обеспокоенный взгляд. Парень действительно был для него кем-то вроде младшего брата. Представляю, как им было сложно у Райзека. Хотя нет, вру, это представить невозможно. Как и все остальное, что происходило там. Но я отвлеклась, а Дилан от моего затянувшегося молчания вновь начал стремительно терять краски лица.

– Ну, основные – это поддержание чистоты дома, готовка, если нужно – поход на рынок за продуктами. А там посмотрим. Завтра куплю вам одежду нормальную, сможете выходить на улицу, если пожелаете. Только заранее ставьте меня в известность, куда идете и зачем. В большой комнате стоят два книжных шкафа, можете читать любые книги. Душ в вашем распоряжении в любое время суток, кроме периода, пока я собираюсь на работу. Тогда в принципе лучше не путаться у меня под ногами. Если у вас возникнет потребность в чем-либо, в пределах разумного, сообщайте сразу, постараюсь что-нибудь придумать, – подумав, постаралась учесть самое основное я.

– Что готовить? – отозвался Тайлер, внимательно и с подозрением глядя на меня.

– Честно, без разницы. Не люблю только молоко в чистом виде и горох. Так что остальное на твое усмотрение. Где находятся продукты – Дилан покажет. Готовишь ты виртуозно, – не удержавшись, похвалила его я.

– Я не только готовлю виртуозно. Что насчет постели? Вы будете использовать всех троих? Если да – в какой очередности? Или же кого-то одного? – спокойно спросил Тайлер, отчего Дилан вздрогнул и посмотрел на меня совсем уж затравленно.

– Извини, конечно, но как мне вас можно толком использовать в этом плане? У тебя одна рука пока еще не рабочая, Алан и вовсе спит, Дилан – еще ребенок, – поинтересовалась я, откинувшись на спинку стула, стараясь выглядеть спокойной. Но, стоит признать, его вопрос меня несколько выбил из колеи.

– Дилан не ребенок, просто неопытный. Алан через пару дней придет в норму. Я же и с одной рукой на многое способен, Адриана, – на последней фразе в голосе Тайлера проскользнули вкрадчивые нотки. Мое же имя он и вовсе протянул, словно перекатывая на языке свое мягкое «р». После чего чуть улыбнулся. У меня вновь по коже пробежали мурашки.

– Охотно верю, но проверять не стану. Недостатка в мужском внимании у меня нет. Спасибо за вкусный обед, доедайте, а я буду у себя. Как Алан проснется – покормите его и мне потом сообщите об этом, – быстро сказала я, после чего вскочила со своего места и поспешила в свою комнату, прихватив по пути книгу из шкафа, которую уже давно хотела прочесть.

Тайлер

– Что думаешь по поводу нашей хозяйки? Она, кажется, неплохая? – неуверенным тоном тихо спросил Дилан, с надеждой глядя на меня, пока я перемывал посуду.

Возвращаться в комнату к спящему Алану он не спешил, предпочитая держаться поближе ко мне. Тем более что хозяйка никаких особых приказаний на сегодня нам не давала.

Я не сумел удержать циничный смешок. После чего бросил через плечо насмешливый взгляд на чуть съежившегося Дилана.

– Ты все еще веришь в то, что бывают хорошие хозяева? – спросил я почти веселым тоном, продолжая мыть тарелки после обеда.

– Ну, ведь не могут все быть как Райзек, – на имени ненавистного прошлого хозяева у парня от страха немного перехватило дыхание, но он постарался справиться с собой.

То ли успокаивающий чай Адрианы наконец-то подействовал, то ли в нем начала просыпаться давно забытая надежда на лучшую жизнь. Хотелось бы верить.

– Дилан, и у меня, и у нашего эльфа было много различных хозяев. Да, таких извращенных садистов, как Райзек, я раньше не встречал. Но можешь спросить у Алана – ему повезло меньше. В конце концов, именно для этой цели и покупают рабов-эльфов. Выносливые, с повышенной регенерацией – что может быть лучше? – с горькой усмешкой ответил я, выставляя посуду в шкаф.

Мне не хотелось его пугать и разочаровывать, но лучше пусть сразу знает, как оно все бывает.

– А что, если наша госпожа Адриана другая? Вдруг она действительно нас сделает свободными? – с отчаянной надеждой выпалил вдруг Дилан, умоляюще глядя на меня.

Я же со спокойным видом вытер руки полотенцем и лишь тогда обернулся к нему, чтобы ответить.

– Идем в нашу комнату, не стоит вести подобного рода разговоры здесь, где хозяйка может нас услышать, – покачал головой я, махнув рукой в указанном направлении.

Дилан послушно последовал за мной. В первую очередь я проверил состояние Алана, раны которого выглядели уже не так страшно и через пару дней должны зажить полностью, оставив по себе лишь шрамы. Но одним больше, одним меньше – какая разница? У меня самого на спине подобных рисунков тоже было немало. Правда, полученных не настолько жестоким способом, как у Алана.

Дилан, замявшись, осторожно присел возле спящего эльфа, вопросительно уставившись на меня. Я, негромко хмыкнув, сел прямо на пол, опершись спиной о стену.

– Как я уже говорил, хороших хозяев не существует. Бывают менее жестокие, но и это до поры до времени. Рано или поздно они все осознают свою безнаказанность, свою власть, уж поверь мне. Возможно, сейчас, в порыве благородства, она сама верит, что через год нас отпустит. Но это пока. Не стоит на это надеяться, прости. Не хочу тебя пугать, но это реалии нашей жизни – смирись, – горько усмехнувшись, покачал головой я.

– Тай, но ведь ты сам пошел с ней на конфликт, своей отповедью за обедом буквально нарывался на наказание. Зачем? – нахмурился парень, передернувшись. Тогда он действительно очень сильно испугался, я почувствовал легкий укол совести.

Мы с Аланом были для него единственными живыми существами за всю его жизнь, которые хорошо к нему относились. Наверное, Дилан и вправду испытал нешуточный страх, представив, что может сделать маг, победивший Райзека, за оскорбление и неповиновение.

– Потому и нарывался. Чем раньше узнаем, какие наказания и насколько серьезные собирается применять Адриана, тем лучше для всех нас, – не стал скрывать своих мотивов я.

– И тебе не страшно? – не поверил Дилан.

– А чего бояться? Рано или поздно один из нас все равно оступится, сделает то, что ей не понравится, или же просто попадется под плохое настроение. Лучше знать заранее, что нас ожидает в таком случае. Да и было бы неплохо прощупать почву в плане того, можно ли загладить свою вину и какие способы предпочтительнее, – подмигнул Дилану я, немного покривив душой.

Конечно же боялся, просто хорошо это скрывал. Смена хозяина никогда не проходит гладко для раба. Сколько на моей памяти уже было таких хозяев? Шесть, семь? Тем не менее, я все еще жив и, смею надеяться, не сломлен. Надолго ли меня еще хватит?

Хотя, стоит признать, несказанно радовал тот факт, что нами теперь владеет женщина. Все же привлекал меня, в первую очередь, противоположный пол, общения с которым уже не было очень давно. Да и новую хозяйку природа внешностью явно не обидела.

Невысокого роста, темные кудрявые волосы, длиной до середины спины, серо-голубые глаза. Высокий лоб, чуть вздернутый нос. Кожа светлая, не аристократически белая, но и не смуглая. Губы особой пухлостью не отличаются, но и не сведены в нитку. Фигура довольно красивая, все выпуклости на месте. Не сказать, что писаная красавица, но смотреть приятно.

Но Дилан промолчал в ответ, что-то старательно обдумывая, опустив голову. На его лицо то и дело наползало отчаяние, сожаление, стыд. Очень хотелось спросить, о чем он думает, но тогда парень просто замкнется в себе. Лучше подождать, пока сам расскажет, если это действительно важно, а не всего лишь дурные воспоминания из прошлого.

– И что ты предлагаешь? – тихо спросил Дилан, не поднимая головы.

– Буду пытаться проникнуть в ее постель первым, – как само собой разумеющееся сказал я.

– Она же сказала, что не желает с нами спать.

– Дилан, глупо иметь под рукой раба, безропотно выполняющего все твои приказы, и не пользоваться им. В первую очередь мы для этого и нужны. А остальное так, мишура, – поморщился я.

Это знание в меня практически вбили еще в первые годы моего рабства. Впрочем, со временем я от многого научился получать удовольствие. А поскольку последние лет семь я был в рабстве у мужчин, лишенный женской ласки, был на многое согласен с Адрианой. Но, конечно же, никому пока в этом не признаюсь.

Некоторое время мы помолчали, думая каждый о своем. Затем проснулся Алан, и мы с Диланом поспешили его накормить и напоить, помогли справить естественную нужду.

Но когда я осторожно поскребся в дверь Адрианы, а затем приотворил ее, не услышав ответа, увидел, что девушка спит, свернувшись калачиком на кровати, прижимая к себе раскрытую книгу.

Этого нам еще не хватало! Осторожно закрыв дверь, вернулся к своим. Следовало решить, как действовать теперь. Выполнить приказ Адрианы не получается, поскольку та спит. Но и будить ее не было команды. Вот и первая сложность, с которой мы столкнулись в доме новой хозяйки.

Глава 11

Алан

Последние несколько дней для меня были наполнены мучительной болью. Спина горела, невозможно было ни стоять, ни лежать. Ко всему еще и начался жар, от которого я практически задыхался. Несколько суток за решеткой только ухудшили мое состояние. Я слышал какие-то крики, сердитый голос Тайлера, испуганные возгласы Дилана, после чего нас перевели в отдельную камеру.
<< 1 ... 7 8 9 10 11 12 13 >>