Молчание пирамид
Сергей Трофимович Алексеев

1 2 3 4 5 ... 21 >>
Молчание пирамид
Сергей Трофимович Алексеев

Об этом мечтают все сильные мира сего: во-первых, жить вечно, во-вторых, видеть будущее, угадывать события хотя бы на месяц вперед. А если в руки какого-нибудь политика попадет прогноз ни много ни мало на двенадцать лет? И в том прогнозе всё будет – катастрофы, военные операции, экономические кризисы. И еще, в качестве приложения, рецепт эликсира молодости и просветления вместе с необходимым ингредиентом – редчайшим жемчугом общей стоимостью пятнадцать миллионов долларов… Сотруднику закрытой правительственной организации под кодовым названием «Бурводстрой», имеющей дело с паранормальными явлениями, Сергею Самохину, поручено собрать сведения о человеке по имени Ящер, который владеет всей этой информацией. И в ходе расследования непременно выяснится, нужны ли пророки своему отечеству…

Сергей Алексеев

Молчание пирамид

1

Жемчужина была невероятно крупной, с перепелиное яйцо, редкостного сиреневого цвета и совершенно круглой, скатной формы, хотя не обрабатывалась и выглядела свежей, словно только что добыта из раковины.

Более всего приковывал внимание и поражал воображение поверхностный слой перламутра, который светился сам по себе, словно внутри горел газовый рожок.

Оправу такой жемчужине подобрать было трудно – легче продать знающему толк коллекционеру…

– Сколько просите? – мимоходом поинтересовался Власов, не отрывая глаз от лупы.

– Нисколько, – ответил клиент. – Перл не продается.

– А вы знаете, что это за перл?

– Разумеется.

– Что же тогда хотите? Чтоб я произвел оценку?

– И цену я знаю… Мне нужно распилить камешек, но так, чтобы не повредить зерно.

– Какое зерно?

– Родовую песчинку. Или то, что окажется внутри. Ну, вы же представляете, как образуется жемчуг?

– Кое-что слышал…

Бизнес хоть и клеился, но ни шатко ни валко, по-настоящему развернуться было нельзя, и Власов сидел, словно одинокий волк в окладе: кругом флажки, запреты, контроль и стрелки по линии. От всего этого к концу дня он ощущал эмоциональную усталость и потому старался не вглядываться в клиентов, не замечать их, поскольку они чаще всего вызывали раздражение. Особенно богатые дамы, уже не знающие, что им нужно, и не обладающие фантазией.

Подняв голову, он обнаружил перед собой тощего старика с узким, костлявым и плохо выбритым лицом.

– Можете вразумительно объяснить, зачем это вам? – спросил он, отложив жемчужину.

– Нужно, – коротко и тупо обронил старик.

– Обратитесь к ювелирам. – Власов пододвинул бумажку с перлом клиенту. – У нас здесь камнерезная мастерская. А ювелирных в городе полно.

– Я не хотел бы к ним обращаться…

– Почему?

– Слишком жадные, завистливые и пилить откажутся. А еще опасаюсь простого обмана или мошенничества.

– А меня не опасаетесь?

– Вы – не член ассоциации ювелиров. Это во-первых. Во-вторых, вы охотник, значит, смелый человек. А смелые не бывают жадными.

– Спасибо за доверие… Но мы пилим поделочный камень и редко полудрагоценный. Наш профиль – письменные приборы из родонита, шкатулки из чароита… Грубая работа.

– Однажды вы точили кабошоны из хризопраза. Триста штук… Со всей ювелирной технологией.

О пристрастии к охоте он, конечно, мог и знать: в поисках волчьих следов Власов изъездил на снегоходе весь район вдоль и поперек, часто ночевал в глухих деревеньках у незнакомых людей и, в общем-то, не скрывал своего увлечения. Но что касается хризопраза!.. Это был левый заказ, о котором случайный, совершенно незнакомый старик знать никак не должен.

Власов насторожился: с местной милицией и налоговой у него были добрые отношения, и если бы кто-то вздумал устроить проверку, обязательно бы предупредили…

В общем-то, на провокатора он похож: старается говорить правильно, хотя это для него непривычно, изображает интеллигентного человека, а произношение какое-то деревенское, особенно иностранных слов…

– Если резать на наших станках, – терпеливо объяснил Власов, – половина жемчужины уйдет в пыль.

– В пыль?

– Ну конечно!

– А говорят, у вас хорошая импортная техника…

– И у нее свои возможности. – Власов про себя решил избавиться от этого, таящего пока неясную опасность, клиента. – Булыжник пилить годится…

– Добро, подождите минуту-две.

Старик довольно расторопно исчез. Можно было воспользоваться моментом и уйти, закрыв камнерезку на замок, поскольку мастера уже разошлись по домам. Но на столе осталась жемчужина. Власов выждал две минуты, взял ее и вышел на улицу с желанием отказать клиенту. Напротив двери он обнаружил старую, теперь редкую «Волгу» с козлом на капоте, однако же сияющую никелем и свежей краской. Клиент стоял у раскрытой задней дверцы и разговаривал с барственно раскинувшимся на сиденье человеком лет шестидесяти в зеленой военной фуражке. До Власова донесся обрывок какого-то спора, мало что значащего, однако застрявшего в ушах из-за редкостного голоса – густого, текучего баритона:

– …не надо его волновать. Иди и скажи: пусть пилят.

– Но это воля твоя, Ящер, – воспротивился клиент. – А если он не согласится?

– Да он уже забыл о жемчуге.

– Нет, так нельзя. Мне самому жалко…

– Мы отвечаем за все! – прогудел барин в фуражке. – Нам следует научиться брать ответственность на себя и оставить стариков в покое. Считаю, ничего страшного не случится, если мы пустим эти слезы в пыль. Мне нужны родовые зерна. Остальное хоть на помойку. Когда вы перестанете цепляться за прошлое?

– Погоди-ка, Ящер. Нас не поймут. Могут неправильно истолковать. Мы вызовем подозрение…

– Это моя забота, иди!

– Как хочешь… – Старик бережно закрыл дверцу и застучал тростью по тротуару.

Подслушивая эту странную перепалку, Власов не успел отскочить от двери и поэтому чуть не столкнулся с клиентом.

– А, вы здесь? – отшатнулся тот.

– Я уже собрался уходить! Вот ваша жемчужина.
1 2 3 4 5 ... 21 >>