15 интервью с Эдмундом Шклярским
Сергей Горцев

1 2 3 4 >>
12 интервью с Эдмундом Шклярским
Сергей Горцев

В книге представлены интервью с лидером питерской рок-группы «Пикник» талантливым поэтом и музыкантом Эдмундом Шклярским, взятые в разные годы во время гастролей в Смоленске. Первое интервью датировано 1991 годом, последнее – 2016 годом.Книга позволяет проследить творческую эволюцию «Пикника» и содержит много интересных фактов из жизни её лидера.Безусловно, сборник будет крайне интересен как поклонникам группы, так и просто любителям музыки.

12 интервью с Эдмундом Шклярским

Сергей Горцев

© Сергей Горцев, 2018

ISBN 978-5-4493-2943-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора

Мне, наверное, в какой-то мере повезло – не будучи профессиональным журналистом, за последние двадцать лет довелось общаться с рядом известных музыкантов: Гребенщиковым, Макаревичем, Лозой, Шумовым, Желанной, Сюткиным, Борисовым… С лидером московской группы «Центр» Василием Шумовым удалось даже подружиться и рассказать об этом в книге «Глядя в «Центр», которая вышла небольшим тиражом, но, тем не менее, была отмечена многими меломанами и журналистами.

«Пикник» я выделил для себя и полюбил, как и многие, услышав в начале 80-х их первый альбом «Дым». Впервые увидел группу в одном из сборных концертов в Москве в «Лужниках» уже в середине 80-х годов.

Личное же знакомство с лидером «Пикника» Эдмундом Шклярским произошло во время организации мной серии концертов группы в Смоленске в начале 90-х годов. Кстати, концерты эти прошли не только в областном центре, но и на периферии. Теперь, когда «Пикник» стал столь известен и востребован, вряд ли группа вновь выступит в таких небольших городах, как Десногорск или Верхнеднепровский. Для жителей этих городков это было целое событие, и многие тогда мне не верили, что концерты состоятся. До сих пор помню, как в единственном тогда ресторане Верхнеднепровского местные музыканты, узнав, что в зале находится лидер «Пикника», спели для него известный «медляк» группы – песню Шклярского «Великан». По довольному лицу Эдмунда Мечиславовича было видно, что песня получилась узнаваемой.

Ещё вспоминаю, как восторженно принимали «Пикник» в студенческой аудитории – в 1991 году в зале смоленского филиала МЭИ. В составе группы в то время были три гитариста и саксофонист, что придавало концертам особый драйв. Зал в буквальном смысле « стоял на ушах».

В 2000 году мы с Эдмундом часто созванивались (интернета ведь не было) и решились на эксперимент – провести концерты с участием только двух музыкантов – Шклярского (вокал, гитара) и Воронина (клавишные). Два уникальных теперь концерта дуэта прошли в одном ночном клубе и в небольшом зале ДК профсоюзов. Прошли очень успешно. Один из этих концертов удалось записать, а потом издать на кассете. Теперь она стала раритетной.

К сожалению, Смоленск стал последним городом, в котором в составе «Пикника» выступил Сергей Иванович Воронин – скромный интеллигентный человек и очень хороший музыкант. Его последний концерт прошёл в декабре 2006 года в ДК офицеров (ныне КЦ «Губернский»)

Так уж получилось, что почти каждый раз, когда «Пикник» был в Смоленске, я брал интервью у Эдмунда и затем публиковал его в местных газетах. Знаю, многим наши беседы нравились.

Что бы я отметил в характере Эдмунда Мечиславовича за эти годы знакомства? Прежде всего, скромность, интеллигентность, умение держать себя в руках в самых различных обстоятельствах. Казалось, ничто не может вывести его из равновесия. Возможно, это качество от рождения, возможно, результат работы над собой. Ещё выделил бы умение слушать собеседника, неспешную манеру говорить, взвешивая каждое слово. В то же время, Эдмунд ценит юмор и сам не упускает случая, чтобы пошутить, часто с лёгкой иронией. Не перестаю восторгаться его хорошей физической формой на фоне многочисленных концертов и солидного уже возраста.

Надеюсь, все вышесказанное читатель этой книги почувствует, читая наши беседы. Диалоги я даю в том виде, в котором они были когда-то опубликованы.

Свои впечатления от книги можно направлять прямо мне на почту – gorcev@mail.ru

В заключение не могу не поблагодарить Марата Корчемного за то, что он включил почти все мои интервью со Шклярским в свой интересный сборник «30 световых лет», вышедший в 2013 году.

Все интервью с небольшими рецензиями на некоторые альбомы «Пикника» присутствуют и на моей литературной страничке на сайте Proza.ru

Вот, пожалуй, и всё, что хотел сказать в начале этого сборника. Слушайте альбомы и приходите на концерты «Пикника»!

    Сергей Горцев

1991 год

«Огонь зажгли в нас «Битлз»…

Боже мой, как давно это было! Восемь лет назад на одной из дискотек меня отыскал старинный друг и вручил магнитофонную катушку: «Послушай – потрясающая музыка!» На пленке оказались две записи «45» (В. Цой + А. Рыбин) и «Дым» («Пикник»).

В то время песни этих альбомов на всех произвели потрясающее впечатление, в том числе и на меня. До сих пор берегу эту катушку и считаю лучшей в своей коллекции. Если кто-то вновь захочет ощутить атмосферу того времени, советую найти и послушать эти первые вещи В. Цоя и Э. Шклярского. Они и сегодня звучат удивительно свежо, оригинально и талантливо.

В начале этого года, после 3-летнего молчания, «Пикник» выпустил очередной, пятый по счету, великолепный альбом «ХАРАКИРИ» и последние концерты подтверждают, что группа в отличной форме и способна не только играть превосходную музыку, но и наполнять атмосферу зала чем-то таким, что отличает рок-концерт от всех других. И зрители очень точно это оценивают, дружно подпевая, штурмуя подступы к сцене, выстраиваясь в очереди за автографами, прося Шклярского расписаться на сценических коробках и даже на одежде. Кто сказал, что рок-н-ролл мертв?!

Готовясь к встрече с лидером «Пикника», я перетряс свои архивы и обнаружил всего лишь два материала «по делу». Один – в ленинградской «Смене» (23.09.83), другой – в «Московском комсомольце» (25.09.87). Представьте мое удивление, когда, сравнив их, обнаружил, что вторая статья, подписанная «Дмитрий Шавырин» – почти дословное повторение статьи в «Смене» М. Садчикова! Да, как говорится: «Хочешь жить…».

С темы «Пикник» и средства массовой информации» и начался наш разговор со Шклярским сразу после одного из концертов.

– Эдмунд, как ты думаешь, почему журналисты так мало пишут о «Пикнике»? Может быть, их смущают слова твоей знаменитой песни: «На все вопросы рассмеюсь я тихо…»?

– Да нет (улыбается). Просто мы с теми, кто пишет о музыке, движемся в одном направлении параллельным курсом. Может быть, когда-то наши пути пересекутся, и тогда не будет твоего вопроса.

– Многие считают, что ленинградские группы чем-то похожи. Как ты думаешь?

– Я, в принципе, согласен. Есть, наверное, в нашем городе что-то такое… История, архитектура, сам воздух – особые. По-крайней мере, московские команды играют по-другому. Это как американская и английская музыка. Язык один, а звучат по-разному. Ленинградская музыка, по-моему, более утонченная.

– Ваше звучание тоже трудно с кем-то спутать. Многие считают, что чувствуется влияние «Джетро Талл». Кто вообще повлиял на твое мироощущение?

– О, это очень сложно. Но попробую выделить три вещи. Первое – живопись Сальватора Дали. Именно его полотна дают мне ощущение внутренней свободы, независимости в суждениях и творчестве. Второе – это китайская философия. Она учит думать. Третье – музыка. Здесь трудно кого-то выделить, это – «Битлз», «Роллинг Стоунз», «Крим», «Лед Зеппелин», «Дип Пепл», «Йес», «Дженессис», «Джетро Талл», Хендрикс, Сантана и еще десятка два имен. Они повлияли не только на меня – если помнишь, они перевернули сознание целого поколения. Сейчас тоже много хорошей музыки. Но вот, чтобы создать волну, вызвать новые чувства – этого нет. Многое дала семья. Моя мама преподавала в консерватории, поэтому в доме постоянно музицировали, был даже свой семейный ансамбль.

– А что ты сейчас чаще всего слушаешь?

– Да у меня и магнитофона-то нет. Проигрыватель был, но дети сломали (улыбается). Но это не важно, – слушаю я других или нет. Важно, что внутри есть что-то такое, что заставляет вновь и вновь сочинять… Этот огонь зажгли в детстве «Битлз», и он горит независимо ни от кого.

– У тебя оригинальные тексты, интересные образы. Как вообще рождаются песни? Бывает ли конкретный повод или все как-то по-другому?

– Это трудно зафиксировать в какой песне есть свой толчок, свое «зерно». Например, песня «Иероглиф». Я как-то прочитал польскую книгу с названием «Человек, который назывался «Прикоснись пирожного с кремом». Потом это впечатление вертелось года три в голове и в конце концов появилась песня. Иногда толчком является какая-то интересная фраза, брошенная кем-то в разговоре.

– Если бы я попросил тебя назвать пять самых удачных песен, какие ты бы выбрал?

– Как ни странно, но я назову те же, что выделяют зрители на наших концертах: «Ночь», «Иероглиф», «Великан», «Мы как трепетные птицы», «Настоящие дни».

– А как ты составляешь альбомы? Есть ли какие-то принципы или ты объединяешь песни по мере написания?

– Альбом – это, конечно, не случайный набор песен. Главное – настроение. Так было у «Пинк Флойд», так же составлен «Эбби Роуд» «Битлз». Концерт – это вообще особая статья. Здесь главное – зрелищность, сценичность.

– Интересно, а как ты пришел в рок-музыку? Неужели как все – самоучкой?

– В восемь лет мама подарила гитару, т. е. случилось то, что и со многими сверстниками. Но самоучкой я не был. Пять лет отучился в музыкальной школе по классу фортепиано, потом еще год по классу скрипки! После школы, отец (а он у меня крупный инженер, даже Лауреат Государственной премии) уговорил поступать в Политехнический. Так я получил специальность «Проектировщик атомных электростанций» и три года по распределению отработал в одном из НИИ. И только после этого уже был «Пикник», танцы в Юкках и первый альбом «Дым». Кстати, из того первого состава я остался один…

– Вы были среди тех, кто создавал знаменитый сейчас ленинградский рок-клуб. Помню, «Пикник» стал лауреатом первого фестиваля и даже предоставил всем его участникам уникальную по тем временам аппаратуру. Но среди участников юбилейных концертов, посвященных 10-летию клуба, вас почему-то не было.

– Ты знаешь, за эти 10 лет в рок-клубе по сути ничего не изменилось. Практически того же уровня осталась техника, организация. Буфет только, по-моему открыли… Я вообще не любитель тусовок. Это как в семье – когда слишком часто встречаешься, не только мысли, но и слова, выражения, жесты становятся похожими. Так ведь? Вот когда пробить что-то или кого-то надо, то тогда конечно – собрались, пошли, стукнули кулаком… А для творчества все это лишнее. Может быть, поэтому наши пути с рок-клубом и разошлись.

– Ты упомянул о своем образовании. А нужно ли рок-музыканту образование?

– Ответ у тех, кто имеет образование – один, кто его не имеет – другой. Он сам напрашивается. Мне же ближе ответ Армстронга на аналогичный вопрос: «Ноты музыканту знать не обязательно». Чувствуешь – не обязательно?! То есть, Армстронг не дает однозначного ответа – каждый должен решить для себя сам.

– Обычно музыканты по-разному относятся к своим зрителям – одни любят, чтобы пошумели, другие наоборот – любят, когда вдумываются в тексты. Как у вас? Что ты ждешь от зрителей на концертах?
1 2 3 4 >>