1 2 3 4 5 ... 9 >>

Сьюзен Стивенс
Уроки нежности от шейха

Уроки нежности от шейха
Сьюзен Стивенс

Гарем – Harlequin #1
Айла – обычная студентка, и в ее жизни много проблем и трудностей. Чтобы спастись от безденежья и оплатить учебу, она вынуждена работать сразу в двух местах. А еще никого, кроме подруги, нет рядом. Но она привыкла заботиться о себе сама! Собираясь стать ветеринаром, Айла занимает первое место в проекте, призом которого должна стать поездка в пустынное королевство для работы с редкими животными. Но кто мог предположить, что там ее встретит сам Лев Пустыни – шейх государства Акаби? Обычно хищники безжалостны к своим жертвам. Но кем станет Айла?

Сьюзен Стивенс

Уроки нежности от шейха

In the Sheikh’s Service

© 2016 by Susan Stephens

«Уроки нежности от шейха»

© «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

Глава 1

По досадному стечению обстоятельств, напротив ресторана, где состоялся ужин с послом, располагался стриптиз-клуб. Что ж, этого следовало ожидать, несмотря на то что ресторан оказался элитным, отмеченным мишленовскими звездами. В Сохо[1 - С о х о – торгово-развлекательный квартал в центральной части лондонского Вест-Энда.] такое случается сплошь и рядом.

Посол был старым другом Шазима, и трудно было отказать ему в пожелании попробовать что-нибудь новенькое. Вот только плохо, что его сын тоже присутствует на ужине. Ему слегка за тридцать, но он казался непоседливым юнцом – по крайней мере, сидеть спокойно парню не удавалось, и он нагло рассматривал девушек-танцовщиц. Шазим никак не мог понять, что именно в поведении молодого человека вызывало у него такое отвращение – очевидно, не только отсутствие хороших манер.

– Вы уже поужинали? – нетерпеливо спросил отпрыск посла, умоляюще глядя на Шазима. – Может, заглянем туда, через дорогу?

Парень вскочил и побежал к двери, и Шазим едва успел поймать падающий бокал.

Шейх поравнялся с нетерпеливым любителем стриптиза у дверей. Позади неуверенно замаячили охранники. Шазим отдал команду не следовать за ним.

– Я думал, вы уже вышли из того возраста, когда стриптиз вызывает такой неудержимый восторг, – заметил Шазим, кивая на окна с розовыми стеклами, за которыми были видны женские силуэты.

Подошедший посол умоляюще попросил:

– Идите с ним, Шазим, приглядите, чтобы не натворил дел. Прошу вас, ради меня.

Отправив одного из своих охранников сопроводить старика домой, Шазим сунул метрдотелю пачку денег и последовал за сыном посла.

О, да это же просто смешно, в отчаянии думала Айла, пытаясь втиснуть пышную грудь в крохотный лифчик. Ведь ее подруга Криси тоже не обижена формами.

Мысль о том, что она в весьма откровенном наряде выйдет сейчас в зал, полный мужчин, была ненавистна, и у нее были на то причины, но Криси – ее подруга, и у нее случилась неприятность, так что нужно выручать.

Смерть матери полтора года назад потрясла Айлу до глубины души, а то, что произошло потом, до сих пор воскрешало в памяти ужасные картины, но сегодня просто необходимо помочь Криси, то есть выйти на сцену. Поворачиваясь так и этак перед зеркалом, Айла прикидывала, насколько велик риск потерять лиф на сцене.

Костюм роскошный, хоть и маленький – насыщенного розового цвета, расшитый стразами и пайетками. Наверное, Криси смотрится в нем потрясающе со своей фигуркой.

Ох, она, должно быть, напоминает сейчас перетянутую ниткой колбасу, подумала Айла. Ей приходилось выступать в лифе во время занятий по гимнастике в тренажерном зале университета – пытаясь заработать всеми правдами и неправдами деньги на оплату счетов, она обучала акробатическим трюкам группку детей, – но тогда это был спортивный костюм, а не наряд стриптизерши. Впервые в жизни Айла пожалела о том, что обладает тренированным, гибким телом и умеет показать себя. Она бы ни за что не согласилась, если бы не подруга. Больше всего на свете Айла боялась выступить в роли соблазнительницы. Однажды, очень давно, ее обвинили в подобном поведении, и с тех пор душевное равновесие было нарушено.

Айла мысленно приказывала себе собраться, когда в дверь постучали.

Девушка вздрогнула.

– Твой выход через пять минут, – раздался бесстрастный мужской голос.

Пять минут? Да ей нужно пять часов, чтобы надеть это. Бросив взгляд в зеркало, она в который раз взмолилась, чтобы грудь уменьшилась.

– Сейчас буду! – крикнула она в ответ, надевая дрожащими руками туфли на высоком каблуке. Будь ее воля, она бы ни за что не стала носить эти копыта, но Криси настояла – первое впечатление самое важное, говорила она.

Нелегко быть правителем страны, подумал Шазим, входя в стрипклуб следом за непутевым сынком посла. Мало того, что приходится терпеть присутствие этого парня, еще нужно следить за тем, чтобы он не накинулся на одну из танцовщиц и не устроил скандал. В большинстве клубов запрещено прикасаться к стриптизершам, но этот молодой человек не станет подчиняться правилам.

Переговариваясь с посетителями клуба и задыхаясь от жары, Шазим вспомнил старшего брата – какой недюжинной силой обладал он. В жизни короля есть много вещей, с которыми очень трудно смириться, брат же безропотно принял корону и все, что к ней прилагается. На младшего никогда не возлагали столько надежд как на правителя, и он понятия не имел, что такое руководить страной. Однако после трагедии в пустыне, в которой Шазим винил себя, ему пришлось занять престол. Тогда-то и открылась ему правда о том, какое это бремя. Из непутевого и безрассудного принца он превратился в короля, чьей обязанностью было следить за благосостоянием подданных. Ни за что на свете не позволит он сыну посла опозорить своих людей.

– Могу ли я вам что-нибудь предложить, сэр? – раздался голос.

Шазим окинул внимательным взглядом подошедшую девушку – красива, стройна, но взгляд недоверчивый и подозрительный.

– Нет, благодарю, – ответил он.

Сейчас основной его целью было увести из клуба своего озабоченного подопечного и привлечь к себе минимум внимания.

– Желаете присесть, сэр? – спросила вторая девушка.

Шазим посмотрел и на нее, отметив, что у нее, как и у танцовщицы, что изгибалась вокруг шеста, какой-то потухший, мертвый взгляд.

– Нет, спасибо, – отозвался он, не сводя глаз с посольского сына, который уже начал нагло приставать к одной из танцовщиц.

Сделав охране знак отойти, Шазим взял молодого человека под руку. Тот принялся вырываться и браниться, но, поняв, кто перед ним, приутих и начал бормотать какие-то извинения, однако король не слушал его. Сделав парню резкое замечание, он отослал его к отцу и хотел было пойти следом, но что-то заставило его посмотреть на сцену, куда уже вышла новая танцовщица. Улыбка на лице отличала ее от остальных.

Бесспорно, девушка была красива – с соблазнительной, в меру округлой фигуркой, медовой гладкой кожей, – но внимание привлекало выражение ее лица. Казалось, она о чем-то задумалась. Все мужчины в зале не сводили с нее глаз.

Прислонившись к колонне, Шазим задержался, наслаждаясь танцем. Девушка умела себя подать, была сексуальна и не лишена таланта, ее движения не выглядели вульгарными. Зрители, обычно бросающие на стриптизерш похотливые взгляды, были совершенно очарованы и искренне восторгались представлением.

Ощущая на себе яркий свет прожектора, Айла старалась вовсю, переполненная желанием во что бы то ни стало исполнить номер на все сто. В тот момент, когда она делала особенно сложное па, неоднократно отрепетированное для рождественского шоу в тренажерном зале, охрана вы ставила за дверь какого-то молодчика. Криси предупреждала, что такое порой случается.

Обычно, тренируясь в зале, Айла полностью отключалась от реальности, но сегодня ее внимание не было полностью сконцентрировано на танце. Ее беспокоил мужчина, стоящий у колонны и пристально смотревший на нее. Не то чтобы его интерес пугал девушку – незнакомец, несмотря на высокий рост и атлетическое сложение, не казался заносчивым и жестоким. Он держался с каким-то внутренним достоинством и спокойной уверенностью. Белоснежная рубашка, выгодно сочетавшаяся с темным костюмом, оттеняла черные волосы. На запястьях сверкали темные камни, очень похожие на черные алмазы. У мужчины было необыкновенно красивое лицо, на фоне остальных он значительно выделялся.

Отметив про себя, что красавец не спешит уходить, Айла сконцентрировалась на движениях.

После шоу она ушла в крохотную гримерку. Однако едва она успела натянуть джинсы и ботинки, как в дверь постучали.

– Войдите! – крикнула она, поспешно набрасывая халат на полуобнаженное тело.

В комнату вошел мужчина.

– О! – только и сумела воскликнуть Айла, инстинктивно прижимаясь к стене.

Страх охватил ее – давний страх, превратившийся уже в навязчивый кошмар, но от этого не ставший менее сильным. Когда-то давно ее чуть было не изнасиловали. По счастью, злоумышленнику не удалось совершить задуманное, но с тех пор девушка боялась мужчин. К тому же произошло это почти сразу после похорон матери, когда Айла не успела опомниться от горя.

1 2 3 4 5 ... 9 >>