1 2 3 4 5 ... 11 >>

Путы предназначения
Светлана Савиных

Путы предназначения
Светлана Савиных

«Путы предназначения» – продолжение фэнтези «Дурий из Дуракии». Она о том, что предназначение есть у каждого, но и есть выбор следовать ему или нет. Главный герой Дурий, но не дурак, он вроде никто, но может стать кем угодно. Каков его выбор, узнаете, пройдя с ним до конца.

Путы предназначения

Светлана Савиных

© Светлана Савиных, 2020

ISBN 978-5-0053-0281-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Узкое окно, с мозаичным витражом, да, на столике, одинокая свеча в канделябре, освещали, стоявших посередине маленькой комнаты, меня, Тануку, Асу, и Стория, благодарившего нас за спасение Союза Дуракии и Галунии от войны. Даже сейчас повелитель Союза опасается разглашения правды о произошедших событиях, не только среди жителей, но даже придворных, объяснив случившееся, желанием кучки магов, вопреки их Совету, вытребовать у него особые привилегии. Сторий не желает ссориться с Советом тёмных магов, управляющих Иторией, понимая их опасность, но и мириться с тем, что они будут заправлять всем на его землях, теперь, после того, как спала магическая пелена с его глаз, не собирается. Пытаясь удержать равновесие между независимостью от Совета магов Итории и дружественными с ними отношениями, он замял шум вокруг этой истории и решил не привлекать внимания к нам, её участникам, устроив таким образом сам ритуал нашего награждения за проявленное мужество.

Танука, милостью повелителя, получил в пользование озеро Канатук, все земли вокруг него, а также титул его хранителя с ежегодным жалованием за обеспечение защиты его от посторонних. Думаю, Данакара и невки будут довольны таким решением и помогут Тануке в отпугивании всех, кто захочет сунуть туда нос.

Мне Сторий жаловал разрешение на постройку дома в столице и открытие своего дела, освободив пожизненно от налогов, а также титул помощника по магическим вопросам.

Асу получил должность Главного хранителя безопасности страны, но особой радости на его лице я не заметил, поскольку он и так выполнял эту работу, только раньше был просто начальником безопасности, а теперь Главным. Думаю, его, как и меня смущало то, что Сторий делал это не прилюдно, а в какой-то каморке, взяв со всех обещание хранить молчание, по поводу произошедшего и впредь, выполняя свои обязанности, не привлекая к ним постороннего внимание, без крайней надобности.

Преклонив колено и получив жалованные бумаги, по указке Асу, я и Танука вышли из комнаты, где он, какое-то время, ещё, был с правителем наедине, а затем, проводил нас до ворот, пожелав удачи. С тех пор, как я ему сказал, что знаю, как умер учитель, заставивший себя убить руками учеников, ради исполнения моего предназначения, он избегал встречаться со мной взглядом, хотя я и дал ему понять, что не держу на него и Сита зла.

Покинув дворец, Танука, всю дорогу до дому Фрудона, без умолку тараторил, о том, как теперь его семья переберётся в родные края и на полученное жалование отстроит там, на месте бывшей деревни, усадьбу и займётся хозяйством, хотя, чем конкретно, он пока не знал.

Я, с одной стороны, тоже был рад, что, теперь, на законных основаниях, могу обосноваться в столице и даже построить себе хоромы, с другой, дом Фрудона мне и так был родным, и не было нужды его покидать, каким делом займусь, я ещё не думал, главное то, у меня теперь спокойная, обеспеченная жизнь, да, ещё, и, жалованная самим правителем, должность консультанта по магии. Надолго ли, помня, как не всё гладко прошло с исполнением миссии, возложенной Янухом?

Когда подъехали к дому Фрудона, дверь сразу отворилась и, в ярком проёме, появилась тоненькая фигурка Уси, в малиновом платье и белом кружевном фартуке, звонким голоском раздражённо продребезжавшая.

– Где вы шатаетесь? Я уже заждалась, ужин на столе, еда остыла! Фрудон, ожидая вас, весь изволновался, бегая туда-сюда.

Уже привыкший к её натиску, по поводу непреклонного соблюдения традиции, трапезничать в одно и то же время, сделал вид, будь то не слышу её вопли и спокойно спустился с повозки, Танука же, напуганный такой встречей, уже натянул поводья, чтобы тронуться с места, как Уся чуть не взвизгнула.

– Танука, и не думай уезжать! Я, что зря целый стол еды наготовила?! Только попробуй обидеть меня отказом, ввек не прощу!

Опешив от неожиданности, Танука слез с повозки, примотал вожжи к столбику и аккуратно, прижавшись к противоположному косяку двери, прошёл мимо Уси, боясь не столько задеть её хрупкое тельце, сколько раздувшееся во весь проём командирство.

Вылетевший в коридор, из своего кабинета, Фрудон набросился на меня, обхватил в свои объятия и, пытаясь приподнять, верещал скрипучим голосочком.

– Я так волновался, так волновался! Чем закончилась встреча с правителем?

Пытаясь высвободиться из объятий, ответил.

– Всё хорошо. Давай, сначала поедим, пока Уся дом не подожгла от усердия, ну, а новости уж потом. Одно могу сказать, они тебя обрадуют.

Фрудон, в своём неизменном линялом, шёлковом одеянии, первым полетел в сторону столовой, аж полы надулись парусами, так велико его желание скорее покончить с едой и узнать новости.

Усевшись за стол, отдали должное стараниям Уси, которая не только умудрилась наготовить всяческих блюд, но и кучу десертиков, понятия о которых, в силу своей походной жизни, я не имел. Она, подкладывала нам их на тарелки и подкладывала, объясняя их мудрёные названия.

Объевшись, мы, осоловелыми глазами, смотрели, как она убрала всё со стола, застелила чистую скатерть и усевшись напротив, рядом с Фрудоном, уставилась на нас, сказав, чтобы всё непременно рассказали в подробностях. Пришлось, рассказать.

Уся, от перспектив, открывавшихся, благодаря полученным дарственным, пришла в восторг, Фрудон же немного оскорбился тем, что нас награждали в такой тайне, несмотря на наши огромные заслуги перед Союзом, и посчитал Стория мелким, завистливым трусом, который боится даже своих поданных, хотя, понятно, среди них могут быть и шпионы тёмных магов из Итории.

Уся перебила его, сказав, есть план, как создать наше общее дело. Во-первых, у неё давно горит глаз на дом, который выходит углом на центральную площадь, перед дворцом. Он трёхэтажный и большой. Его сейчас как раз продают и надо бы где-то перехватить денег, чтобы успеть купить. Понимая, она с этой идеей поиска денег будет мучаться всю ночь, успокоил, сказав, деньги у меня есть, на хранении у хорошего знакомого, который привезёт их в любой момент, тем более, с ним можно договориться о покупке мёда, который он производит.

Надо было видеть Усю, которая, буквально, подпрыгнула на стуле так, что чуть не залетела на стол. Потирая руки, она, упиваясь фантазиями, рассуждала, как на первом этаже сделает огромную лавку, в которой будет продавать лекарственные травы, выращенные Танукой, со своей семьёй, на земле у озера, на втором этаже изготовлять снадобья из них, а кроме того не плохо бы, чтобы мой знакомый обеспечивал лавку не только мёдом, но и воском и прополисом, которые пригодятся для приготовление лекарств.

Честно говоря, идея Уси была заманчивая и сулила неплохие доходы, даже Танука загорелся идеей, о выращивании лекарственных трав. Смущало, моя неграмотность в деле ведении лекарской торговли, то ли дело Уся, которая занималась этим с отцом, с самого детства, и вся эта суматоха доставляет ей настоящее удовольствие. Вот кого надо поставить во главе всего этого дела, будет куда расходовать ей свою неуёмную энергию командовать, а то она меня и Фрудона замучила своим безудержным желанием всем и вся руководить.

Предложил Усе возглавить всё это предприятие, пообещав помощь, по мере возможности. На бледных щёчках загорелся яркий румянец, означавший, на сколько она счастлива от такого подарка.

Однако, Фрудон грустным голоском охладил наш пыл.

– Незамужние девушки, по закону, не могут владеть никакой торговой лавкой. Да, и как она объяснит, откуда у неё деньги. Кроме того, ей придётся подавать прошение на её открытие, твоё-то, Дурий, разрешение именное…

Но, Уся не унималась, предложив Фрудону стать хозяином лавки, тем более, у него уже есть грамота на торговлю, а она как племянница, от его имени будет заниматься всеми делами, а он только в своём кабинете посиживать, да консультации давать. На что, Фрудон сказал, он уже стар и если принимать посетителей и рекомендовать лекарства ему будет в радость, то считаться хозяином – в тягость, да, и привык быть свободным, не обременённым обязательствами, может ведь и ляпнуть что попало и это навредит торговле, поэтому просил Усю простить его за отказ, однако у него есть предложение, которое устроит всех.

С интересом уставились на него. Рассмеявшись своим высоким скрипучим голоском, он предложил мне жениться на Усе, сказав, что этим убивает сразу двух зайцев: с одной стороны, пристроит в надёжные руки свою любимую племянницу, оставшуюся без крыши над головой, освободив её от власти дурного папаши, его брата, с другой, моя жизнь будет тоже обустроена, поскольку Усе в хозяйственных делах нет равных, кроме того, на правах моей жены, она сможет спокойно заправлять всеми делами в лавке, а вишенкой на тортике будет дарственная Стория, которая освобождает лавку от уплаты налогов.

Повисла гробовая тишина. Похоже, никто, кроме Фрудона, об этом, уж тем более я, не думал, хотя чем не вариант: я по крайней мере знаю, что от Уси ждать и это первый посторонний человек, который проявил ко мне доброту и сочувствие, не пожалев лекарства, когда я был в моём самом отвратном образе, который тогда принимал. Уся сидела непривычно тихо, глубоко задумавшись, похоже, взвешивая за и против исполнения своей мечты: – стать хозяйкой лавки, независимой от отца, с другой, связать свою жизнь с человеком, который, думаю, не вызывает у неё никаких чувств, хотя и обладает необходимыми средствами для осуществления её мечты. Похоже последнее перевесило её весы, и она, подняв голову и внимательно посмотрев на меня, спросила, что я думаю по этому поводу.

Ответил, как есть.

– Вполне подходящее решение. Меня устраивает, что ты будешь заниматься лавкой. Если тебе подходит брак, основанный на товариществе, то я делаю тебе предложение стать моей женой.

Уся посмотрела пронзительным взглядом, будь то видела меня впервые, и ответила.

– Я согласна, но надо получить согласие моего отца на брак, а это будет трудно…

– Почему?

– Мне полагается приданное, завещанное маменькой, а отец просто так его не отдаст.

Фрудон вмешался.

– Это трудности не составит, если Дурий, как жених, откажется от него, то Трот сразу даст согласие без размышлений. Жадность его не имеет границ, он и жену потерял, пожалев денег на дорогое лекарство ради её спасения, тянул время, в надежде, что всё обойдётся, пока не стало поздно…

Фрудон вопросительно взглянул на меня.

Разобрало любопытство.

– И, ради интереса, насколько оно велико?

Уся исполненная гордости, что она не какая-то безродная нищенка ответила.

– Десять золотых.
1 2 3 4 5 ... 11 >>