<< 1 2 3 4 5 6 ... 22 >>

Татьяна Владимировна Корсакова
Миллионер из подворотни


– Ну-ка, Малек, посторонись. – Перед Симой нарисовался третий скинхед.

Снова щелкнула зажигалка.

Парень разглядывал ее долго и внимательно.

– Что-то в ней есть от латиносов, – сказал задумчиво. – Только глаза, кажется, светлые.

– Признавайся, коза, какой ты национальности? – Тот, что стоял сзади, дернул ее за волосы.

На глаза навернулись слезы – от боли и еще от страха.

– Русская… – прошептала Сима.

– Громче! Не слышу! – Скин стал медленно наматывать на кулак ее длинные волосы.

– Русская! – почти крикнула она.

Рывок – и ее голова запрокинулась назад.

– Не ори, – добродушно сказал тот, с зажигалкой. – Вообще-то нам по фигу, русская ты или нерусская. Для нас сейчас любая сгодится.

Небо было уже почти черным. Звезды – невыносимо яркими и колючими… Черное небо и колючие звезды – вот единственное, что могла видеть Сима. А потом она почувствовала, как чьи-то руки шарят по ее телу, задирают свитер… Она дернулась и закричала.

– Заткнись, сука, а то порешу! – У шеи нервно заплясало лезвие ножа.

Сима заставила себя замолчать.

– Смотри-ка, покладистая!

Раздался пьяный смех.

– Ребята, отпустите девушку, пожалуйста. – Голос был вежливый и смутно знакомый.

– Это еще кто у нас тут вякает? – спросил державший зажигалку.

– Что ты сказал, чмо? – прошипел тот, которого называли Мальком.

– А ты стой, коза. Не рыпайся! – Лезвие сильнее вдавилось в кожу.

– Вы, ребята, наверное, нормальную речь не понимаете? – Голос стал громче. Загремели пустые бутылки.

– Это ты, чмо, что-то не догоняешь! А ну-ка, топай отсюда!

– Конечно! Непременно! Вот отпустите девушку, и мы потопаем.

– Все! Мое терпение кончилось! Мы тебя, мужик, предупреждали! – Это, кажется, опять тот, что с зажигалкой.

– Уходите! У них ножи!

Сима очень боялась, что он послушается и уйдет, но должна была его предупредить. Что может противопоставить оружию бомж? Свою дурацкую редиску?!

Вместо ответа снова послышался звон бутылок. Затем на несколько секунд воцарилась гробовая тишина, за которой последовала какая-то возня, звук рвущейся ткани, крики, матерная ругань…

Сима услышала глухой удар. Потом еще один…

– Какого?.. Ты что делаешь, урод?! – раздался голос Малька. – Ой, мамочки! Пусти!!! – Слова перешли в протяжный вой.

Снова загремели пустые бутылки.

– Стой где стоишь! Слышишь меня, мужик? – Скин, который держал Симу, стал медленно пятиться, увлекая ее за собой. – У меня перо! Я ее прикончу!

– Дело твое, – говоривший был совсем близко, – только после того, как ты прикончишь ее, я прикончу тебя.

– Малек! Силич! Чего вы там разлеглись?! Уроды! – В голосе скина слышалась паника.

– Не знаю, кто из них кто, но подойти они сейчас никак не могут. Один, по-моему, в отключке, а второму я что-то сломал.

– У-у, ненавижу! – Нож завис на уровне Симиных глаз.

Она зажмурилась. Сейчас этот отморозок ее зарежет – и все…

– Забирай! Забирай свою сучку! – Сильный толчок сбил Симу с ног. Она упала на четвереньки, больно ударившись коленкой об острый камень. Из глаз посыпались искры.

Вот черт! Кажется, она порвала джинсы. Разбитую коленку было далеко не так жалко, как джинсы: почти новые, купленные прошлой осенью, они ей очень нравились. Сима провела рукой по брючине. Так и есть – дыра. Ну что же это за день такой сегодня?! Сначала на работе ее шпыняли все, кому не лень. Потом она отдала последнюю сотню за пучок вялой редиски. Потом ее чуть не изнасиловали. И вот, в довершение всех несчастий, эта дыра…

Сима разревелась.

Рядом послышалось деликатное покашливание. Бомж! Она совсем забыла про своего спасителя.

– Спасибо вам большое. – Сима с трудом встала на ноги.

Мужчина стоял в метре от нее, скрестив руки на груди.

– Извините, что не помогаю подняться. Вам, помнится, были противны мои прикосновения. Не хочу усугублять неприятные впечатления.

– Вы избавили меня от гораздо более неприятных впечатлений. – Сима отряхнула джинсы и всмотрелась в темноту. Оттуда доносились какие-то шорохи и стоны.

– Не обращайте внимания, – бомж небрежно махнул рукой. – Пойдемте, я провожу вас до дома. Или вы возражаете?

Сима не возражала. После пережитого страха она готова была согласиться на любого провожающего, даже такого, как этот.

Загремели бутылки – бомж поднял с земли свою сумку.

Сима шла быстро, не глядя по сторонам. Рядом бодро шагал ее спаситель. Всю дорогу они хранили молчание.

– Ну вот, я уже почти дома. – Она остановилась в двадцати метрах от своего подъезда. Ей очень не хотелось, чтобы кто-нибудь из соседей увидел ее в такой сомнительной компании. – Спасибо, что проводили… И вообще…

– Не за что.
<< 1 2 3 4 5 6 ... 22 >>