Тени безумия
Юрий Александрович Уленгов

<< 1 2 3 4 5 6 ... 12 >>
Наг покрутил головой, стрельнул пару раз своим мерзким языком и продолжил.

– Ага! Есть информация о связи с Изадриэль Валтазар, бывшей сотрудницей Безопасности, также одно время находившейся в розыске по обвинению в… Ого! – из-под капюшона снова высунулся раздвоенный язык, – запрещенные виды магии, участие в террористической организации… Хм, обвинения сняты, получена благодарность за предотвращение особо крупного теракта… Сняты тогда же, когда и твои. Одновременно с вступлением Изадриэль Валтазар в статус главы Дома Серебряной Луны… Это многое объясняет, включая положительную кредитную историю. Достопочтенная сидхе любит покувыркаться с людишками, да? Любила, – поправил сам себя. – Исчезла при невыясненных обстоятельствах. Ну, да, об этом все гудят, – на меня снова взглянули внимательные змеиные глаза. – А не приложил ли ты руку к этому исчезновению, а, дружок?

Судя по тому, что я помнил, наги были умными и хитрыми, прекрасно владели магией, и, в отличие от других рас, им не требовались «костыли» вроде боевых жезлов, кристаллов-накопителей или еще каких-либо приспособлений. Нет, конечно же, они пользовались артефактами, упрощающими жизнь, вроде гравилетов или чарофонов, но, в целом, манипулировали чистой энергией, тратя ее в разы экономнее собратьев. А, следовательно, и возможности у них были выше. Вот и сейчас рептилия умудрилась влезть мне в голову, провести поверхностное сканирование, потом без всяких сторонних устройств подключиться к базам Безопасности и получить на меня более, чем исчерпывающую информацию. М-да, Высшим обо мне известно много, гораздо больше, чем мне бы хотелось. Неприятно.

– Офицер, мне кажется, или вы испытываете ко мне личную неприязнь и задаете вопросы, которые, мало того, что не касаются дела, так еще и имеют явную цель оскорбить меня?

Наг издал какой-то странный звук, который, видимо, должен был обозначать смех.

– Нет, не кажется, дружок. Я испытываю к тебе сильную неприязнь, брезгливость и отвращение. И очень хочу оскорбить тебя. Только не принимай на свой счет. Я ненавижу весь ваш нелепый вид, это недоразумение, тупиковый вид эволюции. Ты же – полное ничтожество даже на фоне своих собратьев, и недостоин личной ненависти. Однако, биография у тебя достаточно интересная, должен признать. Пожалуй, позже я поинтересуюсь ее подробностями, что-то мне подсказывает, что ты не так прост, как кажешься. Я бы не отказался сейчас влезть в твою голову чуть глубже…

– Офицер, вы планируете провести глубокое ментальное сканирование? Потрудитесь тогда предъявить мне обвинение. Кроме того, я требую, чтобы сканирование проводилось согласно процедуре, в присутствии двух офицеров и моего адвоката, – если честно, мне стало малость не по себе. А ну как найдет сейчас повод, признает показания свидетелей недостоверными, и выкатит обвинение в убийстве орка? А то еще и расскажет, что это я лепрекона загрыз. С этой твари станется. Тем не менее, я старался держаться невозмутимо и специально говорил погромче, чтобы мои слова были слышны заинтересовавшемуся Поллаку, подошедшему к барьеру поближе, и напарнику нага.

– Хорошая идея, – прошипел наг, и я обмер. – Но, к сожалению, у меня сейчас нет для этого оснований. Я чту закон. Однако я обязательно озабочусь тем, чтобы, рано или поздно, эти основания у меня появились. Ты заинтересовал меня, червячок, и тем хуже для тебя.

– Так что там с благодарностью, офицер? Вы закончили опрос, досмотр, или как это у вас называется? Я могу ехать? У меня мало времени, я опаздываю, – я демонстративно посмотрел на часы.

Наг скривился, как будто проглотил лягушку (хотя, кто знает, может я неверно подобрал сравнение, и для него лягушка – деликатес), и официальным голосом прошипел:

– Ланс ван дер Тоот, от лица Управления Безопасности, я, Хиссус Ксаа, заместитель начальника отдела особых расследований, выношу вам благодарность за предотвращение убийства. Вы можете быть свободны. Не покидайте место регистрации, вас могут вызвать для дачи более подробных показаний.

– Спасибо, офицер, – я шагнул мимо нага, слегка задев его плащ, забрал револьвер и сунул его в кобуру. Усевшись в машину, я услышал угрожающее шипение, и повернулся к окну.

– Я запомнил тебя, червячок, – наг сверлил меня своими глазками, которые так и сверкали ненавистью. – Мы еще встретимся. И гораздо быстрее, чем ты думаешь.

– Рад был помочь, офицер, – буркнул я, завел двигатель, и направил машину к выезду с территории заправки.

Хиссус, мать его, Ксаа. Только тебя мне для полного счастья не хватало. И зачем я вообще полез во все это?

Глава 3

Вырулив за барьер, я припарковался, выбрался из машины, и двинулся к Поллаку. Орк заметил меня, и махнул рукой, подожди, мол, не до тебя. Я согласно кивнул. Уже привык, что всем не до меня, что тут поделаешь. Заняты делами, а я тут отвлекаю всех, стреляя по бешеным оркам.

Впрочем, ждать пришлось недолго. Поллак закончил что-то втолковывать подчиненным, и подошел ко мне.

– Опять ты в задницу влез, ван дер Тоот, – устало проговорил капитан. – Ну вот чего тебя вечно тянет не пойми куда, а?

– Ну, так уж складывается, – развел я руками. – А куда я влез-то хоть, расскажи?

Поллак нахмурился.

– Не твоего ума дело. Достаточно того, что ты умудрился Хиссуса против себя настроить. Езжай, куда ехал, Ланс, и забудь обо всем, что видел. Для твоего же блага.

– Ой, подумаешь, ящерка обиделась, – я пренебрежительно махнул рукой. – Тоже мне…

– На твоем месте я бы отнесся к этому серьезно, Ланс, – буркнул орк. – Хиссус очень опасен. Я бы не рискнул переходить ему дорогу. Наги – очень древние создания, они даже эльфов ни во что не ставят, про людей же и вовсе речи нет. Хиссус мог занять место в Совете, но вместо этого пошел служить в Безопасность. Именно потому, что ненавидит людей и постоянно ждет от них какой-то подлости. А еще он невероятно злопамятен, а ты его прилюдно унизил.

– Я? Его? Чем же?

– Да тем, что поставил на место и заставил выносить благодарность. Помяни мое слово, Ланс, это тебе еще не раз аукнется.

– Ой, да ладно! – где-то в глубине души я понимал, что Поллак прав, но открыто бояться рептилии? У нас, вон, ящерицы тоже доминирующим видом были, пока метеорит не прилетел. Так те хоть с виду страшные были, а эта мерзость ничего, кроме отвращения, не вызывает.

– Не доведет тебя до добра твое легкомыслие, ван дер Тоот, – покачал головой капитан. – Ладно, езжай отсюда, ты и так уже привлек внимание, как только мог.

– То есть, ты мне не расскажешь, да?

– Не нужно оно тебе, поверь, – очень серьезно проговорил Поллак. Так серьезно, что я даже проникся. – Совершенно не нужно.

– Ладно, ладно, в конце концов, это действительно не мое дело, – развел я руками. – Уже жалею, что встрял. Поеду я. Увидимся, Поллак.

– Увидимся, Ланс. Будь осторожен.

Я кивнул, и пошел к машине.

Когда я уже садился в автомобиль, мое внимание привлек большой серебристый гравилет, размером с фургон доставки. Ого! Такие большие гравики – редкость. Что это еще такое? Сделав вид, что у меня заел ремень безопасности, я принялся его дергать, а сам то и дело бросал взгляды на площадку перед заправкой. И, когда задние двери фургона распахнулись, мое любопытство было вознаграждено, да так, что я даже присвистнул. Ну ничего себе! С таким я еще не сталкивался.

Из фургона вышли две фигуры, затянутые в серебристые комбинезоны со шлемами, похожие на костюмы биологической защиты. Хотя, почему «похожие»? Это они и есть! Вот только до этого я никогда не слышал, чтобы Высшие болели хоть чем-нибудь.

«Космонавты» подошли к трупу орка, достали большой серебристый мешок и сноровисто запаковали в него тело. После проделали то же самое с телом лепрекона, подхватили мешки, в два захода закинули их в двери, залезли следом, и гравилет тут же взмыл в воздух, заложил вираж, и ушел в небо. Следом за ним последовала машина безопасников, а полицейские зашевелились, принявшись разбирать барьер.

Во дела!

Завидев направляющегося ко мне копа, я, наконец-то «справился» с ремнем, пристегнулся, завел мотор и быстро выехал на дорогу. Хватит с меня на сегодня общения с представителями власти.

***

– Ну что там, Грумли? Не томи, у меня уже спину ломит! – недовольно пробурчал я.

Гном, бродящий вокруг меня в странном шлеме, из которого торчали трубки и нечто похожее на антенны, лишь отмахнулся. От шлема исходило едва слышное жужжание, а в центре конструкции то и дело вспыхивал алым какой-то камень.

Еще две минуты, и гном стащил шлем, в сердцах брякнув его на стул, стоящий рядом.

– Ничего не понимаю. Изменений в ауре нет, никаких эманаций прибор не улавливает. Ты уверен, что тебе все это не привиделось?

– Нет, Грумли. В том, что мне не привиделось, я уверен совершенно точно.

– Странно. Очень-очень странно. Я-то делал «Зерцало» по древнему рецепту, до меня на Земле никто не создавал такого. Но, сколько я ни рылся, ни в рукописях, ни в магосфере никаких упоминаний о таком я не находил даже на нашей планете! Покажи еще раз!

Я пожал плечами, уселся на жесткой койке, и задрал рубашку до шеи. Гном подошел почти вплотную, и принялся рассматривать большой круглый шрам от ожога, оставленный мне амулетом. Даже пальцем потыкал в загрубевшую кожу, заставив меня зашипеть сквозь зубы.

– Не знаю… – протянул гном. – Ожог явно от медной оправы, которая чересчур сильно накалилась. Амулет не прожег кожу и мясо, не прошел внутрь тебя…

– Что за бред, Грумли? Естественно не прошел! Как такое вообще возможно? Я бы погиб, если бы этот твой булыжник проплавил мое тело!

– Ты многого не знаешь о магических артефактах, Ланс. Впрочем, как выяснилось – я тоже, – гном казался растерянным. —Никто и никогда не слышал о таком эффекте. Возможно, это потому, что… – гном задумался. – Гм, гм…

– Грумли, ты чего? Не тяни, рассказывай, давай!

<< 1 2 3 4 5 6 ... 12 >>