S-T-I-K-S. Трейсер
Юрий Александрович Уленгов

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 13 >>
– Наглухо.

– Тварь?

– Тварь тоже наглухо. Ящик ее из РПГ оприходовал, прямо в «балкон». Споровый мешок от удара в кашу превратился, на месте сдохла. Повезло на самом деле. «Золотой» выстрел. Не уверен, что такое можно повторить и остаться в живых. Сегодня Ящик – везунчик. Да и мы все.

– В мешке-то хоть что?

– В мешке – как обычно у таких. Споранов чуть ли не полведра, гороха немного… Ну и шарик. Черный.

– Да ладно? – Айвэн вскинул брови.

– Угу, – кивнул Флагман.

– Ну хоть что-то радует. – Охотник, отпихнув протянутую ему руку, ухватился за руль закрепленного к стене байка Кросса, встал на ноги и огляделся.

Все бойцы были на месте. Ну, кроме Кола. Салам бдел в кресле башенного стрелка, Кросс развалился на откидной лежанке практически под самым потолком, свесив одну руку вниз. Под ним за откидным же столиком, свинченном в каком-то плацкартном вагоне, сидели Катран и Погон. Альпинист устроился прямо на полу, привалившись спиной к стене и зажав винтовку между ногами. Невидящий взгляд устремлен в противоположную стену. Вообще уныние, заполнившее все небольшое пространство, казалось почти материальным. Густое, хоть ложкой хлебай. Айвэн покачал головой и лекцию о вреде раздолбайства на охоте решил отложить до возвращения на базу.

Придерживаясь за скобы в стенах, охотник прошел в кабину и плюхнулся в кресло штурмана.

За окном мелькали однообразные степные пейзажи, изредка сменявшиеся лесопосадками. Иногда можно было увидеть границу кластера – например, когда стройные ряды сосняка сменялись вдруг березами, а те внезапно переходили в густые и нерукотворные смешанные леса. Или когда поле, усаженное подсолнухами, внезапно переходило в никогда не паханную целину.

Пикап шел впереди, в сотне метров от второй машины. Обычно пулеметные пикапы в Улье использовались для разведки и катили далеко впереди, но то, что было целесообразным в случае с большой колонной, к их случаю не подходило. Машин всего две, и держаться лучше вместе. И огневая мощь выше, и случись чего – экипаж «шишиги» придет на помощь пикапу, и наоборот.

За пулеметом в кузове пикапа стоял Ящик. Айвэн некоторое время понаблюдал за ним и пришел к выводу, что можно бы его и на постоянку определить на это почетное место. Самому командиру отряда охотников было как-то не по чину каждый раз ежиться в открытом кузове, ежесекундно ожидая атаки зараженных. Тем более что сам Ящик вроде как и не протестовал. С другой стороны – а сам куда? Здесь, в кузове катать? Так можно же и с ума от скуки сойти. Флагман штурманское кресло не уступит, его все устраивает. В башню, на пулеметы? Тоже так себе решение. Ладно, нужно будет подумать над этим.

Дорога пошла на подъем, показалась развязка дорожной эстакады. Мелькнул разрушенный съезд справа, обгоревший танк, задравший пушку в небо… Сколько раз проезжают здесь, пора бы и привыкнуть, а у Айвэна все равно зуд любопытства начинается. Что здесь, что возле руин аэропорта, практически сровненного с землей. Там явно поработала ствольная и реактивная артиллерия. И что самое интересное, это не было стабом. Вернее, вот этот кусок дороги с мостом был, а вот аэропорт регулярно перезагружался, но раз за разом так и прилетал разрушенным, разве что с некоторыми вариациями. В какой-то раз взлетная полоса была в полном порядке, раскурочены были только постройки, в какой-то – «взлетка» представляла собой лунный ландшафт, а иногда грузились просто несколько гектаров бетонного крошева с обгоревшими скелетами боевой техники – танков и бэтээров. В какой-то из веток реальности здесь кипели сражения. И ни разу вместе с этим небольшим кластером сюда не переносились люди.

Машины проскочили по уцелевшей стороне моста, преодолели подъем и свернули на разбитую асфальтовую дорогу. Ту, по которой ехали до этого, назвать хорошо сохранившейся тоже трудно было, но тут покрытие было совсем уж паршивым. Скорость резко упала, и охотник, отогнав посторонние мысли, завертел головой по сторонам. Твари в этих местах встречаются редко, но мало ли. Расслабляться не стоит.

Через несколько километров показались и те самые руины аэропорта. Айвэн бросил беглый взгляд в ту сторону. В этот раз загрузилась вариация «лунный ландшафт». Аэропорт – это хорошо. Значит, еще десяток километров – и они на месте.

– Слышь, Айв, – донесся голос Кросса, – а что ты за колдунство сотворил с элитником? Че он в воздухе вдруг замер, он же вашу тачку разнести должен был. А тут замер, как на стену наткнулся. За тобой раньше такого не замечалось.

Айвэн хмыкнул. Хороший вопрос. И ответ на него он бы и сам не отказался получить.

– Секрет фирмы, Кросс. – Айвэн постарался, чтобы его голос звучал невозмутимым.

– Нормальный такой секрет. Ты же говорил вроде, что ты телекинетик средней паршивости. Хочешь сказать, что тварь удержал, потому и отрубился?

– Что-то вроде этого, – буркнул Айвэн, погружаясь в свои мысли. Надо бы обязательно заглянуть к знахарю, когда вернутся. Пусть он его просмотрит-прощупает. Хоть Лысый и сам до конца не понимает происходящего с охотником, может, хоть изменения отследит? Потому что самому Айвэну это не нравится. Совсем не нравится.

Отвернувшись в сторону и убедившись, что за спинкой кресла его не видно, он отвернул рукав, обнажив руку до локтя. Черные прожилки, тянущиеся от внутренней стороны локтя к кисти, никуда не делись и даже стали рельефнее. А еще – кажется, их стало больше.

* * *

Впервые Айвэн заметил, что с ним происходит что-то странное, после того, как ему пришлось всерьёз воспользоваться Даром в лагере муров, бывшем Пионерске. Тогда до убежища он добрался только на морально-волевых. Отлежавшись и отпоившись живуном, он пришёл к выводу, что использование Дара и приступы невыносимой головной боли связаны между собой. И его это не радовало. Как и то, что после каждого приступа головной боли ему требовалось все больше живчика. Вообще, ему многое не нравилось. Именно поэтому, едва добравшись до Мирного – небольшого стаба на полпути к Новограду, он направился прямиком к знахарю.

До этого знахарей Айвэн не видел и представлял их несколько иначе, ориентируясь на рассказы Агаты о Квазимодо, – крупными, уродливыми полумутантами, в которых внешне от человека практически ничего не осталось. Каково же было его удивление, когда дверь ему открыл мускулистый, бледный мужик лет сорока. Одет мужик был в чёрные джинсы и чёрную футболку. Темные распущенные волосы спускались до лопаток. Мужик оперся о дверной косяк, почесал босой пяткой вторую ногу и широко зевнул.

– Ну? – равнодушно глядя на Айвэна, поинтересовался мужик. – Тебе чего?

– Мне нужен Лысый, – ответил тот.

– По поводу?

– Консультация нужна.

– Пять горошин.

– А не до хрена? – опешил Айвэн.

Мужик молча потянул дверь, намереваясь её закрыть перед носом у Айвэна.

– Эй, эй! Стой! Я пошутил. Давай сделаем вид, что ничего не было!

– Давай. Тебе чего?

– Мне нужен Лысый.

– По поводу?

– Консультация нужна.

– Семь горошин.

Айвэн поперхнулся и едва сдержал готовое вырваться ругательство. Учитывая, что в следующий раз стоимость скорее всего вырастет до девяти горошин, лучше было помалкивать.

– Хорошо. Семь так семь.

– Заходи.

Мужик отлепился от стены и пошел внутрь дома. Айвэну не оставалось ничего, кроме как последовать за ним. Вслед за мужиком Айвэн прошёл в большую комнату. Патлатый показал ему на одно из кресел, стоявших у стены, и двинулся к холодильнику.

– Пиво будешь?

– Не откажусь. – Айвэн полдня тащился по палящему солнцу, и холодное пиво сейчас было, пожалуй, именно тем, что нужно.

– Так, а Лысый где? – сделав большой глоток из банки, спросил Айвэн.

– Я – Лысый, – усмехнулся мужик.

– А так и не скажешь… – протянул Айвэн.

– Угу, – кивнул тот, уже, видимо, привыкший к подобной реакции. – Ладно, давай гони оплату и рассказывай, что там у тебя за проблема.

Айвэн достал из внутреннего кармана кожаный мешочек на завязках, когда-то служивший чехлом для наушников, отсчитал семь горошин и выложил их на журнальный столик.

– Мне бы для начала просканироваться да с подарочком Улья разобраться.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 13 >>