Ха-ха, Хэйхэ
Валерий Михайлович Арефьев

1 2 3 >>
Ха-ха, Хэйхэ
Валерий Михайлович Арефьев

Действие повести происходит в начале девяностых и разворачивается первоначально в Благовещенске, затем в Хэйхэ – в то время крохотном китайском городишке на берегу Амура. Туда герои этой повести – Валерчик с Вовчиком, поднаторевшие в Поляшке в этом бизнесе, и отправляются. Однако судьба-злодейка преподносит им коварные, совсем нежданные сюрпризы. Их ожидают и бандиты и кидалово, на всю катушку и по полной! Девяностые! И ни убавить ни прибавить!

Содержит нецензурную брань.

Валерий Арефьев

Ха-ха, Хэйхэ

Глава первая. Закрытая дверь

Довольно долго мне казалось, да пожалуй что, и до сих пор ломаю голову: а если бы… я не попал тогда а Хэйхэ, так может было бы всё это к лучшему? Не знаю. Сам не ведаю. А почему, поймёте скоро. Вот об этом-то как раз и будет мой рассказ, сия история. И вот ещё, прошу читателя заранее мне извинить такой язык, местами уличный, местами псевдо-молодёжный (как мне кажется), а кое-где полублатной. Абсцентной лексики я постарался избежать, хотя бы в авторской, сюжетной речи. Дело в том, что эта лексика, своеобразная манера изложения здесь появилась не случайно. В девяностые язык подобной, полулагерной стилистики, «пацанской типа…», полагаю, вы всё поняли, распространён был широко – и в мире бизнеса, и в политических кругах, различных «органах» и, разумеется, в сообществах челночниках, о коих, собственно, пойдёт повествование. Надеюсь, с этим разобра?лись. Едем далее!

Первоначально эту «страшная история» наречена была не очень привлекательно, я озаглавил эту повесть нарицательным, смешным названием «Хуйхэ», и лишь впоследствии решил немного окультурить это прозвище, облагородить это спорное название. На самом деле же Хэйхэ (по-настоящему) – всего лишь маленький в те годы, жутко засранный, провинциальный городишко, расположенный буквально сразу же напротив Благовещенска, через Амур. Я как-то видел в телевизоре, что даже мост из Благовещенска построили – в огромный город на Китайской территории, – когда-то маленький Хэйхэ. Давным-давно уже его застроили крутыми небоскрёбами и огроменными хоромами: торговыми, автомобильными, игральными и прочими. На приграничных отношениях поднялся так. А начинался этот бизнес замечательный с давно забытых челноков. О них-то, собственно, и поведу я свой рассказ. Ну что, поехали?

Те, кто постарше, должен помнить: в девяностые, или в конце восьмидесятых, нашим гражданам, для них самих же совершенно неожиданно, в связи с забытой перестройкой, разрешили вдруг… свободный выезд за рубеж. И не в Болгарию – по турпутевке, на неделю, не в какие-то – Чехословакии родные с Югославией, – самостоятельно, кому куда захочется. И полстраны (преувеличил тут, пожалуй что), рвануло тут же за бугор, не долго думая. Сначала граждане осваивали Венгрию, а чуть попозже и Поляшку, если знаете. На местных рынках приторговывали втихую – ещё доступным (поначалу, разумеется), ещё дешёвым барахлом. Свобода вся эта, свобода выезда, была у нас, естественно, весьма условной в эти годы. Если помните, помимо виз на дикий Запад и в Финляндию необходимо было также разрешение на личный выезд из страны. Вот это главное! В ОВИРах граждане толпились коридорами, ругались нервным матюжком, курили по двое и ожидали приглашения к инспектору. На экзекуцию, разбор и, если сложится, – на получение заветной закорючечки и штампа в паспорте: мол, выезд разрешается!

Истосковавшийся по новым впечатлениям народ челночный жаждал денег, поскорее бы… и – по возможности – полегче бы. Челночники писали списки, за недели или месяцы – до ожидаемой, заветной даты выезда, шли переклички по утрам – часов с шести уже, но соотечественников всё это, казалось бы, особо шибко не смущало! Наши граждане и не такого повидали!

В нашем городе (а речь пойдет о Петербурге, уточнил бы я) два раза в день, с утра и вечером – с «Варшавского» – шли поезда в уже понятном направлении (хотя, бывало и с «Балтийского», мне помнится), битком набитые телегами и сумками, принадлежавшими серьёзным и прошаренным акулам бизнеса, челночникам по мелочи и бытовым контрабандистам. Эти ухари тащили в Польшу неподъёмными баулами электробритвы и бельё из Белоруссии; электродрели утюги и наши «мыльницы» – с ЛОМОвской оптикой, чего там только не было! Всего, конечно, не припомнишь! Водка… Мальборо… а также прочие, так нужные товарищам – по незабвенному, давно уже усопшему, в бозе почившему, совковому соцлагерю, ужасно нужные вещицы. Но особенным, реальным шиком и коммерческим везением тогда считался контрабас цветного телека, ну или «Дружбы» (бензопилы отчего-то уж… в Поляшке пользовались спросом, и особенным).

[1 - «Варшавский» и «Балтийский» – вокзалы в Петербурге. Варшавский ныне закрыт.]

[2 - «мыльница» – компактный фотоаппарат. ЛОМО – Ленинградское оптико-механическое объединение.]

А из Варшавы (и из Гданьска, и из Вроцлава, и с юга Польского – из Кракова и Люблина) шли поезда уже в обратном направлении, ничуть не менее набитые: и джинсами, и двукассетниками, куртками, колготками, и всевозможным барахлом, так нужным в Питере, и в Магадане, в Барнауле и Урюпинске – изголодавшимся по вроде бы обыденным, но столь приятным мелочам, советским гражданам. Царило в этих поездах, сказать по правде вам, необъяснимое, всеобщее и пьяное, святое братство, бесшабашное размашество, и абсолютное взаимопонимание. Жить люди только начинали. Уж поверьте мне, лихое время было, славное, весёлое!

Но, как известно, всё лихое и весёлое когда-то тоже завершается. И этот весь, поляцкий бизнес, потихоньку, помаленечку, сошел на нет в конце концов. Народ челночный же – переметнулся в Эмираты, выбрал Турцию… а вслед за ними и Китай. И баксы эти все, первоначально им нажи?тые в Поляндии, сначала слабенько, а дальше поуверенней, пошли туда же – на Восточном направлении. Довольно бодро потекли, признать по правде уж!

Вот так и мы, с моими старыми коллегами, друзьями в бизнесе челночном, призадумались: а чем теперь-то выживать нам? Что нам делать-то? Куда бродягам ломануться, чтобы влегкую, на хлебец с маслом заработать? А со временем – вопросец встал уже ребром! Баблишко, знаете, имеет свойство и заканчиваться, тает ведь, в буквальном смысле на глазах, пока не вертится! Хотя, в действительности, выбора огромного у нас и не было тогда. И тем не менее, идти дорожками, утоптанными ранее, нам отчего-то не хотелось. Смысла не было, как нам казалось. В Эмиратах, да и в Турции давным-давно уже всё схвачено. Понятно же! А вот Китай – другое дело. Тема новая! Пока другими челноками не пробитая! По крайней мере, не прошаренная до?чиста! Ну вот тогда мы и подумали, а может быть… махнуть в Китай нам? Для начала на разведку лишь. Разнюхать, что там и почём! В порядке опыта… Эксперимента, так сказать…

Первоначально нас – вписалось в тему эту двое, я и кореш мой, Володька – Вовка Мурашов. Мураш по-нашему. А можно Вовчиком назвать, мне так привычнее. Контрабандист уже бывалый! Тёртый юноша, скажу я сразу. Для начала мы объехали с десяток левых турконтор, ведь мы до этого в такого рода ситуациях не парились, решали сами все проблемы, без посредников. А тут совсем другое дело! Не Поляшка ведь! Самостоятельно в Китай, как сами знаете, казалось ехать стремновато. Дело новое! Понятно, сложное, пока что непривычное. Не лохануться бы нам тут, не оконфузиться! С народом знающим немного пошушукались, потёрли малость с ребятишками пограмотней, и наконец, в одной конторе туристической нас убедили, что действительно подъёмная, крутая тема на сегодня, это, знаете, вам не какой-нибудь Пекин, Шанхай и прочее. «Харбин, – сказали нам ребята. – Там покруче, мол, повеселее будет бизнес, чем в заряженном, давно раскрученном Пекине. Посерьёзнее! Не говоря уж о Шанхае! Там товару-то, – смеялись эти чуваки, – осталось разве что… на три бригады челноков. Мол, всё разобрано! Давным-давно уже! Вы что, не понимаете?»

Короче, парни убедили нас. «Замётано! Харбин! – решили мы, – и точка!»

Есть, однако же, на этот счёт одна пословица известная, – что только сказка… ну вы знаете, я думаю! И продолжать уже не стоит. Вы всё поняли… Не сомневаюсь. Лишь потом уже, со временем, до нас дошло, что изначально эта тема вся была исчерпана давно. Уже проехали! Закрыта дверь эта была. Для нас, как минимум. А для меня-то однозначно, уж по-всякому! Не знал я этого тогда, не понимал ещё. А если даже бы и знал, и в этом случае едва ли что-то изменилось бы, поверьте мне! Ну уж такой я человек. Да все мы, собственно, едва ли сможем похвалиться здравомыслием, благоразумием отнюдь не отличаемся.

А началось все это с мелочи, казалось бы: забраковали отчего-то эти жулики мой заграничный документ. Я вам о паспорте. По неизвестной мне причине. В чём там, собственно, была проблема, я теперь вам это с точностью не доложу, и сам не помню; тем не менее, они сказали, что китайские товарищи вполне способны завернуть, а то и выдворить, без объяснения причин, почти без повода. И предложили вариант: оформить МИДовский. По личным связям и каналам. «Так, – сказали мне, – пропустят точно, без вопросов. И надёжнее. И паспорт будет запасной. К тому же МИДовский. Вполне законный и к тому же дополнительный. И разрешение на выезд будет сразу же. Уже не требуется ставить! По ОВИРАм тут – пороги вечно обивать. И это главное! Давай, мол, дуй куда захочешь! Хоть в Америку, хоть на Луну, да хоть на Марс!» Ну я, естественно, недолго думал; почесал немного голову и отстегнул им пару сотен (или больше чуть), американскими купюрами, естественно, ведь не рублями, в самом деле! Он же МИДовский! Вы понимаете меня?!

И плюс мы с Вовчиком внесли авансик, небольшой – на бронь гостиницы, заказ билетов и так далее, вы поняли. А сами быстренько, пока всё это крутится, пока есть время, прокатились по товарищам, – давно знакомым торгашам и перекупщикам, пробили тему: что везти, а также ценники, хотя бы средние, оптовые и в розницу.

Однако всё пошло иначе. Был у нас тогда один товарищ на районе, Вова Дедушкин, Старик по-нашему. Продвинутый был дяденька, не то что мы. На дачах как-то с ним шабашили. Старик там, помню, был за главного. Естественно! Он вообще у нас, везде бывал за главного. По крайней мере, так считалось. Он и бизнесе, и в дачной теме разбирался, и в строительстве. И в крышах тоже был мастак. Ну и в коммерции, куда без этого, понятно…

Тем не менее, Старик, отличие от нас, челночных ухарей, в Поляшке сроду не челночил. Ни к чему ему. Он был почти миллионером. Как мне помнится, имелась в доме у него одна занятная, весьма полезная вещица – потрясающий, толстенной кожи саквояж. Сказать по правде вам, я до сих пор таких не видел. Разве только что, в каких-то экшенах и триллерах, по телеку. На двух замках, тёмно-вишнёвый, скромный вроде бы, однако стильный и солидный, как положено – американским мафиози и – прошаренным – акулам биржи и тузам большого бизнеса. Всем было сразу очевидно, что в таких-то вот как раз и возят драгоценности и доллары миллионеры из Чикаго и Антверпена.

На тот момент он был пустым, но тем не менее, обычно там хранились деньги, и немалые. Однако деньги в тот момент все были в бизнесе. Они работали на Вову, как положено, и приносили Вове прибыль. Разумеется, мы однозначно понимали, что подобные, крутые вещи могут быть лишь у продвинутых, весьма зажиточных людей.

И вот однажды мы со Стариком пересеклись. Случайно в общем-то. Район-то маленький, пути пересекаются. Из дома выйдешь, обязательно кого-нибудь – из корешков и повстречаешь. Тут не спрячешься. Короче, Старая Деревня. Как положено, в соседней лавке взяли джина с горьким тоником, махнув, как следует, естественно, расхвастались, и состоялся разговор.

– Вы объясните мне, – сказал Старик (пожалуй, с этого, я думаю, реально всё и началось), с чего вы взяли-то, что там реальная затарка? Странно всё это. Разводкой пахнет слегонца…

– А в чём разводка-то? Не вижу смысла, – я ответил, – люди взрослые. Всё рассказали, объяснили.

– Что за люди-то?

– Ну, в турконторе.

– В этой самой, где вы с Вовчиком бабла заслали на билеты и гостиницу? – он усмехнулся мне в ответ, слегка прищурился, – и вы, как лохи, повелись? Давай, выкладывай…

– Чего ты мутишь-то? С начала всё рассказывать? – тут я немного ошалел от этой наглости, – В конторе этой, туристической, сказал же ведь, что нас туда и отправляет! Объяснил же ведь!

– Куда? В Харбин?

– Ну да, конечно. А куда ещё? Не на Луну же, не на Марс!

– Вы как из садика! Ну, парни, правда, вы даёте! Не врубаетесь? Они же лечат вас втупую!

– Слушай, дяденька, а нафига им? У людей своя коммерция…

– Валер, да ладно ты, включай немного голову! Ты вроде грамотный чувак! – Старик нахмурился и затянулся глубоко. Курил он, помнится, в те годы только Беломор, причём, без продыха. Как только сам не задымился! – Ну ты сам-то хоть, не понимаешь ни шиша? Куда вы едете? К таким же жуликам. Врубаешься? Коммерция… У них всё схвачено. На этом бизнес делают!

– Да ладно, Вова! – влез Мураш. – Давай, не умничай! Какой там бизнес! Хватит мозги компостировать! Хорош нам голову лечить! Да им без разницы, куда туристов отправлять! Чего тут париться?

– Проснись, Володя! – тут Старик опять прищурился. – Харбин чей город? Ты включай немного голову… Там русских больше, чем китайцев. Понимаешь ты?

– Да объясни ты, Вова, толком, в чём тут разница? Харбин, Пекин, приплёл тут русских. В чём проблема-то? На что ты, Вова, намекаешь? И хорош уже, без перерыва тут дымить! – Мураш поморщился, – дышать же нечем!

Он уже реально нервничал. И без того все наши планы, неожиданно, едва не рушились на месте, просто сыпались, так Вовка был и некурящим, года три уже, табачный дым за полверсты не переваривал.

Короче, Дед нам намекал, что эти жулики имеют долю от продаж – таким придурочным, таким лоха?м, как мы с Володькой.

– Догоняете? – он усмехнулся, в чём тут бизнес? Не врубаетесь? А вы там уши, как лошарины развесили…

[3 - Старая Деревня – микрорайон в Санкт-Петербурге.]

В итоге он нас убедил. И слово за слово, Старик нам выдвинул другое предложение.

– О Благовещенске пока ещё не слышали? Вам ни о чём не говорит? Давай, по рюмочке…

– Послушай, Вова, а при чём тут Благовещенск-то? Какая связь, я не пойму? – я выпил рюмочку, добавил тоника вдогонку, – в чём тут фишка-то? Там вроде Раша, не Китай!

– Валер, послушай-ка, ты географию учил?

– Ну начинается! Иди ты, Вова! Хватит мозги выносить уже! Скажи, причём тут Благовещенск? Мы по бизнесу, в Китай за тряпками собрались? Или, может быть, в тайгу к медведям? Не подскажешь?

– Да ну ладно ты! Остыньте, парни! Про Хэйхэ слыхали что-нибудь? Давай-ка, Вовчик, наливай, чего задумался? Пора расслабиться слегка!

Мы снова выпили, и наш товарищ объяснил нам всё в подробностях.
1 2 3 >>