Владимир Николаевич Войнович
Фиктивный брак

Фиктивный брак
Владимир Николаевич Войнович

Библиотека драматургии Агентства ФТМ
Водевиль в одном действии, представляющий диалог между электриком Отсебякиным и эмансипированной женщиной Надей, с которой он только что заключил фиктивный брак по непонятной причине. Действие происходит в квартире Отсебякина, куда он впервые приводит Надю. Тут же, в сущности, и происходит их настоящее знакомство друг с другом.

Владимир Войнович

Фиктивный брак

Водевиль в одном действии

Однокомнатная квартира в Москве, в районе Беляево.

Входят Отсебякин и Надя.

Отсебякин. Ну, вот мы и дома. Раздевайтесь, вешайтесь, так сказать, и проходите… Замерзли?

Надя. Да нет, ничего. Всё о'кей.

Отсебякин. Ой! Подморозило здорово, как и положено на Рождество. Крещенские морозы, однако же, бывают трескучие. На улице-то ладно, но если б они хоть автобус отапливали, а они экономят. Они теперь на всем экономят.

Надя. Кто – они?

Отсебякин. Власти. (Поспешно поправляется.) Нет, я имею в виду, конечно, местные власти. Да вы не стесняйтесь, садитесь. Убрано не тщательно, квартира, сами понимаете, холостяцкая. (Пауза.) А я лично дрожу не от холода, а от страха.

Надя. От страха? А чего это вы так боитесь?

Отсебякин. Сейчас-то уже не боюсь, а в загсе боялся. Вы разве не заметили, я, когда расписывался, рука сильно дрожала? Я обычно не сокращенно расписываюся, а полностью: «От-себя-кин». А тут «т» написал, «с» написал, а дальше рука вовсе не подчиняется, и я тогда просто крючок вывел какой-то.

Надя. Надо же! А в чем дело?

Отсебякин. Ну как же. Фиктивный брак, сделка, можно сказать, тщательно незаконная.

Надя. Подумаешь, незаконная. А кто сейчас по закону живет? Все воруют.

Отсебякин(осторожно). Я бы все-таки не обобщал.

Надя. А я и не обобщаю. Я просто говорю: все воруют. Потому что не своруешь, не проживешь. Я в торговле работала, там все воровали, перешла в салон красоты, и говорить нечего.

Отсебякин. Однако с мороза желательно разогреться. Как насчет чайку? Или кофе?

Надя. С удовольствием.

Отсебякин. А может, чего покрепче? Впрочем, вы, вероятно, водку не пьете?

Надя. Почему же? Я женщина современная. Я и бормотуху употребляю.

Отсебякин. Бормотуху? И часто?

Надя. Нет, не часто. Иногда. С Витькой.

Отсебякин. Кто это Витька?

Надя. Витька? Хахаль.

Отсебякин. Вы как-то выражаетесь не очень, я бы сказал, тщательно. Что значит хахаль? Можно ведь как-то иначе. Ну, допустим, возлюбленный.

Надя. Витька? Возлюбленный? Ха-ха. Насмешили. Возлюбленные сейчас только в театре бывают или в кино. Да и то из прошлого века.

Отсебякин. Хорошо, согласен. Возлюбленный – понятие, может быть, устаревшее. Можно сказать, например, ухажер.

Надя. Ой, что вы! Ухажер – это все же тот, кто ухаживает, а Витька… ну, в общем, хахаль.

Отсебякин. Ну вот закуска готова, можно и выпить. (Наливает.) Берите вот хлеб, лук, сырок плавленый. Мяса, к сожалению, никакого. Вчера за одесской колбасой сорок минут стоял, давали по полкило в одни руки, а мне все же не досталось.

Надя. В магазинах уже вообще жрать нечего.

Отсебякин. Я бы все же не обобщал. Временные затруднения, конечно, имеются, но мы этого не скрываем.

Надя. Вы-то не скрываете. Уж и скрывать нечего, всё пусто.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)